Х

ХЕЙМАНС

Сообщение психологический словарь » Пт июн 12, 2009 2:33 pm

ХЕЙМАНС (Heymans) Герардус (1857—1930) — нидерландский философ, психолог. Окончил реальную гимназию в Леувардене, изучал политические науки в Лейдене и философию у В. Виндельбанда и ван Ланда во Фрейбурге (д-р научной политики, д-р философии). С 1890 г. — профессор философии и психологии в ун-те


Гронингена, член Общества экспериментальной психологии. Пытался усовершенствовать кантианскую идеалистическую метафизику на основе психологического монизма. Работал над проблемами восприятия, описал закон торможения, в соответствии с которым величина порога, например, слухового восприятия, изменяется, если действует другой раздражитель, например электрический ток (Untersuchungen über psychologische Hemmungen // Zeitsch. f. Psychol. 1899, 21; 1901, 26; 1904, 34; 1906, 41; 1909, 53). Занимался психологией личности, характерологией. Один из первых начал использовать биографический метод исследования личности, а также применять для этого статистику: в 1906—1909 гг. совместно с Э.Д.


Вирсма разработал опросник из 90 вопросов для изучения личностных особенностей, при помощи которого провел обширное исследование (было проанализировано более 2000 человек и 100 биографий), стараясь на основе корреляций выявить наиболее универсальные личностные свойства. Пришел к выделению таких первичных свойств, как эмоциональность, активность, раздражительность — реактивность. На эти исследования ориентировался Ле Сенн при создании своей характерологии.

Предложил классификацию психиатрических нарушений по доминированию первичных или вторичных свойств. Х. автор трудов: "Die Gesetze und Elemente des wissenschaflichen Denkens". Bd. 2, 1890; "


;Einführung in die Metaphysik auf Grunde der Erfahrung". Lpz., 1905; "De classificatie der karakters", Veeren, 1907; "Über einige psychische Korrelation" // Z. ang. Psychol. 1908, 1; "Die Psychologie der Frauen". 1910, (в рус.пер.: "Психология женщины", 1911).

И.М. Кондаков

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХЕЛЛИНГЕР

Сообщение психологический словарь » Чт июн 18, 2009 10:49 am

ХЕЛЛИНГЕР (Hellinger) Антуан Берт (р. 1925 г.) — немецкий психолог, психотерапевт, педагог, философ. Автор метода системно-семейной групповой терапии. После начальной школы (г. Кельн) поступает в интернат миссионерской конгрегации Марианнхилл в г. Лоор-на-Майне, чтобы стать священником и миссионером. Там он учится в городской гимназии.


После ее закрытия национал-социалистами учится в гимназии г. Касселя. В 17 лет (1942) был призван властями на службу в строительные батальоны вермахта. Переживает вторжение во Францию, в конце 1944 г. попадает в американский плен и работает в лагере для военнопленных в Бельгии. Через год ему удается побег из лагеря. В 1946 г. завершает обучение на отделении теологии ун-та


Вюрцбурга, принимает послушничество и полгода работает в должности капеллана до того времени, как появилась возможность выехать в Южную Африку в церковный приход Марианнхилл. В ун-те Южной Африки изучает английский и педагогику, чтобы преподавать в школах прихода (1947—1948). Через несколько лет назначается руководителем всеми школами прихода. В этой должности Х. обязан заниматься повышением квалификации подчиненных и на практике сталкивается с тем, что на занятиях представители различных рас и вероисповеданий, находившиеся в одной экуменической группе, демонстрировали взаимное неприятие, столкновения и конфликты. Для преодоления этих сложностей англиканская церковь направила в Марианнхилл преподавателей-психологов, специалистов по групповой динамике. На этих занятиях Х. впервые познакомился с методами групповой психотерапии и, освоив их, вел свои семинары. В 1969 г. его как руководителя пасторского семинара миссии в


Марианнхилл отозвали в Вюрцбург, где он проводил подобные психотерапевтические группы. Однако вскоре Х. замечает недостаточность своего образования в области психотерапии и начинает изучать психоанализ (проходя собственный анализ), а затем принимает решение выйти из ордена. Далее Х. продолжил образование в Венском "рабочем сообществе по глубинной психологии" у Р. Шиндлера и И. Шакеда, которое впоследствии выступило прообразом профессионального объединения психотерапевтов Австрии.

В 1972 г. Х. знакомится с только что вышедшей книгой Дж.


Янова "Первичный крик", которая произвела на него столь сильное впечатление, что он использовал идеи Янова при подготовке выпускной работы по психоанализу, за что и поплатился. Его не аттестовали, посчитав что его работа не соответствует канонам классического психоанализа. С 1971 г. Х. разрабатывает и проводит семинары групповой психотерапии, в которых использует многие идеи современной ему психологии и психотерапии.


Это и анализ жизненных сценариев (трансактный анализ), и метод недирективной гипнотерапии Милтона Эриксона, и участие в группах семейной психотерапии, и знакомство с методом расстановки семьи, благодаря Теа Шенфельдер (Thea Schönfelder), и практика НЛП, которую он закреплял благодаря Гундлю Кутчера (Gundl Kutschera) и др. Так постепенно кристаллизовался его собственный метод работы — семейная расстановка, как краткосрочная психотерапия, ставший основой семейно-системной терапии. Х. характеризует себя как практика, который, испробовав много различных методов, нашел в конечном итоге свой собственный. Важнейшим его открытием при этом является факт влияния на судьбу человека любви, скрытой за всеми нарушениями поведения и телесными симптомами. Ключевую задачу семейно-системной терапии Х. видит в нахождении того пункта, где сосредоточена любовь, — тогда мы оказываемся у "корней" и находим путь к решению проблемы человека. Терапевтическая работа Х. основана на актах признания, уважения, правды, принятия судьбы, смирения и мужества.

В последние годы терапия Х. все больше приобретает характер работы по нахождению согласия и примирения, что в конечном итоге проявляется как служение Миру. Х. осмысливает действующие основания своей работы и формулирует свое понимание в докладах "


;Вина и невиновность в отношениях" ("Schuld und Unschuld in Beziehungen"), "Пределы совести" ("Die Grenzen des Gewissens") и др. С 1994 г. он демонстрирует свою работу публично, его аудиторией бывают одновременно до тысячи человек.

После появления в печати книги Г. Вебера: "Zweierlei Glück. Die systemische Psychotherapie Bert Hellingers", 1992 (в рус. пер.: "Кризисы любви. Системная психотерапия Берта Хеллингера", 2000), Х. начинает сам представлять свой опыт и размышления о нем в книгах (опубликовано более 30 книг, которые переведены на многие языки), а также в видеофильмах и CD. В рус. пер. издана книга Х.: "Порядки любви. Разрешение семейно-системных конфликтов и противоречий", М., 2001. Он также автор книг: "Anerkennen was ist", 1996 ("Признать, что есть". Беседы о семейных системных сплетениях и их решениях.); "Haltet mich, dass ich am Leben bleibe.


Lösungen für Adoptierte", 1998 ("Держите меня, чтобы я мог остаться жить. Решения для приемных детей"); "In der Seele an die Liebe rühren. Familien-Stellen mit Eltern und Pflegeeltern von behinderten Kindern", 1998 ("Прикоснуться к любви в душе. Семейная расстановка с родителями и приемными родителями детей-инвалидов"); "Wie Liebe gelingt", 1999 (Как удается любовь. Терапия пар.); "Entlassen werden wir vollendet", 2001 ("Освободившись, мы становимся совершенными") — переводится на рус. яз.

А.В. Локтионова

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХЕНГСТЕНБЕРГ

Сообщение психологический словарь » Сб июн 20, 2009 6:02 pm

ХЕНГСТЕНБЕРГ (Hengstenberg) Ханс-Эдуард (р. в 1904) — немецкий философ, представитель теологической версии философской антропологии. Свою концепцию Х. определял как "синтетическую антропологию". В ней заметно влияние идей феноменологии, неотомизма и неоавгустинианства. Воспринял круг идей Шелера, но заявил о необходимости "дистанционно-критического отношения к нему там, где этого требуют интересы дела".


С 1948 — профессор Педагогической академии в Оберхаузене. Основные работы: "Между Богом и творением" (1948), "Автоматизм и трансцендентальная философия" (1950), "Тело и предельные вещи" (1955), "Философская антропология" (1957), "Бытие и первоначало" (1958), "Свобода и порядки бытия" (1961), "Эволюция и творение" (1963) и др. Исходным пунктом, главной идеей и целью современного способа философствования Х. провозглашает человека ("принцип персональности"). "Философская антропология, по Х., есть учение о человеке с точки зрения самого бытия человека. Этим она отличается от всех наук, которые хотя и имеют дело с человеком, но рассматривают его с частных точек зрения: физиологической, биологической, психологической, лингвистической и т.д.". Человек есть единство "реально-психического" (включая мышление) и "тела", т.е. жизненное начало ("жизнь"), соединенное с "духом".


Основная его характеристика — способность быть объективным (отсюда установка на построение "антропологии объективности"). Человек может быть беспристрастен на основании доразумного, интуитивного согласования ("предзнания") индивидуальной духовной активности с бытием и ценностными характеристиками предметов мира, но прежде всего — с другими личностями.

Согласно Х., "под объективностью мы имеем в виду ту позицию, которая предполагает обращение к предмету ради его собственной самости, свободное от соображений пользы. Такое обращение к объекту может быть реализовано в случаях созерцающего постижения, практического действия или эмоциональной оценки". Предметы и явления мира суть для личности "конкретное" ("реальное") эмоционально-интуитивно (нравственно и религиозно) переживаемое данное, суть "встречающееся сущее".


Они онтологически положены Богом по отношению к индивидуальному сознанию. В структуре любого сущего (личности) "части стоят по отношению друг к другу таким образом, что строят целое индивидуально определенной мощью и при этом с самого начала уже предполагают целое в его действующей мощи". В основе этой целостности лежит феноменологически обнаруживаемая "прафеноменальность", для которой нельзя указать основания в природе. Человек постоянен и охватывает постоянство.


Однако "сущность" "есть то, что она есть, лишь в ее связи с соответствующими реальностями". Она развивается и осуществляется в культуре, будучи уже в ней заложена. Игнорирование этого аспекта, по мысли Х., ведет к "вневременности" и "внеисторичности" экзистенциализма.

В свою очередь, необходимо учитывать и то, что "историчность в истории определяется не только изменением, но и постоянством". Как отмечал Х., "таким образом, если человеческой природе свойственно постоянство, то это может быть лишь "постоянство-в-изменении".


Человек имеет естественные основополагающие константы (как раз и "выражающие" себя в его склонности, в отличие от животных, к объективности), которые интерпретируются исходя из примата человеческого поведения. Он схватывает (переживает) это постоянство вне себя как целостность в ее самоочевидности, как феномены. Но сами его переживания есть также феномены. Более того, единство (соотнесенность) того и другого само есть также феноменальная целостность.


Следовательно, целостность как таковая может иметь только духовную природу — положенность Богом. Целостность всего сущего, по мнению Х., аналогична божественной Троице, сущее всегда есть соотнесенность трех частей в соответствии с "троичной" жизнью Бога. "Троякое" соотношение частей и задает неизменность существующих "порядков" как отношений: 1) одной из частей к двум другим, 2) любой из частей к общему для них событию бытия, 3) частей к тому, что они сами и конституировали, т.е. к целостности, которая есть дух, имманентно существующий в конституированном. Последнее осуществляется через деятельность человека как также "троякого" существа: 1) телесного, 2) социального, 3) открытого для "ничто" и для бесконечности. Соответственно, по Х., объективным человек выступает в полной мере лишь в своем третьем модусе (он утилитарен в тенденции в модусе тела и склонен к необъективности в модусе социума), когда он только и может понимать смыслы и обязан задавать вопросы о смыслах. Реальные личностно-контекстуальные смыслы порождаются на основе нравственно-религиозного переживания онтологических идеальных смыслов.


Принимая решение в пользу любого из трех возможных способов своего поведения, человек делает свой выбор, но тем самым он принуждается к свободе, а следовательно и к ответственности за сделанное. По версии Х., "человек должен прежде всего принять решение в пользу объективности и лишь после этого он приобретает личную объективную позицию". В этом отношении сделанное (конституированное) начинает предопределять (исторически) последующее (по принципу наследования, а не причинной обусловленности). Тем самым личность как бы продолжает (в метафизическом смысле) сотворение мира Богом из "ничто" (но в таковом качестве и не нуждается во внешних предпосылках для своего творения).


Сотворенное в этом смысле не есть нарушающее предзадаваемое целостное постоянство мира. Конституирование сущего происходит в двух "горизонтах": 1) целостности бытия как такового, 2) целостности определенного бытия (соответственно первый и второй "ранги" целостности действительности).


В первом "горизонте" целостность задается через полагание сущности (Wesen), наличное бытие (Dasein) и принцип экзистенции в их "гипостатическом" единстве. Сущие "разных способов бытия", согласно Х., участвуют в бытии друг друга "без смешения", как в бытии их целого, которое участвует во всех трех, а они, соответственно, совместно участвуют в целом. Это есть проявление онтологического принципа "соучастия" (как взаимного присвоения бытия при сохранении целостности "частей"), конкретизирующегося в онтологическом же принципе "выражения" ("одного через другое"). В этом "горизонте", с точки зрения Х., выстраивается "ступенчато-целевой порядок" бытия, в котором каждая промежуточная ступень есть средство для онтологического и надвременного "выражения" следующей, а каждая последующая ступень "выражает" себя в предыдущей. В "горизонте" же "целостности определенного бытия" речь идет о "существенности" (Wesenheit) как "человечности" отдельного человека.


Здесь реализуется свободно-личностное "выражение" бытия в единстве его синхронно-диахронных аспектов, во "временных формах". По мысли Х., "в конечном счете каждая поведенческая целостность есть временная форма". "Ступенчато-целевой порядок" является здесь как "порядок актуализации человека". Будучи противоположными, два "ранга" конституирования сущего участвуют друг в друге. В своей совокупности "ступенчато-целевой порядок" и "порядок актуализации человека" задают "проект бытия и смысла человека", т.е. индивидуально варьируемую сущностную и экзистенциональную норму человека. Благодаря этому любое сущее имеет не только бытие-существованием, но и бытие-смыслом, по поводу которого обязан вопрошать человек. В границах подхода Х., личность при этом конституируется как уникальная инвариантность эмоционально-интуитивных переживаний существования (в участии друг в друге) сущности и существенности.


Тем самым в ней сливается (не теряя самостоятельности) "хтоническое" (то, что "задается" данным, чем можно только "овладеть") и "духовное" ("выражающий себя дух"). Выбор же в пользу объективности актуализирует экзистенциальное "личностное начало", которое собственно и конституирует личность. Таким образом сущность (Wesen) и существенность (Wesenheit) опосредуются существованием (Dasein). Это соотношение, задаваемое онтологически, на феноменологическом уровне самообнаруживается, по Х., в событиях целостной соотнесенности бытия вообще (Sein), действительности и смысла.


"Человек постоянно онтологически действует в самом себе, исходит из самого себя и идет к самому себе, и тем не менее он не теряет своего постоянства и самости". Соотношение же личностей друг с другом осуществляется через "онтологическое участие", через "созвучие с эмоциональным состоянием другого" (то, что в другом языке может быть обозначено как эмпатия). Реализуется "онтологическое участие" через прафеноменальную способность людей к коммуникации, понимаемой как ко-экзистенциальное конституирование "Я" и "Ты" в "личной встрече". (Ко-экзистирование понимается при этом как такое отношение, когда одно не может существовать без другого, но одно не может быть выведено из другого, хотя каждое из них и способствует существованию другого, т.е. речь здесь идет о единстве с "неизгладимостью различий"). Ценностным критерием объективного отношения людей друг с другом выступает любовь (как направленная на возвышение ценности "Ты").


В ней объективность находит свое завершение, она имплицитно присутствует во всяком нравственном поступке. Полюс "необъективности" презентирует ненависть как "сублимированная форма произвола" (как направленность на понижение ценности "Ты"). Высшее проявление самой любви — религиозное поклонение. Таким образом, концепция аналогии сущего, акта и потенции томизма заменяется Х. августинианской концепцией участия, принципом "триединого" строения сущего. "Стягивающим" отношения Бога и человека оказывается принцип конституирования (как соучастия в творении и его "выражении"). С точки зрения Х., "...итак, выражаясь кратко, можно сказать следующее: человек есть личность, которая каждый раз неповторимо конституируется духом, областью витального и личностным началом и в силу своей личности может проявлять свободные инициации".

В.Л. Абушенко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХИК

Сообщение психологический словарь » Пн июн 22, 2009 8:19 am

ХИК (Hick) Вильям Эдуард (1912—1975) — английский врач, психотерапевт, психолог. Магистр гуманитарных наук (1954), д-р медицины (Дарем, 1949), чл. Британской академии психологических наук и Совета по медицинским исследованиям.


Работал в Кембриджском ун-те по проблемам экспериментальной психологии, оставаясь в рамках методологической схемы "стимул-реакция". В дальнейшем перешел к частной практике. В 1952 г. совместно с Р. Хайманом вывел закон времени реакции ("закон Хика"): время реакции выбора из альтернативных действий на равновероятные раздражители логарифмически связано с числом альтернатив. В этой разработке были использованы результаты исследования немецкого психолога И.


Меркеля, полученные еще в 1885 г. Автор трудов: "The discontinuos functioning of the human operator in pursuit task" // Quart. J. exp. Psychol. 1948, v. 1; "The thereshold for sudden changes in the velocity of a seen object" // Quart. J. exp. Psychol. 1950, v. 2; "On the of gain of information" // Quart. J. exp. Psychol. 1952, vol. 4.

И.М. Кондаков

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХИНТИККА

Сообщение психологический словарь » Пн июн 29, 2009 1:24 pm

ХИНТИККА (Hintikka) Яакко Юхани (р. в 1929) — финский логик и философ, ученик Вригта. Профессор университета Флориды (США), член Американской академии наук и искусств и Академии Финляндии (1970). Главные сочинения: "Знание и вера" (1962), "Модели модальностей.


Избранные очерки" (1969), "Логика, языковые игры и информация: кантовские темы в философии логики" (1973), "Время и необходимость. Исследования по Аристотелевской теории модальности" (1973), "Знание и познание. Исторические перспективы эпистемологии" (1974), "Семантика вопросов и вопросы семантики. Исследования по интерпретации логики, семантики и синтаксиса" (1976) и др. Для философских воззрений X. характерна критика неопозитивизма. X. описал и доказал существование "дистрибутивной нормальной формы".


С этим новым понятием связаны также и другие его достижения: разработка семантики возможных миров (модельных множеств) и деление понятия информации на поверхностную и глубинную. Обладая свойством частично упорядоченного множества, дистрибутивная нормальная форма, по X., имеет "глубину". "Глубина" — это максимальная длина последовательностей вложенных кванторов, другими словами — число всех различных связанных переменных, когда это число сведено к минимуму путем их переименования. Конституента дистрибутивной нормальной формы определенной глубины дает полное описание одного из возможных миров.


В данном случае перед нами открывается совокупность формул, расположенных на одной ветви дерева поиска доказательства или опровержения. Именно таким образом конституенты этого вида нормальной формы перечисляют все состояния возможных миров. Нетривиальной дедукцией X. называет увеличение первоначальной глубины, показывающее, что некоторые конституенты, не являющиеся тривиально противоречивыми, на самом деле противоречивы. Через нетривиальную дедукцию идет рост поверхностной информации. Если поверхностная информация сообщает нам нечто о реальности, то глубинная информация представляет собой ограничение неопределенности этого сообщения.

Понятие нетривиальной дедукции эксплицирует, как отмечает X., кантовскую идею "синтетического суждения a priori", т.е., с одной стороны, нетривиальная дедукция априорна, с другой стороны, — она не есть тавтология. X. внес заметный вклад в теорию пропозициональных установок, показав зависимость понятия "пропозициональная установка" от семантики возможных миров. В своем творчестве X. также затронул более частные проблемы эпистемологии и построил теоретико-игровую интерпретацию языка. В теоретико-игровой семантике значение слова устанавливается, исходя из свойственного ему набора глаголов, или действий. Например, логические кванторы интерпретируются через игровую ситуацию "поиска и обнаружения", т.е. значения кванторов отыскиваются в контексте языковой игры "искать и обнаруживать".


Теоретико-игровая семантика апплицируется и на язык формальной логики. С каждым элементарным предложением X. сопоставляется игра с двумя игроками, условное имя первого игрока — "я", а второго — "реальность". Первый игрок стремится доказать истинность рассматриваемого положения, а второй — его ложность. (См. также Языковые игры.)

А.Н. Шуман

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХИРОМАНТИЯ

Сообщение психологический словарь » Пн июн 29, 2009 11:18 pm

Хиромантия [греч. cheir — рука и manteia — гадание, пророчество] — одна из древнейших систем гадания об индивидуальных особенностях человека, чертах его характера, пережитых им событиях и его грядущей судьбе по кожному рельефу ладоней — папиллярным и особенно флексорным линиям. Х. возникла в глубокой древности и была известна у индусов, халдеев, евреев, греков, римлян. В своих истоках Х. тесно связана с астрологией, поскольку главными признаками руки, которые принимаются во внимание при гадании, являются "семь холмов" на ладони, называемые именами Солнца и шести планет: Венеры, Юпитера, Сатурна, Меркурия, Марса и Луны. Наиболее ранние, собственно научные, сообщения по изучению кожных покровов рук относятся к XII столетию. В 1686 г.


Мальпиги дал краткое описание узоров ладоней и пальцев человека. В XIX в. наиболее известными исследованиями в этой области были работы чешского ученого Я. Пуркине и американца Уайлдера. Научной психологией Х. неизменно отвергалась, однако изучение эмбрионального развития пальцевых узоров в связи с наследственностью дало толчок к возникновению новой отрасли знания — дерматоглифики (от греч. derma — кожа и glyphe — гравировать).

Этот термин предложен американскими учеными Камминсом и Мидлом. В последнее время некоторые исследователи уже в русле дерматоглифики пытаются из традиционной практики гадания по руке вычленить знание о телесном запечатлении индивидуальных особенностей человека; исследуется гипотеза о том, что формирование кожного рисунка ладоней, как и развитие мозга, происходит на 3—4 месяце внутриутробного развития и обусловлены одним и тем же влиянием генного набора родителей или хромосомными аберрациями у плода.

В.Ф. Енгалычев

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХИРШФЕЛЬД

Сообщение психологический словарь » Сб июл 04, 2009 11:05 pm

ХИРШФЕЛЬД (Hirschfeld) Магнус (1868—1935) — немецкий психиатр и психоаналитик. Один из создателей сексологии. Сооснователь и издатель "Ежегодника психоаналитических и психопатологических исследований" и "Международного журнала врачебного психоанализа".


Изучал филологию и философию в ун-тах Бреслау, Страсбурга, Мюнхена и Берлина. Увлекся медициной и получил соответствующее образование в Берлине. Некоторое время путешествовал по США и Африке. Затем был практикующим врачом в Берлине. В 1896 г. опубликовал (под псевдонимом Th.


Ramien) эссе "Сафо и Сократ", в котором проповедовал и отстаивал идею о гомосексуальности как части человеческой сексуальности, которая должна быть предметом соответствующей науки, а не криминалистики и уголовного кодекса. В 1897 г. основал Научный гуманитарный комитет — первую организацию, ориентированную на защиту прав геев. В 1903 г. положил начало массовым сексологическим опросам, в которых использовались анонимные вопросники. Учредил и в 1903—1922 гг. издавал "Ежегодное обозрение для людей неопределенной сексуальной ориентации" — первое печатное издание, предназначенное для геев и лесбиянок. В 1908 г. основал первый научный журнал по общей сексологии. В 1908—1911 гг. был сооснователем и членом Берлинской психоаналитической ассоциации. В 1919 г. организовал и возглавил


Институт сексуальных наук (Берлин), который занимался решением исследовательских, лечебно-консультационных и просветительских задач. Руководил этим институтом до 1933 г. (когда он был разгромлен нацистами, уничтожившими научный архив и библиотеку института). В 1919 г. содействовал выпуску на экраны кинофильма о геях "Не такой как другие" (режиссер Ричард Освальд). В 1921 г. организовал в Берлине первый Международный конгресс сексуальных реформ. В 1921 и 1923 гг. подвергался нападениям хулиганов и боевиков. В 1928 г. был сооснователем (совместно с Х. Эллисом, О. Форелем и др.) Всемирной лиги сексуальных реформ (Копенгаген). Был одним из первых президентов этой организации.

В 1933 г., после прихода Гитлера к власти, был подвергнут домашнему аресту.


После освобождения бежал во Францию, где пытался возобновить деятельность Института сексуальных наук. Внес вклад в изучение гомосексуализма и гермафродитизма. Ввел в научный оборот понятие "трансвестит". Исследовал и подробно описал трансвестизм. Автор книг: "Трансвеститы", "Гомосексуализм у мужчин и женщин", "Сексуальная патология" (в 3 т.), "Сексуальное знание" (в 5 т.) и ряда др. работ по сексологии и психиатрии.

В.И. Овчаренко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХЛЕБНИКОВ

Сообщение психологический словарь » Ср июл 08, 2009 1:12 am


ХЛЕБНИКОВ Велимир (Виктор Владимирович) (1885—1922) — русский поэт-кубофутурист, мыслитель, чьи воззрения имеют выраженную философскую размерность, новатор, в чьем творчестве — при содержательной и хронологической отнесенности к модернизму — может быть прослежен своего рода социокультурный проторезонанс идей постмодернизма в философии и искусстве начала 20 в.


Органично сочетал в своем творчестве художественное видение предмета описания и концептуально-теоретическую четкость анализа социокультурных феноменов. Познакомившись с философской традицией через учения Платона, Спинозы, Канта, Ницше и др., аккумулировав идеи и принципы символизма, пересмотрев их через призму установок "будетлянства" (см. Будетлянство), восприняв и осознав весь комплекс принципов модернизма в литературе и искусстве (в полемике с итальянским футуризмом, русским акмеизмом и символизмом), X. инициировал особое отношение и к поэтической программе кубофутуризма, и к модернистской онтологии, гносеологии и методологии гуманитарного познания, в рамках которых обнаружил значительный ряд предвосхищений концептуальных инноваций постмодерна.


Основной чертой его философской позиции выступает ориентация на выработку и получение объективно-истинного знания в тех формах, которые бы обладали характеристиками системности, направленности на изучение сущностных свойств объектов, опережения практики, и способствовали бы коррекции существующей общенаучной и специфически философской терминологии сообразно специфике этнонациональной ("славянской", "евразийской" и "материковой") ментальности. Концепция универсума, лежащая в основании социальной философии X., цементирует собой разветвленную философскую систему, органично включающую в себя структурные блоки философии языка, философии истории, философии мифа и футурологии. Реконструкция философской модели универсума X. демонстрирует, что его онтология базируется на представлении о мире как "Единой книге": универсум в своем основании есть бесконечная вариабельность дискретных "текстов" ("узлов дробимости", "чертежей"), собираемых культурой воедино наподобие страниц, но не имеющих постоянного места в ее структурной иерархии.

Это не что иное, по X., как повествования (аналогичные постмодернистским наррациям — см.


Нарратив) в контексте той или иной традиции объяснения феноменов действительности, и, с другой стороны, — "мифы" как способ фиксации установлений языка, культуры в целом и индивидуального сознания (Автора — Читателя). Философская модель X. предвосхитила ряд постмодернистских концепций, фундированных той презумпцией, что "нет ничего, что было бы вне текста" (Деррида), в рамках которой реакцией X. на классическую парадигму интерпретации универсума как объективной реальности, существующей вне зависимости от сознания индивида, либо как исключительно субъективной реальности, явился нео-мифологизм трактовки культуры. Понимание универсума, мира как целого, по X., задается всей системой культуры.


Единичный, сингулярный, дискретный "текст" универсума и в то же время структурный элемент культуры, миф оказывается наиболее продуктивной и адекватной в отношении текстуальной действительности формой мышления, поскольку, прежде всего, им гарантируется установление дискурса между Автором и Читателем и предпонимание "текста" на уровне включенности обоих в пространство самого "текста". А также именно мифом, через узнаваемость задается контекст, поле преломления смыслов "текста". И в-третьих, с точки зрения X., миф с необходимостью выступает точкой отсчета и точкой опоры произвола Автора, дает возможность продуцирования нового знания, выражающего плюральность смыслов мифа.


Неомифологизм был определен в его модели интерпретации культуры тремя базисными интенциями: 1) трактовать центральный миф европейской культуры, миф "Бога" и "богочеловечества" как фундирующего саму ментальность социума. Бог воспринимается в культуре как "демиург", активное творческое начало или "ономатет", Автор первой "текстуальности" и как управляющее, законодательное начало мира.

Все эти функции, по X., должны будут выполнять "будетляне", люди будущего, освоившие законы мира и относящиеся с особой бережностью к Природе (выражающей, по X., одновременно идею недеяния в силу неполного и неадекватного познания ее законов и сентенцию невмешательства в естественный ход вещей — по аналогии с древнекитайским принципом "у-вэй"); 2) обозначать миф как наррацию, доминирующее или же сингулярное описание исторического времени, социокультурных реалий и идей; 3) подобно Р.Барту, оценивать миф как "один из способов означивания; миф — это форма", которая позволяет: а) транслировать имеющееся знание, б) продуцировать новое, отчуждая его в процессе творчества. Используя понятия "ка" (заимствованное из древнегипетской мифологии, где оно используется для обозначения модусов бытия человека как индивидуализированного бытия плюрально множественных душ) и "зачеловек". имеющие непосредственное отношение к укоренившейся в западноевропейской культуре идее "сверхчеловека" (см. Сверхчеловек), X. осуществил анализ языковых практик, составляющих, по его мнению, основу диалога культур. — Это, по X., — перманентный процесс трансляции мифов, образов и понятий в интерсубъективном пространстве культурных "текстов". Причем трансляция мифа первична по отношению к остальным элементам возможного дискурса.


Миф содержит в себе семантическую нагруженность языка общения. Коммуникация, полагал X., становится бессмысленной без апелляции к семантическому пространству языка и ведущим мыслительным образам респондента. Снятие языкового барьера, формирование единых гештальтов, обеспечивающих идентичное понимание, в идеальной ситуации гарантирует, по X., "диалог с к& собеседника". Как таковой неомифологизм трактовки культуры X. выразился в последовательном продолжении традиции классической парадигмы: в дефиниции мифа как носителя аутентичного знания о природе и действительности и средства постижения человеком мировой гармонии.


>Кроме того, — в обозначении собственно модернистского проекта философии, выразившегося в манифестировании глубинной идентичности мифотворчества, "словотворчества" и философии как универсальных форм адаптации продуцируемого нарративного знания в культуре. Неоязыческие идеи X. нашли выражение, более того, и в предвосхищении парадигмальных установок постмодернизма и модели универсума как текстуальной реальности и идее "смерти Автора" (во многом апробированной X. в собственной "практике письма").


Несмотря на кажущуюся очевидность, модернистские установки кубофутуризма проявились в формировании и коррекции его мировоззрения лишь в той мере, в какой он сам обнаруживал, трактовал и стремился утвердить новый тип сотворчества Автора и Читателя. X. признавал необходимость смены метода, стиля и совершенствования художественных средств трансляции знания от автора к читателю и принимал общефутуристическую идею коррекции языка и негации устоявшихся норм языкознания, предполагающую отказ от привычной грамматики и правил синтаксиса. Более того, X. интерпретировал текст как сумму трактовок Читателем знаков и конструктов, составляющих текст, и делал вывод о необходимости введения в литературу "самовитого" (самоценного) слова, позволяющего обоим участникам текстуального диалога выражаться и понимать другого полнее, включаясь в дискурс интертекстуального повествования. Фундирует весь спектр социально-философских воззрений X. проблематика философии языка.

Очевиден параллелизм философской концепции универсума X., во-первых, с классической традицией интерпретации универсума как "Единого" в своем основании (Платон, Спиноза, Гегель, Маркс и др.); во-вторых, с интенциями постмодернизма (Делез, Деррида, Кристева, Лакан, Лиотар и др.) трактовать мир как текстуальную реальность, а пространство — как "Единую книгу" (X.) социокультурных "текстов".


Модернистская методология познания в его модели универсума призвана выявлять и редуцировать социокультурные "тексты" на уровень знаковой реальности и эксплицировать задаваемые ими смыслы. X. интуитивно уловил и воспринял идеи, значительно опередившие свое время, и впоследствии ставшие ключевыми в постмодернистской проблематике: трактовку мира как "текста", культуры как набора "цитат"; а деятельность единственного субъекта мира, Читателя-соавтора, как — "свободной игры активной интерпретации". Постмодернистский стиль мышления рельефно проступает в его редукции концептуального разнообразия языковых практик к игровым инвариантам "словотворчества" и нео-мифологизма.

Решение проблемы демаркации между словом и его знаково-числовой семантикой, между "цитатой" и "чертежом" декларируется X. возможным лишь в рамках особого подхода — "зауми" (см. "Заумный язык") или особой практики "словотворчества" и смыслополагания.


Его концепты "заумного языка" и "словотворчества" тесно коррелируют с философской моделью "шизофренического языка" в "шизоанализе" Делеза и Гваттари и с общепостмодернистским пониманием деятельности интерпретатора или Читателя как агента языковых игр. В философии языка X. обнаруживается реализация следующих основополагающих принципов: 1) Язык представляет собой совокупность "текстуальных" чертежей пространственного мира и человеческого подсознания, — что выступает предвосхищением концепции Лакана о вербальной природе бессознательного. "Молнийная" природа мира открывается мышлению через язык и телеологические функции элементов его "азбуки ума". Знаки языка служат отправной точкой языкознания как гносеологической теории. 2) Слово всегда самоценно, "самовито". Оно отражает "текстуальную" вариабельность универсума и освобождает мышление индивида, будучи выражением потоков его "словотворчества". 3) "Словотворчество" — это одновременно и способ существования человека в мире "текстов", и процедура интерпретации как самих "текстов", так и структурных элементов языка, выявление их процессуального характера и природы. 4) Знание основ словотворчества позволяет создать "чистый", "заумный" язык, в котором отражается пространственная структура мира и интегрирована совокупность аструктурных "рече-мыслительных" актов субъектов коммуникации.

В поэтической и философской программах X. проявляется парадигмальная установка на плюральность смысла, что впоследствии было выдвинуто в качестве исходного требования философского размышления Кристевой, непосредственно упоминающей имя X. как одного из тех авторов, на базе анализа творчества которых была сформирована концепция "полифонического романа" М.М.Бахтина, оказавшая существенное влияние на конституирование постмодернистской концепции интертекстуальности (см.


Интертекстуальность, Кристева). Полисемантичность слов естественного ("бытового") языка детерминирована, по X., общей характеристикой генезиса форм отражения в природе и конкретно этапа возникновения сознания. Специфичность мысли, по X., заключена в ее способности воспринимать малейшие флуктуации энергии универсума и отвечать на них внутренним импульсом творческой и преобразующей активности субъекта познания. Рассматривая "заумный язык" как средство выхода за пределы рациональности, X. декларирует необходимость к "снятию" языковых ограничений, обусловленных историческими, индивидуально-поэтическими либо грамматическими нормами, а также — относительно вопроса о происхождении языка и выполняемых им функций в культуре. Концепция "заумного" языка X. обнаруживает ряд параллелей с классической и постмодернистской традицией философии языка. X. затрагивал и вопросы, актуальные как для античной, так и для философии Нового времени: о происхождении языка "по природе" или "по договору" и вопрос о природе "универсального языка", выходящий на проблему существования философских универсалий. Выход за рамки, деформирующие рациональность, к непосредственному постижению универсума выступает для X. когнитивной целью и реализуется в его концепции в "заумном" языке, освобождающем "словотворчество" индивида. В "заумном" языке снимается проблема противостояния субъекта и объекта познания: объективная реальность отражается в сознании человека и фиксируется в форме "следов" или кодов.

Смыслопорождающие элементы языка, звуки, согласно X., телеологичны и детерминируют сообразно занимаемому месту в слове его "направленность" и значение. По X., "заумный" язык выступает средством моделирования новых миров, выражая мысли и чувства, которых еще не было в непосредственном опыте, и позволяет декодировать смысл общеупотребимых слов, поскольку представляет собой не что иное, как "игру в куклы". X. обозначал языковую игру как ситуацию реконструкции свободного ("дву-умного") языка, обладающего плюральностыо смысловых единиц, во многом сопоставимую с постмодернистской концепцией "симулякров" Батая и Бодрийяра и трактовкой языковых игр Витгенштейном, Хинтиккой и Апелем. Так, подобно Витгенштейну, X. описывает языковые игры и как фундаментальный способ бытия "текста", и как стиль интерпретаторского отношения к действительности. Параллелизм мышления X. в отношении теоретико-игровой концепции


Хинтикки рельефен для следующих двух понятий, используемых последним: "Я", выражающего в его модели принцип верификации, и понятия "реальности", или принципа фальсификации. X. независимо от указанных авторов разработал самобытную модель конструирования возможных миров, отождествляемую им с семантически поливариантной структурой самого языка, содержащего в себе как семиотически целостную систему, так и вариабельность стилей своей интерпретации.

Философские концепции Апеля и X. сближает параллелизм в истолковании природы "коммуникативного сообщества" (Апель) и "диалога с "ка" (X.). Необходимость "контрафетического" допущения идеального сообщества интерпретации или "аргументирующих" (по X., "Общество Председателей Земного шара", либо "ка" других людей) выступает условием и главным требованием непротиворечивости умозрительного знания. И Апелем, и X. язык рассматривается как медиум, в котором происходит опосредование интерсубъективности. В рамках философии истории мысль X. центрируется вокруг моделей исторического времени и через призму понятий "мыслезем", "прошлое", "настоящее" и "будущее", а также "лучей времени" или "законов времени". В философской концепции X. нашла свое отражение дилемма историцизма и социологизма, что выразилось в разработке и апробации X. на конкретно-историческом материале номотетического метода анализа общества и социокультурной динамики, позволяющего, однако, зафиксировать и индивидуальные особенности неповторимого единичного события. В рамках самой модели можно выделить следующие положения, фундирующие мировоззрение X.: 1) "Время — мера мира": обнаруживаемые в опыте "законы" исторического времени служат в этой модели задаче описания точек бифуркационных состояний развития общества и социокультурных процессов. 2) В основе математизации знания о природе лежит архаическое представление о "чет-и-нечете".


Числами "2" и "3" можно записать любое другое и выразить в идеализированной модели (формуле) сущность любого событийного ряда. Через анализ проблемы прошлого и идею цикличности X. выходит к интегративным моделям описания действительности, побуждающим истолковывать прошлое как форму инобытия будущего. Прошлое еще окончательно не свершилось и с каждым мгновением наполняется новым смыслом, привносимым в него из будущего. Кроме того, в концепции X., прошлое представляет собой поле развертывания исторического времени и реализацию его "законов". Во временной модели настоящего, по X., осуществлено выявление следующих глубинных характеристик пространства: 1) Пространство реализуется в настоящем, упорядочивая "опоздавшие вещи" и образуя предметность материального мира. 2) Пространство выстраивается из "мнимых" чисел, провоцируя сознание на продуцирование "мнимого" же знания о нем. 3) Пространство настоящего наполнено "звуками": историей, людьми и языком. Необходимо, по X., научиться "слушать" и "видеть" мир в его подлинных красках и оттенках. Пространство раскрывается сознанию как набор текстуальных "чертежей". 4) "


;Отвесное мышление" из настоящего опускает векторы своей интенциональности на прошлое, порождая в нем "власть", "государственность" и "традицию", и на будущее, где оно обнаруживает себя как "волю", "свободу" и инновацию. В концепции будущего, по X., представлены самые важные моменты его философской трактовки универсума — констатация того, что будущее является креативной компонентой культуры и фундирует объективную реальность, проявляясь в ней в форме "законов" исторического времени и гештальтов творческого мышления, и обладает подлинным бытием, так как содержит все сущностные характеристики вещей, событий, явлений и процессов. Также эта концепция опирается на теорию "сверхчеловечества" как агента и единственного субъекта будущего. Используя "заумный" язык и знание "законов" исторического времени, самый совершенный тип человечества, "зачеловечество", полагал X., будет не только наиболее точно интерпретировать "текстуальную" реальность универсума, но и создавать свои "метаприродные" "тексты". Обозначая "пластичность" социокультурных смыслов, передаваемых посредством языка (содержащего представление о будущем), X. провел исследование некоторых форм организации текстуальности будущего ("тенекнига", порождающая "зачеловека"), которые выступают типологическим аналогом номадологической "ризомы" и выдвинул идею глобального сознания ("Радио будущего"), во многом аналогичную идеям Мак-Люэна. Через концепцию "ладомира" и идею "мыслезема" (семантически изоморфную ноосферной) X. приходит к анализу концепции интеллектуальных элит. Интеллектуальные элиты (наподобие "Общества Председателей Земного Шара"), по его мысли, аккумулируют инновационное и еще не pea. изованное в культурной традиции знание, позволяя научному сообществу в определенный исторический момент совершать качественный скачок от неведения к знанию, реализуя накопленный потенциал.X. прямо указывал на то, что в недалеком будущем, в связи с ускорением общего ритма и темпа жизни, в связи с повышением насыщенности наука как таковая станет привилегией только интеллектуальных элит, получающих в свое ведение самые надежные источники, каналы трансляции и средства хранения информации. Предложенная им концепция "мыслезема" и интеллектуальных элит органично вписывается в контекст современной ноосферной традиции и социокультурных исследований, — обнаруживая параллелизм с ноосферными концепциями 20 в. (см. Ноосфера, Тейяр де Шарден) и одновременно самобытность мышления X., — наряду с моделью "ладомира" выступает типологическим аналогом первых и очерчивает круг основных вопросов современной ноологии.


В концептуальной модели "будетлянина" "мыслезем" есть форма взаимодействия человечества и природы, в котором ведущая роль принадлежит разуму, воздействующему на внешний мир через активную преобразовательную деятельность, через труд. Именно человеческий труд, согласно X., обладает "природой чуда", выступая элементом универсального и перманентного Творчества (дилемма "Автор — Бог" X. уже снята). Окончательному созданию "мыслезема" в планетарном масштабе должны способствовать следующие два момента: 1) "Ладомир тел", или увеличение общего числа людей на планете. 2) "Ладомир духа", или увеличение "веса отдельного мозга" во всяком человеке. Иными словами, провозглашается эволюционное физиологическое совершенствование человечества как рода и каждого человека в отдельности. Другой ракурс рассмотрения X. данного вопроса выводит на проблему выбора путей самосовершенствования индивидуума и активного овладения им стремительно накапливающимися в культуре новыми знаниями, но, прежде всего, знанием всеобщих законов природы. "Ладомир духа" должен предшествовать "ладомиру тел", чтобы предельно уменьшать пропорцию соотношения интеллектуального потенциала и косной массы, иначе, в терминах X., массы "князь-ткани" и "смерд-ткани". В целом творчество X. не являлось профессионально философским, но может быть оценено как уникальный феномен русской культуры, во многом предвосхитивший ключевые идеи философии конца 20 в. в самом его начале.

Ф.В. Пекарский

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХОЛЕРИК

Сообщение психологический словарь » Вс июл 12, 2009 5:45 am

Холерик [греч. chole — желчь] — субъект, обладающий одним из четырех основных типов темперамента, характеризующийся высоким уровнем психической активности, энергичностью действий, резкостью, стремительностью, силой движений, их быстрым темпом, порывистостью. Х. склонен к резким сменам настроения, вспыльчив, нетерпелив, подвержен эмоциональным срывам, иногда бывает агрессивным. И.П. Павлов относил Х. к сильному неуравновешенному типу. При отсутствии надлежащего воспитания недостаточная эмоциональная уравновешенность может привести к неспособности контролировать свои эмоции в трудных жизненных обстоятельствах.

А.Е. Ольшанникова

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХОЛЛ

Сообщение психологический словарь » Чт июл 16, 2009 9:18 am

ХОЛЛ (Hall) Грэнвилл Стэнли (1844—1924) — американский психолог, один из основателей педологии. После окончания духовной семинарии получил образование в Германии, в том числе у Г. Фехнера и В.


Вундта (д-р философии, 1878—80). С 1881 г. преподавал психологию в ун-те Дж. Хопкинса. Здесь в 1883 г. основал первую психологическую лабораторию. В 1889 г. создал первую педологическую лабораторию. С 1888 по 1920 г. — профессор психологии, а с 1889 по 1920 г. — ректор унта Кларка. В 1887 г. организовал первый в США психологический журнал "American Journal of Psychology", в 1891 г. — журнал по возрастной психологии, в 1915 г. — по прикладной. Один из организаторов и первый президент (1892) Американской психологической ассоциации. Был популяризатором распространения психоанализа в Америке.


Чтобы отметить двадцатилетие основания ун-та Кларка (1909), он пригласил З. Фрейда и К.Г. Юнга читать там лекции. Был горячим сторонником эволюционного учения и основателем педологии — комплексной науки о ребенке, в основе которой лежит идея педоцентризма, то есть идея о том, что ребенок является центром исследовательских интересов многих профессионалов — психологов, педагогов, биологов, педиатров, антропологов, социологов и др. специалистов. Из всех этих областей в педологию входит та часть, которая имеет отношение к детям.


Идея о необходимости изучения детского развития утвердилась с проникновением эволюционных идей в психологию. Применение этих идей к исследованию психики означало признание ее генезиса, развития, а также ее связи с процессом адаптации организма к среде. Важность изучения детской психологии Х. связывал и с разработанной им теорией рекапитуляции. Основой этой теории является биогенетический закон Геккеля, примененный Х. для объяснения детского развития. Согласно теории рекапитуляции онтогенез является кратким повторением филогенеза, то есть ребенок в своем психическом развитии повторяет все этапы психического развития человеческого рода. При этом Х. считал, что последовательность и содержание этих этапов заданы генетически и потому ни уклониться, ни проскочить какую-то стадию своего развития ребенок не может.

Исходя из необходимости для детей проживания всех стадий психического развития человечества, Х. разрабатывает и механизм, который помогает переходу с одной стадии на другую.


Так как реально ребенок не может перенестись в те же ситуации, которые пережило человечество, то переход от одной стадии к другой осуществляется в игре. Ученик Х., Гетчинсон, разработал и возрастную периодизацию исходя из теории рекапитуляции, при этом критерием, отделяющим одну стадию от другой, служил способ добывания пищи. Хотя довольно скоро теория рекапитуляции была развенчана, а многие положения педологической концепции пересмотрены, сама наука педология, созданная Х., очень быстро завоевала популярность во всем мире и просуществовала почти до середины XX века. Популярность принесли Х. и разработанные им методы исследования детей, прежде всего опубликованные им анкеты и опросники для подростков, учителей и родителей, которые также давали возможность составления комплексной характеристики ребенка, анализа их проблем не только с точки зрения взрослых, но и самих детей. Полученные им материалы были обобщены в работах: "Adolescence". V. 1—2, N.Y., 1904; "


;Life and Confessions of a Psychologist", 1923. В рус. пер. изданы: "Инстинкты и чувства в юношеском возрасте". П., 1920; "Очерки по изучению ребенка", М., 1925.

И.М. Кондаков, Т.Д. Марцинковская

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХОЛЛИНГВОРТ

Сообщение психологический словарь » Ср июл 22, 2009 1:33 pm

ХОЛЛИНГВОРТ (Hollingworth), Лета Стеттер (1886—1939) — американский психолог-исследовательница психологии развития, женской психологии, клинической психологии. Доктор философии (1916), профессор педагогики Педагогического колледжа Колумбийского университета, Нью-Йорк (1920).


Внесла вклад в становление и развитие разнообразных отраслей психологии: психологию подростков, школьную и клиническую психологию (участвовала в разработке первого положения о клинической практике). Х. провела первые исследования по экспериментальному опровержению тезиса о неполноценности женщин, проверку гипотезы о меньшей вариабельности психологических черт у женщин (1913), заложив тем самым научные основы изучения половых различий. Вела научную и психолого-педагогическую работу с детьми со снижением умственного развития. Особое значение имеют работы Х. по психологии одаренных детей: ею был написан первый учебник по психологии и обучению одаренных ("Gifted Children". Macmillan, 1926); она ввела первый ун-тский учебный курс по одаренным (Columbia University, N.Y.); была инициатором известной экспериментальной программы обучения одаренных в


Манхеттене. Первой сформулировала задачу оказания психологической помощи одаренным девочкам и женщинам. До сих пор остается наиболее полным осуществленное ею лонгитюдное исследование высокоодаренных детей ("Children Above 180 IQ Stanford-Binet: Origin and Development", N.Y., 1942). Это исследование привело Х. к разработке тестов, дающих возможность лучшей дифференциации уровней высокого умственного развития; позволило выделить специфические проблемы психосоциального развития одаренных людей. Одно из самых важных открытий Х. состояло в том, что интеллектуальное превосходство не предопределяет уровень психической адаптации в течение жизни.

Л.В. Попова

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХОЛОТРОПНАЯ ТЕРАПИЯ

Сообщение психологический словарь » Вс июл 26, 2009 12:37 pm

Холотропная терапия (от греч.: holos — целый и tropos — направление, поворот) — теория и практика психотерапии и самоисследования в измененных состояниях сознания, разработанная Станиславом и Кристиной Гроф. Теоретической базой Х. т. служит модель психики, разработанная С. Грофом на основе психоделических исследований и названная расширенной картографией психики.

Практическая техника Х. т. включает в себя интенсивное дыхание, специальную музыку, сфокусированную работу с телом и интроспективную ориентацию, опирающуюся на расширенную картографию психики. Возникающие при гипервентиляции измененные состояния сознания обладают, с точки зрения Грофа, мощным целительным, трансформирующим и эволюционным потенциалом. В Х. т. пациентам, переживающим возникающие образы из различных уровней картографии психики, предлагается с полным принятием проследовать за ними, куда бы они ни вели, глубоко веря, что происходящий процесс сам по себе приведет их к разрешению проблем.


Гроф уверен, что лучшей стратегией для внутренних переживаний в измененных состояниях сознания является прекращение рефлексии и абсолютное доверие глубинной логике неосознаваемого. В идеале при Х. т. пациенту не надо делать ничего, кроме поддержания определенной схемы дыхания и полного раскрытия всему, что бы ни происходило. Такие "очищающие" переживания, по Грофу, за короткий срок приводят к спонтанной и самопроизвольной интеграции с сознанием ранее бессознательного материала и к глубокой трансформации личности. Следует заметить, что первым начал применять глубокое интенсивное дыхание и специальные методы телесных воздействий для снятия хронических мышечных зажимов и высвобождения блокируемой ими психической энергии В.


Райх (1927). Значительное количество психотехнических элементов Х. т. во многом аналогично "вегетотерапевтическим" методикам райхианского анализа.

Являясь методом сильного эмоционального высвобождения, Х. т. подвержена известной критике, относящейся к любым техникам, опирающимся на теорию катарсиса (например, З. Фрейд придавал значение энергетической разрядке только как возможному первому этапу в терапии, после которого должна следовать непосредственно психоаналитическая работа). Серьезную проблему для Х. т., с одной стороны, представляет теоретическое подкрепление тезиса о спонтанной целительной деятельности бессознательного в измененных состояниях сознания. С другой стороны, несмотря на стремление к самопроизвольному катарсису, Х. т. включает ряд психотехнических факторов, которые могут программировать внутренний опыт субъекта. Отсутствие анализа психологических защитных механизмов в измененных состояниях сознания в ходе Х. т. может привести к ситуации, когда произошедшее частичное отреагирование, тем не менее, приводит к уходу от проблемы и неадекватным выводам относительно произошедшего личностного роста. В целом Х. т. обладает не только высоким психотерапевтическим потенциалом, но и направлена на самопознание, духовный рост личности. Трансперсональные переживания, возникающие в измененных состояниях сознания, значительно обогащают внутренний опыт человека, способствуют его духовной трансформации и личностному развитию.

А. В. Россохин

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХОМАНС

Сообщение психологический словарь » Ср июл 29, 2009 9:10 pm

ХОМАНС (Homans) Джордж Каспар (1910-1989) - американский социолог, профессор Гарвардского университета. Основные работы: "Человеческая группа" (1950); "Социальное поведение: его элементарные формы" (1961); "Природа социальной науки" (1967) и др.

В первый период творчества находился под влиянием Парето (см.) и Парсонса (см.). В 1960-е разработал психологизированный вариант теории социального обмена (см.). В отличие от Блау (см.) (второго классика этой теории), Х. полностью отказался от понятия социальных структур, не наряду (Блау), а вместо них введя понятие "субкультуры обмена", резко усилив бихевиористско-позитивистские основания подхода.


Социальное поведение рассматривается как обмен материальными и нематериальными (например, знаками одобрения и престижа) ценностями. Уровень и качество обмена задают меру стабильности социальных связей и отношений. "Такой процесс оказания влияния имеет тенденцию к обеспечению равновесия или баланса между обменами", - отмечает Х.

Х. вводит понятие альтернативных моделей поведения, соотносимых между собой в ситуациях выбора с вариациями издержек при реализации каждой из них.


Поведение структурируется по двум уровням: субинституциональному (непосредственно-личностные отношения) и институциональному (нормативно-ценностные структуры). На субинституциональном уровне отношения обмена задаются и объясняются психологией участников, редуцируемой в полном соответствии с бихевиористскими принципами к действию пяти "положений" (причин): успеха (чем чаще достигается успех, тем чаще повторяется приведшее к нему действие), стимула (эффективный стимул вызывает повторение действия), ценности (значимость достигнутого результата стимулирует новое действие), насыщения / голодания (чем больше вознаграждений, тем больше стремление к действию), агрессии / одобрения (возрастание агрессивности в зависимости от неполучения ожидаемого). Комбинаторика причин дает обозримое количество эмпирически верифицированных типов ситуаций обмена. Эти "положения" предполагают симметричность отношений участников в реальных обменах, поэтому наибольшую трудность для объяснения в теории Х. вызывают асимметричные отношения: власть, насилие, неравенство.

Для объяснения власти и насилия в социуме Х. вынужден вводить дополнительный принцип обмена - принцип наименьшего интереса (наименее заинтересованный в конкретном результате получает большую "свободу рук" - возможность диктовать условия другим), для объяснения неравенства - принцип дистрибутивной справедливости (оптимум: награда соответствует затратам). Концепция Х. показательна не только последовательным воплощением необихевиоризма в социологии, но и последовательной операционалистически-позитивистской линией в трактовке социального знания и познания. Его позиция иногда даже определяется как реноменализм. Х. исходит из дедуктивно-номологической модели объяснения Э. Нагеля и К.


Гемпеля и выдвигает требование выхода на строгие операциональные, эмпирически обосновываемые операциональные определения (отсюда и его последовательная редукция в собственной теории). Идеал для него - "единая унифицированная общественная наука", стирающая междисциплинарные различия. Это возможно в силу того, что все социальные науки изучают поведение и все используют одну и ту же группу объяснительных принципов.

Структурный, функциональный, исторический и психологический типы объяснений, редуцируемы, в конечном итоге, к объяснению "через мотив". Из мотива можно дедуцировать всю совокупность изучаемых фактов, т. е объяснить их. Мотив же у Х. - "опосредующий фактор" бихевиористской схемы "стимул-реакция". Отсюда основные положения "единой унифицированной общественной науки" как положения об индивидах и их мотивах, проинтерпретированных в терминах социального обмена теории самого Х. В этом контексте любые суждения социального знания можно разделить на два типа: 1) "недействующие определения" и "нереальные положения" общих теорий, типа теории Парсонса; 2) "действующие определения" и "реальные положения" сводимых к набору эмпирически верифицируемых переменных теорий, типа теории Х.

В.Л. Абушенко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХОМСКАЯ

Сообщение психологический словарь » Вс авг 02, 2009 2:48 pm

ХОМСКАЯ Евгения Давыдовна (1929—2004) — российский психолог, специалист в области нейропсихологии и психофизиологии. Основатель направлений: нейропсихология нормы, нейропсихология эмоций, нейропсихология пограничных состояний, психофизиология локальных поражений мозга. Ученица А.Р.


Лурии. Д-р психол. наук (1971), профессор (1976), засл. профессор МГУ им. М.В. Ломоносова (1996). Чл. редкол. журнала "Вестник Моск. ун-та". Серия 14. "Психология" (1977—2002). Лауреат Ломоносовской премии 2-й степени (1973), награждена медалью им. К.Д. Ушинского (2001).


Окончила психологическое отделение философского фак-та МГУ (1952), после чего работала педагогом-воспитателем в детском нервно-психиатрическом санатории № 36 МГОЗ СССР (1952—1958). В 1957, как соискатель, защитила канд. дис.: "Роль речи в компенсации нарушений условно двигательных реакций у детей". С 1958 по 2004 г. работала на факте психологии МГУ. Вместе с А.Р.


Лурия, под руководством которого проработала 25 лет, участвовала в создании на фак-те психологии МГУ кафедры нейро- и патопсихологии. Была зам. декана по науке фак-та психологии (1964—1972). В 1971 г. защитила докт. дис.: "Лобные доли и процессы активации (психофизиологическое исследование роли лобных долей мозга в речевой организации функций неспецифической системы)" и опубликовала монографию "Мозг и активация" (1972). С 1972 по 1980 по совместительству возглавляла лабораторию нейропсихологии ИП АН СССР. После кончины А.Р. Лурия с 1977 по 1980 г. исполняла обязанности зав. кафедрой.


С 1999 заведовала кафедрой "Клинической психологии" Института психоанализа. Профессиональная научная деятельность Х. была посвящена изучению различных проблем нейропсихологии и психофизиологии ("Проблемы нейропсихологии", 1977). В этом русле исследовались функции лобных долей и их роль в регуляции психических процессов ("Функции лобных долей мозга", 1982, ред. и соавт.). Исследовались проблемы межполушарной асимметрии мозга ("Нейропсихологический анализ межполушарной асимметрии мозга", 1986, ред. и соавт.), нейропсихологии эмоций ("Мозг и эмоции", 1992, в соавт.), нейропсихологии нормы и индивидуальных различий (1997).

Большое внимание уделялось не только разработке теоретических основ нейропсихологии ("Нейропсихология сегодня", 1995, ред и соавт.), но и новым методическим приемам экспериментирования ("Новые методы нейропсихологического исследования", 1989, в соавт.;"Методы оценки межполушарной асимметрии", 1995, в соавт.). Наряду с научной, Х. вела активную преподавательскую деятельность. Она автор и ред. ряда учебных пособий ("Психологические способы изучения личности обвиняемого. Учеб. пособие", 1983; "Нейрофизиологические основы внимания", 1979; "Хрестоматия по нейропсихологии", 1999 и др.), автор первого в нашей стране учебника — "Нейропсихология" (1987, 2002). Под научной ред. Х. вышли посмертно монографии А.Р. Лурия "Язык и сознание" (1979), "Этапы пройденного пути" (1980). Опубликована книга: "А.Р. Лурия. Научная биография" (1992), переведенная на англ. яз. (2002).


Была организатором и президентом (совместно с Майклом Коулом, США) первой (1997) и второй (2002) Международных конференций, посвященных памяти А.Р. Лурия.

Л.А. Карпенко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ХОМСКИЙ

Сообщение психологический словарь » Вс авг 09, 2009 12:22 am

ХОМСКИЙ (ЧОМСКИЙ) (Chomsky) Ноам (р. в 1928) — американский лингвист и философ языка, основоположник (1950-е) "генеративной лингвистики", автор концепции "порождающей" или "генеративной (трансформационной)" грамматики. В существенно значимых аспектах обогатил гуманитарное знание 20 ст. ("генеративная лингвистика" X. в столь значимой мере трансформировала основания традиционалистской структурной лингвистики, что обрела статус "хомскианской революции" в языкознании). Без теории "иннатизма" X. затруднительна реконструкция главных параметров философско-логических дискуссий о структуре и принципах функционирования разума. С 1955 X. преподает в Массачусетсом технологическом институте, профессор этого института. Основные сочинения: "Разум и язык" (русск. изд. — 1972), "


;Синтаксические структуры" (1957), "Лингвистика Декарта" (1966), "Проблема знания и свободы" (1971), "Правила и репрезентации" (1980), "Знание и язык" (1986), "Язык и политика" (1988), "Язык и мысль" (1994) и др. По мнению X., основополагающая проблема лингвистики как научной дисциплины состоит в отсутствии парадигм, пригодных для систематизации и объяснения избыточного количества неупорядоченных фактов.

Лингвистическая теория, согласно X., имеет дело, в принципе, с идеальным говорящим — слушающим, существующим в совершенно однородной речевой общности, который в совершенстве знает свой язык и не зависит от таких грамматически незначимых условий, как ограничения памяти, оговорки, перемена внимания и т.п. "Таким образом, мы проводим фундаментальное различие между компетенцией (знанием своего языка говорящим — слушающим) и употреблением (реальным использованием языка в конкретных ситуациях). Только в идеальном случае ... употребление является непосредственным отражением компетенции". На практике же употребление не в состоянии непосредственно отражать компетенцию. Цель лингвистики состоит в том, чтобы вычленить из конкретных употреблений фундирующую их систему правил, которой владеет компетентный говорящий — слушающий.


Лингвистическая компетенция суть система порождающих процессов. Поскольку одним из общих качеств, присущих всем языкам, выступает их "творческий характер", постольку язык представляет средства для выражения неограниченного числа мыслей и для реагирования соответствующим образом на беспредельное количество нестандартных ситуаций.

Грамматика конкретного языка, по X., должна быть дополнена универсальной грамматикой, фиксирующей творческий потенциал языка и его глубинную упорядоченность. "Порождающая грамматика, — отмечает X., — имеет дело, по большей части, с процессами мышления, которые в значительной степени находятся за пределами реального или даже потенциального осознания... Таким образом, порождающая грамматика пытается точно определить, что говорящий действительно знает, а не то, что он может рассказать о своем знании". "Порождающая грамматика" X. ориентирована не на анализ и описание некоторых высказываний, а на процедуру логико-математического по сути процесса генерирования всех мыслимых предложений исследуемого языка. "Порождающая модель" X. исходит из идеи о существовании конечного набора правил, способных предзадать или породить все правильные (и никаких, кроме правильных) предложения языка. В отличие от привычных схем описания языка X. перешел к реконструкции процессов его моделирования. Первичной в иерархии динамических моделей X. выступила схема генерации "по непосредственно составляющим". В отличие от укоренившихся представлений о том, что из звуков рождаются части слов, из частей слов — слова, из последних — словосочетания, а из них — предложения, X. предположил, что порождение речи осуществляется от синтаксиса — к фонологии, т.е. отталкиваясь от наиболее абстрактных синтаксических структур. Смысл предложения X. усмотрел не в синтаксисе, а в семантике, инициировав новое направление в генеративной лингвистике — генеративную семантику. Любые по степени сложности фразы, по X., могут быть, как из блоков, сконструированы из набора элементарных ("ядерных") фраз. При этом, согласно X., должны учитываться и при необходимости изменяться (в контексте функционирования введенных им организующих понятий "глубинная структура" и "поверхностная структура") обусловленные правилами любого языка синтаксические связи внутри фраз. (Традиционалистский синтаксис не был в состоянии адекватно реконструировать соотношение двух предложений: а) девочка ест яблоко; б) яблоко съедается девочкой.

Одно это предложение или два — при том условии, что оба они несут идентичное сообщение, но в первом случае девочка — это подлежащее, а во втором — косвенное дополнение в творительном падеже. С точки зрения "глубинной структуры", по X., "а)" и "б)" — суть одно предложение, с глубинным подлежащим (агентом) — девочкой — и глубинным объектом (пациенсом) — яблоком. Предложения "а)" и "б)" — поверхностные варианты глубинной структуры: предложение а) — "активная конструкция" выступает как фундаментальная.

Переход от "а)" к "б)", согласно X., — это "пассивная трансформация". "Трансформационный анализ" X. насчитал около десяти возможных трансформаций: девочка не ест яблоко — Неверно, что девочка ест яблоко (как образчик негативной трансформации) и т.д. По мнению X., данные процедуры имеют важное значение в случаях анализа двусмысленных фраз (состоящих из одинаковых лексических элементов, но обладающих совпадающими либо различающимися смыслом и значением). "Знать язык, — утверждал X., — значит уметь приписать семантическую и фонетическую интерпретацию глубинной структуре и вы делить связанную с ней поверхностную структуру...". Используя понятия "компетенция" (competence) и "употребление" (performance), X. полагал, что первое из них (аналогичное языку) включает в себя набор внутренне связанных правил, используемых субъектом речи, которые и позволяют последнему генерировать и характеризовать неограниченное количество предложений. Второе являет собой практическую реализацию первого (аналог слова). X. (в отличие от понимания данной проблемы Б.Скиннером) придавал наиважнейшее значение той функции языка, которая связана с его неограниченным конструктивным потенциалом при очевидно ограниченном объеме изобрази тельных и фиксирующих вербальных средств. Особенно ярко это демонстрируют, по мнению X., дети, проявляющие феноменальные творческие лингвистические возможности (ср. в отечественной традиции: К.Чуковский. "


;От двух до пяти"). Правила языка (по X., "лингвистические универсалии") мы наследуем как некий интеллектуальный "багаж" вида. Среда лишь способна пагубно воздействовать на эти наши способности и предрасположенности. В качестве доминирующей парадигмы генеративная лингвистика X. сохранила позиции в США, в Европе же ее заместили более прагматичные и лабильные теории речевых актов и концепты логической семантики. (См. также Язык.)

А.А. Грицанов, И.Д. Карпенко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

Пред.След.

Вернуться в Психологический словарь

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Angel X, Atlant, DeepShadow, Etersys, Exabot [Bot], Gabriela, Google [Bot], Google Adsense [Bot], Google Search Appliance, Inna =+=, Inniaiath, Kagesai, Kaith, katz, Kuvaldos, laysi, nify, Omnomnomg, Pal, Rambler [Bot], Гексли Второй, TailWind, vadimr, Yandex 3.0 [Bot], Yandex [Bot], Кентавр-на-Пегасе