Ф

ФРАЙБУРГСКИЙ ЛИЧНОСТНЫЙ ОПРОСНИК

Сообщение психологический словарь » Ср янв 20, 2010 8:52 am

Фрайбургский личностный опросник (Freiburg Personality Inventory, FPI) — многофакторный личностный опросник для обследования взрослых. Разработка начата Й. Фаренбергом, Х. Зелгом и Р. Гампелом в 1963 г. Опубликован в 1970 г., вторая и третья редакции изданы в 1973 и 1978 гг. Опросник содержит высказывания, касающиеся способов поведения, эмоциональных состояний, ориентаций, отношения к жизненным трудностям и т. п. Испытуемый отмечает, "согласен" ли он с данным высказыванием или "не согласен"". Ф. л. о используется в четырех формах (A,B,C,K).


Общая форма (С) содержит 212 вопросов, обычно используется в случаях, когда нет ограничений во времени и есть уверенность в том, что большой объем заданий не вызовет снижения мотивации испытуемого на обследование.


Достоинством этой формы является сравнительно большой объем утверждений по каждому из исследуемых факторов, способствующий повышению "валидности" и "факторно-аналитической надежности". Факторы, анализируемые Ф. л. о., следующие: (1) "Нервозность" — нервный, болезненный, с трудом находящий выход из затруднительных положений, чрезмерно озабочен собственными переживаниями; (2) "Спонтанная агрессивность" — импульсивный, неуживчивый, необдуманно реагирующий, депрессивный, робкий, неуверенный, грустный, испытывающий внутренние сомнения; (3) "Возбудимость" — нетерпимый, напряженный, чрезмерно щепетильный, реактивный; (4) "Дружелюбие" — разговорчивый, общительный, предприимчивый; (5) "Умеренность" — спокойный, уверенный в себе, доверчивый, деятельный, доброжелательный, устойчивый; (6) "Реактивная агрессивность" — отстаивающий свое мнение, эгоцентричный, авторитарный, недоверчивый, доминантный; (7) "Сдержанность" — сниженная способность контакта, неуверенный, растерянный, стыдливый, рассеянный, склонный к волнению; (8) "Искренность" — самокритичный, открытый, признающий собственные недостатки и ошибки; (9) "Экстраверсия — интроверсия" — общительность, уровень активности, поиск или избегание контактов с людьми; (10) "Эмоциональная лабильность — стабильность" — эмоциональная устойчивость или неустойчивость, степень колебания настроения, возбудимости, напряженности, депрессивности, печали или оптимизма; (11) "Мужественность — женственность" — типичная мужественность или женственность в характере, активность, уровень самомнения, находчивость. Шкала "Мужественность — женственность" аналогична тесту мужественности и женственности Термена и Майлза, состоит из тех же заданий, которые надежно различают показатели мужчин и женщин. Формы А и В Ф. л. о. альтернативны. Каждая из них содержит 114 высказываний. Используются, в основном, при необходимости повторного исследования, а так же при групповой диагностике.


Наконец, четвертая форма (К) является сокращенной. Она состоит из 76 утверждений. Согласно данным авторов, все приведенные формы высоко коррелируют между собой. Имеются отдельные нормы для мужчин и женщин в разных возрастных группах (17—21, 22—35, 36—50 лет и выше 50 лет) для всех четырех версий опросника. "Оценки первичные" по каждому фактору переводятся в "стены".


Полученные результаты переносятся на график, который наглядно демонстрирует представленность каждого фактора. Конструкция Ф. л. о отличается продуманностью и тщательной поэтапной проверкой психометрических показателей. Задания отличаются высокой дискриминативностью, "внутренней согласованностью" по отдельным факторам. Результаты опросника характеризуются высокой надежностью. Изучение "валидности" проводилось путем сравнения с другими методиками, в частности, личностным опросником Айзенка, MMPI, шестнадцати факторным личностным опросником Р. Кеттела.

В западноевропейской психодиагностике Ф. л. о. относится к наиболее применяемым методикам. Опросник можно использовать в различных областях: клинической, консультативной, психологии труда, везде, где необходимо анализировать обобщенные личностные факторы.

Л. Ф.


Бурлачук

Раздел 6. Методы и психодиагностика в клинической психологии

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРАНК

Сообщение психологический словарь » Сб янв 23, 2010 12:47 am

ФРАНК Семен Людвигович (1877—1950) — русский философ. Учился на юридическом факультете Московского университета. За участие в студенческих волнениях после ареста выслан из Москвы. Уехал в Германию. В это время познакомился со Струве, определившем во многом круг первоначальных теоретических интересов Ф., воспринявшего идеи "легального марксизма" и увлекшегося социологией.


В 1901 вернулся в Россию и сдал выпускные экзамены в Казанском университете. Занимался переводами, часто выезжал за границу, участвовал в первом съезде Конституционно-демократической партии. В это время началось становление Ф. как самостоятельного мыслителя. С 1905 обосновывается в Петербурге, где совместно со Струве редактировал еженедельник "Полярная звезда", сотрудничал в журналах "Новый путь" и "Вопросы жизни", входил в редколлегию "Русской мысли" (с 1906, когда владельцем и главным редактором журнала стал Струве).


С 1912 — приват-доцент Петербургского университета. В 1917—1921 профессор и декан историко-философского факультета Саратовского университета. В 1921—1922 — в Москве, работает в Академии духовной культуры (созданной Бердяевым), избирается членом "Философского института", выделившегося из Московского университета. В 1922 высылается из России. Ф. участвовал в издании всех трех книг — "манифестов" первой четверти 20 в.:


"Проблемы идеализма" (1902, где опубликовал программную для него статью "Фр. Ницше и этика любви к дальнему"), "Вехи" (1909), "Из глубины" (1918). Это был период резкого разрыва Ф. с увлечениями юности (как с марксизмом, так и с социологией), поворота к идеализму, увлечения религиозной проблематикой. Доминирующее духовное влияние на Ф. этого периода оказала философия всеединства В.С.Соловьева, он выступил одним из основных деятелей "русского религиозного ренессанса". Основной круг интересов этого периода — гносеология, логика, методология, создание собственной концепции познания. Переосмысление опыта революции и вынужденной эмиграции окончательно предопрелелили поворот Ф. к метафизике человеческого существования, религиозной проблематике и уход от проблематики социальной.


>В это время он пишет ряд работ, придавших завершающую целостность его философии. Многие его идеи этого периода близки философии Н. Гартмана и Хайдеггера. Из русских философов наибольшая близость позиций в этот период обнаруживается у Ф. с Н.О.Лосским. Внешняя канва жизни Ф. в эмиграции отмечена преподаванием в


Берлинском университете и Религиозно-философской академии (основанной Бердяевым) до запрещения преподавания, работой в Русском научном институте (до его закрытия в 1932), сотрудничеством в научных журналах, участием в работе Всемирного философского конгресса в Праге (1934). С 1937 по 1945 Ф. жил во Франции, с 1945 — в Великобритании. Широко цитируется в литературе оценка, данная Ф.Зеньковским: "По силе философского зрения Ф. без колебания можно назвать самым выдающимся русским философом вообще, — не только среди близких ему по идеям... Я без колебания должен сказать, что считаю систему Франка самым значительным и глубоким, что мы находим в развитии русской философии". Основные этапные работы Ф.:


"Теория ценности Маркса и ее значение. Критический этюд" (1900), "Философия и жизнь. Этюды и наброски по философии культуры" (1910), "Предмет знания. Об основах и пределах отвлеченного знания" (1915), "Душа человека (Опыт введения в философскую психологию)" (1917), "Очерк методологии общественных наук" (1922), "Крушение кумиров" (1924), "Живое знание" (1923), "Духовные основы общества" (1930), "Непостижимое" (1939), "Свет во тьме. Опыт христианской этики и социальной философии" (1949), Реальность и человек.


>Метафизика человеческого бытия" (1956), "С нами Бог" (1964) и др. Реальность, согласно Ф. рационально-сверхрациональна. Она не редуцируется только к опытно данному для субъекта ("доступное"), действительности (эмпирической реальности), существующей вне и независимо от сознания. Она также и трансцендентна субъекту ("непостижимое"), целостно и нерасчленяемо обнаруживаема как внутренний мир человека и его сознание, соединяющие его с основой всего сущего. Это духовная (подлинная) реальность, для себя сущая и в себе самой открывающаяся. Тем самым, по Ф., обнаруживаются два различных рода бытия, а также "промежуточный" между нами "слой" идеальных сущностей, "чистых форм", ценностно закрепленных в культуре. Соответственно различимы два типа активности, образующие многообразие человеческого опыта, — преобразующая активность субъекта, направленная на предметное бытие, и самоорганизовывающаяся активность познаваемого объекта, определяющая структуру духовной реальности, возможные типы отношений человека в мире (религиозное, эстетическое и т.д.).


В отношениях с предметным слоем бытия объект противопоставлен субъекту. В духовной реальности он внутриположен субъекту, открывается ему (другому) через воздействие на него. Человек же открывается другому только в диалоге понимания, в "акте откровения". Понять другого, обрести новый внутренний опыт можно, только изменяя себя самого, т.е. превращая себя в "онтологический инструмент", открывая себя самого для понимающего воздействия другого, его "акта откровения". Соответственно разные слои реальности предполагают в качестве адекватных себе различные типы знания и способы его получения.


Есть предметное знание, рационально выражаемое в понятиях и суждениях, добываемое внешними по отношению к предмету средствами. Его эталон презентирует классическая наука, в частности специально анализируемая по этому поводу Ф. социология (как воплощение позитивистски-натуралистических программ социальной науки). Но есть и знание-переживание (знание-понимание, знание-общение), схватывающее предмет в целостности и значимости для человека, открывающий ему доступ к сокровенным глубинам бытия. В этом случае неприемлемы средства науки, необходимо обращение к философии и выработка специальной методологии социального познания. В предметном познании человек действует как "чистый ум", в познании духовной реальности человек действует как личность, т.е. как целостность и уникальная индивидуальность, со всеми своими способностями и опытом. Личность нередуцируема к социальному, несводима к своему "внешнему" бытию в мире.


Но без нее невозможно социальное бытие, она в нем незаменима. Внутренний мир человека и его сознание предполагают акты трансцендентирования, выхода за собственные пределы, что может быть обнаружено и в событиях предметного слоя бытия, но адекватно проявляется лишь в актах самосознания, общения ("Я" и "Ты" через "Мы"), познающей интуиции и т.д., т.е. тех, в которых человек открывает в себе идеальное бытие, выходит на предельные основания абсолютных ценностей и Бога, преодолевая собственную конечность и ограниченность. Следовательно, определяющим для человека оказывается его индивидуальное самоопределение в мире, взятие на себя личной ответственности за происходящее с ним и вокруг него. Он не может в этом случае занимать позицию отстранения, единственно возможным для него оказывается "ответственное участие".


Личность (как индивидуальная неповторимость) соразмерна и сопряжена Богу, неразрывно связана с ним. В свою очередь, Бог сроден человеку, позволяет ему укорениться в мире, выступает трансцендентным "гарантом" его бытия, но и все тайны мира заключены в человеке — мир очеловечен и непостижим вне человека. Бог в нас самих и всегда с нами (хотя бы потенциально). Так Ф. вводится одна из центральных идей его философии — идея


Богочеловечества: за различными родами бытия обнаруживается всеединство как их божественная первооснова. Подлинная реальность (духовное бытие и первооснова бытия) трансрациональна, непостижима рациональным (научным) познанием во всей своей полноте, выразима только как сверх- (транс-) рациональное знание. Последнее не предметно, а методологично, обращено не во "вне" (на предмет), а "внутрь" (на самого человека).


Трансрациональное трансдефинитивно (выше всяких определений) и трансфинитно (предполагает целостное схватывание, "нерассеченность" дисциплинарными рамками), обладает "избыточной полнотой". Эти характеристики предопределяются неустранимостью трансцендентного начала из мира, безграничностью "потенциального бытия", принципиальной непознаваемостью до конца ("непостижимостью") бытия. Одновременно рационально-понятийно не выражается индивидуальная неповторимость конкретной личности. Свою ограниченность (конечность) и свое "внешнее" (социально-зафиксированное, "предметное") бытие человек может преодолеть только в трансцендировании, устремленном как "вовне", так и "внутрь" (прорыв от "Я есмь" к "самости"). "Вовне" ограничения снимаются через включение отношения "Я" — "Ты" в контекст "Мы", как первичное единство многих субъектов, имплицитно присутствующее в любом "Я".


"Страх" и "вражда" "Я" — "Ты" эксплицируется в "любви" и "мы". Трансцендирование "вовнутрь" характеризуется взаимопроникновением "души" и "духа", собственно и образующем личность как устремленность к "всеединству". Только на этом пути безличное и непостижимое "Божество" обретает в конкретном единстве с каждым отдельным человеком имя "Бог", становясь близким, но по-прежнему непостижимым. "Удержать" это единство можно только в актах веры. В позднем творчестве Ф. акцент смещается с вопросов "сродства" человека и Бога к анализу ситуации ослабления связи человека с Богом и феномену утраты веры. Это ведет, по Ф., к усилению стихийного "внешнего" начала в человеке, росту его греховности, формированию мнимого, "самочинного


Я". Ф. усиливает всегда у него присутствовавший мотив антиномичности человека, переинтерпретируя его из гносеологической в этическую терминологию. В мирской жизни (социальности) задается антитеза стремления к добру и невольного (самочинного) впадения в грех, в духовной жизни антитеза внешне организованного устройства жизни, сдерживающего зло, но неспособного преодолеть человеческую греховность, и сферы духовно-нравственной жизни. Конкретное взаимодействие этих начал и определяет характер и векторную направленность исторического процесса. Исторические эпохи, по Ф., различаются в конечном счете тем, как человек осознает свое отношение к


Богу. Если Средневековье потеряло личностное начало, то Новое время утратило начало божественное, что со всей очевидностью обнаружилось в 20 в. Поэтому, "удерживая" личность, необходимо вернуться к христианским истокам европейской культуры. Этот итог философских размышлений Ф. привел к чисто религиозной проблематике его работ "Свет во тьме" и "С нами Бог" и выводу о предназначенности социокультурной жизни к конечному "обожению" человека. Отдельный интерес представляет разработанная Ф. концепция возможности социогуманитарного знания (и познания). Как ее всестороннее обоснование можно рассматривать все творчество Ф., специально же она проанализирована в стоящей у него несколько особняком работе "Очерк методологии общественных наук" (1922), положения которой в переинтерпретированном виде были "вписаны" Ф. в его общую концепцию, в частности, в


"Духовных основах общества" (1930). Противопоставляя предметное и трансрациональное знания и способы их получения, Ф. вскрывает ограниченность традиционного рационализма и логики "предметного" принципа построения знания. Для классических познавательных схем, по Ф., оказываются принципиально недоступны: 1) глубинные пласты реальности; 2) целостное схватывание проблем и многоаспектность жизни; 3) адекватное описание индивидуальности. Неверны исходные онтологические картины, ведущие или к предзаданным "финитным" схемам социального прогресса, или к признанию многообразия социокультурных форм без усмотрения за ними сущностных оснований. Ничем не обосновано и перенесение в обществоведение естественно-научных принципов анализа и их объяснительных схем.


Из так трактуемого знания неустранима антиномичность, задаваемая ориентацией на универсализм (органицизм) или индивидуализм (атомизм). Ф. предложил как исходную схему "идеал-реализма", двухслойности бытия, в котором единство задается не субстанциально, а через систему связей и отношений, существующих во времени реальных ситуаций с их каузальными зависимостями и представленных во вневременных формах, телеологически продуцирующих смыслы и цели деятельности. Тогда установка на анализ конкретных предметных данностей с необходимостью предваряется философской рефлексией смыслов и методологической проработкой целей как предзадающих работу в "предметностях". Отсюда вытекают еще в "Предмете знания" (1915) введенные: трактовка всеединства как "методологического единства", развертываемая в программу социальной философии как методологии; задача ограничения области притязаний предметного знания, в плоскости которого невозможно решение вставших проблем; требование замены категориально-логицистских схем анализа "живым знанием" (погружение субъекта в объект, открытие их друг другу в понимающем диалоге, в "актах откровения", сочувственного переживания и т.д.); установка на трансрациональное (непосредственное, конкретное, доступное переживанию), интуитивное усмотрение сокрытых смыслов (знание благодаря "умудренному неведению", аналогичному "ученому незнанию" Николая Кузанского) в ходе самопознания (самопостижения) человеческого духа. В конечном итоге, для Ф. понять общество, телеологически предуказанное или предписанное его сущностью и его имманентными функциями, и наметить его конечный идеал — суть одна и та же задача.

В.Л. Абушенко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРАНКЛ

Сообщение психологический словарь » Пн янв 25, 2010 2:55 am

ФРАНКЛ (Frankl) Виктор Эмиль (1905—1997) — австрийский психиатр и психолог экзистенциалистской ориентации; создатель нового направления в психотерапии — логотерапии (так называемой третьей Венской школы психотерапии). Д-р медицины (1930) и философии (1949).


Заведовал нервным отделением Ротшильдовской клиники в Вене (1940—42); узник нацистских концлагерей (1942—45); директор Венской неврологической поликлиники (1946—1970); доцент (1947—1955) и профессор (с 1955) Венского ун-та. В разные годы профессор ряда ун-тов США. Президент австрийского общества врачей-психотерапевтов, поч. д-р ряда ун-тов США, лауреат премии им. Альберта Швейцера (1977). После кратких периодов юношеского увлечения сначала учением З. Фрейда, затем А. Адлера, Ф. пришел к выводу о неудовлетворительности подходов в русле глубинной психологии, не учитывающих "вершинные" свойства и проявления личности. К концу 1930-х гг. относится становление собственных идей Ф., наметивших новый оригинальный подход в теории личности и психотерапии. Эти идеи окончательно оформились и прошли проверку жизнью в годы пребывания Ф. в Аушвице (Освенциме) и других нацистских концлагерях. Философские, психологические и клинические воззрения Ф. были изложены в ряде его книг, вышедших в конце 1940-х — начале 1950-х гг. и с тех пор не претерпели заметных изменений, развиваясь, уточняясь, и дополняясь новыми данными. Теория личности Ф. состоит из трех частей: учение о стремлении к смыслу, учение о смысле жизни и учение о свободе воли. Стремление к поиску и реализации человеком смысла своей жизни Ф. рассматривает как врожденную мотивационную тенденцию, присущую всем людям и являющуюся основным двигателем поведения и развития личности.


Этот смысл находится не в самом человеке, а во внешнем мире и не побуждает человека изнутри как имманентное влечение, а заставляет его стремиться к реализации чего-то, что находится вне его самого. Отсутствие смысла жизни или невозможность его реализовать порождает у человека состояния экзистенциального вакуума и экзистенциальной фрустрации, выступающие причиной особого рода ноогенных неврозов, связанных с апатией, депрессией и утратой интереса к жизни.

Вопрос о смысле жизни не может быть абстрактным. Смысл жизни меняется от человека к человеку, изо дня в день, от часа к часу. Человек при этом находится в положении не спрашивающего, а отвечающего на этот вопрос, который ставит перед ним жизнь, и несет ответственность за то, как он ответит на этот вопрос своими реальными поступками.


Помимо уникальных смыслов существуют ценности — смысловые универсалии, кристаллизирующие в себе обобщенный опыт раскрытия человечеством смысла типичных ситуаций. Ценности и смыслы выполняют одну и ту же функцию.


Франкл описывает три класса ценностей, которые позволяют сделать жизнь человека осмысленной: ценности творчества, в первую очередь труд; ценности переживания, в частности любовь, и ценности отношения, сознательно принимаемого по отношению к тем критическим жизненным обстоятельствам, которые мы не в состоянии изменить. Смысл жизни можно найти в любом из этих трех обличий; из этого следует, что нет таких обстоятельств и ситуаций, в которых человеческая жизнь утратила бы свой смысл. Смыслы не даются нам изначально, но и не изобретаются нами; их нужно искать и находить во внешнем мире. Усмотрение смысла в конкретной ситуации Ф. характеризует как осознание возможностей действия по отношению к данной ситуации. Логотерапия направлена, в частности, на расширение возможности видеть весь спектр потенциальных смыслов, содержащихся в ситуации, из которых истинен только один.


Определить его помогает человеку специальный орган — совесть. Смысл должен быть не только найден, но и реализован. Ограниченность, конечность и необратимость бытия человека в мире возлагает на него ответственность за осуществление смысла его жизни. Осуществляя смысл, человек осуществляет тем самым себя; так называемая самоактуализация является лишь побочным продуктом осуществления смысла.


Смысл жизни человека определяет смысл его личности. Вопросы о смысле бытия в целом, Вселенной, истории находятся, согласно Ф., за пределами возможностей человеческого познания, что не равнозначно, впрочем, утверждению об их бессмысленности.

В своем учении о свободе воли Ф. дискутирует с идеей пандетерминированности человеческого поведения. Признавая, что наследственность и внешние обстоятельства задают определенные границы возможностей поведения, Ф. указывает на возможность человека занять по отношению к ним определенную позицию, так, что они перестают непосредственно определять его поведение. Ф. выделяет три онтологических измерения (уровня существования) человека: биологическое измерение, психологическое измерение и ноэтическое или духовное измерение. Именно в последнем локализованы смыслы и ценности, которые играют определяющую по отношению к нижележащим уровням роль в детерминации поведения.


Тем самым человек обладает определенной свободой по отношению даже к собственным потребностям; "человек — это нечто большее, чем психика". Ф. не отрицает детерминизма; однако у человека он предстает как самодетерминация, механизмы которой принадлежат к ноэтическому измерению человека. Воплощением самодетерминации человека выступают две его фундаментальных онтологических характеристики: способность к самотрансценденции, направленности вовне себя, и способность к самоотстранению, к принятию позиции по отношению к внешним ситуациям и самому себе. Эти две способности выступают обоснованием разработанных Ф. психотерапевтических методик дерефлексии и парадоксальной интенции, оказавшихся эффективными при лечении ряда невротических расстройств.


Свобода воли в понимании Франкла неразрывно связана с ответственностью за совершаемые выборы, без которой она вырождается в произвол. Представления Ф. о ноэтическом измерении человека допускают как религиозную, так и атеистическую его интерпретацию. Хотя Ф. не скрывает своей религиозности, он убежден, что логотерапевтические методы должны быть эффективными в руках как материалистически, так и религиозно ориентированных специалистов и быть способны помочь как верующим, так и неверующим пациентам, что подтверждено многолетней практикой. Публичные лекции Ф. и его книги завоевали заслуженное признание не только на родине, но и в Германии, Италии, Польше, США, Японии, Южной Америке, России и др. странах.

В 1991 г. в Вене создан международный Институт Виктора Франкла для координации деятельности логотерапевтов в международном масштабе и обработки личных архивов Ф. Основные труды: "Die Psychotherapie in der Praxis", Wien, 1947; "Der unbewusste Gott", München, 1948; "Theorie und Therapie der Neurosen", München; Basel, 1956; "The doctor and the soul", N.Y., 1955; "Man’s search for meaning", 1959, 1962, 1984 (в рус. пер. "Человек в поисках смысла". М.:


Прогресс, 1990); "Psychotherapy and Existentialism", N.Y., 1967; "The will to meaning", N.Y., 1969; "Anthropologische Grundlagen der Psychotherapie", Bern, 1975; "The unheard cry for meaning", N.Y., 1978. "Поиск смысла жизни и логотерапия" // "Психология личности: тексты", М., 1982.

Д.А. Леонтьев

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРАНКФУРТСКАЯ ШКОЛА

Сообщение психологический словарь » Ср янв 27, 2010 9:56 am

ФРАНКФУРТСКАЯ ШКОЛА - одно из течений в социологии и социальной философии 20 в., названное так по месту нахождения Института социальных исследований, деятельность которого, начиная с 1930-х, положила начало оформлению основных идей этого интеллектуального направления. Для наиболее видных представителей Ф.Ш., к числу которых принадлежат Хоркхаймер (см.), Адорно (см.), Маркузе (см.), в определенные периоды своего творчества Фромм (см.) и Хабермас (см.), а также А. Шмидт, О.


Негт, характерна разноплановость научных интересов и поливариантность решений ставившихся исследовательских задач. Но общность в постановке изучаемых проблем дает основание относить их теоретическую и практическую деятельность в области социальных исследований к единому направлению.

К числу основных вопросов, изучавшихся представителями Ф.Ш., относятся такие, как анализ философских, мировоззренческих и методологических оснований социальной теории, что, в свою очередь, приводило к пересмотру традиционного для классической модели социального знания разрыва объекта и субъекта познания и ориентировало в направлении поиска методов познания не только общих, типичных, но и уникальных явлений социальной действительности, взятых в их неповторимой индивидуальности; включение в сферу социологического анализа общих проблем культуры и связь их с политической практикой; преобладание, в противоположность неопозитивистским устремлениям, "гуманистической" ориентации с ее интересом к проблемам человеческой личности.

Широта исследовательской проблематики и нетрадиционность подходов, характерные для представителей Ф.Ш., обусловили то, что она в течение полувека (с 1930-х и вплоть до конца 1970-х) оказывала непосредственное влияние на развитие европейской и американской общественной мысли. Тесное взаимодействие с другими социологическими течениями изначально задавалось и общей критической ориентацией теоретиков Ф.Ш.


Они выступили в качестве оппозиции тем ориентациям, которые укоренились к тому времени в социологии - в особенности это касалось позитивистских и неопозитивистских социологических концепций. Этот факт нашел отражение и в названии, которое дал ей один из родоначальников школы, Хоркхаймер, - "критическая теория"; Маркузе ввел в оборот термин "критическая теория общества"; в дальнейшем теоретические построения франкфуртцев стали обозначаться собирательным термином "критическая социология". Ф.Ш. характеризуют как одну из версий неомарксизма, что обусловлено ассимиляцией франкфуртцами ряда марксистских положений, а также использованием марксистской терминологии, заимствованной в основном из работ раннего Маркса.


К теоретическим источникам "критической социологии" с полным правом может быть отнесен и фрейдизм. Многие положения психоанализа широко использовались франкфуртцами, в особенности Маркузе, которого одновременно считают родоначальником "фрейдомарксизма", пытавшегося объединить марксизм с психоанализом. Анализ положения, сложившегося в сфере наук об обществе в первой трети 20 в., стал отправной точкой в разработке исходных принципов теоретической деятельности Франкфуртского института социальных исследований.


>Позитивизм, который по мнению теоретиков Ф.Ш., является основой "традиционной теории", раздробил целостную "тотальность", единую человеческую практику ("праксис") на противоположные и даже взаимоисключающие "субъект" и "объект" познания.


"Критическая теория" должна преодолеть эту раздробленность, сделав предметом анализа всю человеческую и внечеловеческую деятельность, в которой снимается абстрактная противоположность субъекта и объекта за счет их диалектической взаимообусловленности и перехода друг в друга. В нетрадиционной теории должен реализоваться диалектический подход, учитывающий тот факт, что "объект" познания - это продукт деятельности "субъекта", и выступает он обособленно лишь в рамках "превращенной формы" сознания, которая раздваивает целостность человеческой практики. Критическое отношение к существующим наукам об обществе прямо связывается франкфуртцами с критикой реалий современного им "позднекапиталистического" или "индустриального" общества, наиболее полно воплотившего все негативные тенденции предшествующего развития человеческой цивилизации.

Эти идеи в наиболее полном и развернутом виде представлены в совместной работе Хоркхаймера и Адорно "Диалектика просвещения. Философские фрагменты" (см.).


Книга была написана в США и вышла в свет в 1948. Осуществив историко-философский анализ всей предшествующей культуры с гомеровских времен, авторы делают вывод, что тот печальный итог, к которому пришла человеческая цивилизация, есть результат определяющего ее лицо "духа просвещения".


Под "просвещением" понимается весь процесс рационализации, осмысления человеком и человечеством окружающей их природной и внеприродной среды, с неизбежностью требовавших более или менее определенного противопоставления их друг другу. В целом, результат "просвещения" характеризуется как отчуждение человека и человеческой цивилизации, вырвавшихся из их естественного контекста и тем самым предопределивших свой крах. Итоги "просвещения" - это разрыв единой природы на субъект и объект и их противопоставление; отрыв социальных отношений от природных и перенос в социальную сферу антагонизма, возникшего между человеком и природой, и - в результате - складывание антагонистических социальных отношений; раздвоение человеческой субъективности на телесную и духовную сущности, противопоставление и подчинение "низшей" телесности более "высокой" абстрактной духовности; разрыв рационального и эмоционального человеческих начал с интенцией на подавление и вытеснение последнего и т.п. Диагноз, который ставит Ф.Ш. современному обществу, - безумие, массовая паранойя, увлеченность сверхценной идеей господства над всеми и всем. Возможность достижения этого господства над природой, другими людьми и т.п. - миф 20 в., существование которого и подтверждает наличие заболевания.


Фашизм, мировые войны, лагеря смерти - это красноречивые симптомы болезни современного общества, а "международная опасность фашизма" становится политической разновидностью развития "неудавшейся цивилизации". Идя от критики "традиционной теории" и образа науки, характерного для их времени, и основываясь на принципах однозначной социокультурной детерминации теоретических представлений, франкфуртцы приходят к критике реалий современного общества. При этом они не видят каких-либо зачатков нового миропорядка в существующих конкретных социальных системах.


>В соответствии с общими установками франкфуртцев, поиск факторов, использование которых могло бы облегчить участь современного общества, современной культуры, ведется в сфере субъективности, хотя постоянно подчеркивается ее социальная обусловленность. Уже в первых исследовательских проектах франкфуртцев намечается сближение с методикой и техникой психоанализа. В глубинных структурах личности ведется поиск причин, определивших и определяющих характер и направленность развития человеческой цивилизации. Более полно эти идеи воплотились в коллективном труде "Авторитарная личность" (см.


Авторитарная личность), выполненном на основе конкретных социологических исследований американского общества. В русле психоаналитических установок проводят свои исследования Фромм и Маркузе. Фромм разработал учение о социальных характерах, понимая их как форму связи между психикой индивида и социальной структурой.


Маркузе, солидаризируясь с идеями Хоркхаймера и Адорно о негативных тенденциях в развитии позднекапиталистического общества, также обратил внимание на то, что это общество манипулирует сознанием индивидов, формируя его в направлении, необходимом для поддержания общественной стабильности. С этой целью общество задает определенную структуру влечений, жизненно важных потребностей своих индивидов. "Одномерность", которая формируется современным обществом, может быть преодолена в результате революционных изменений в структуре человеческой личности. Разделяя идеи Фрейда, Маркузе считал, что базовыми в структуре потребностей индивида являются сексуальные влечения. Отсюда он делает вывод, что антропологическая революция должна начинаться с революции сексуальной.


Особая роль в комплексе основополагающих идей Ф.Ш. принадлежит "негативной диалектике" (см.), в разработке которой наиболее активно участвовали Адорно и Маркузе. Негативная диалектика исходит из того, что противоречия внутри любого целого не могут быть разрешены за счет его внутренних резервов. Они могут быть "сняты" лишь извне.

К выводам в духе негативной диалектики создатели "критической теории" приходят в результате анализа истории развития человеческой цивилизации.


Конформное сознание, определяющее соответствующее поведение, служит стабилизации существующих социальных структур. Сломать их может только социальная сила, находящаяся вне этих структур и не подверженная их влиянию. Отсюда вытекает и крайне революционный, леворадикальный настрой, который особенно отличает Маркузе. Его творческий расцвет приходится на вторую половину 1960-х с характерными для нее бурными событиями, инициированными "новыми левыми".


В отличие от Маркузе, Адорно никогда не уходил в сферу политики. Его научные интересы носили преимущественно академический характер. Исходя из того, что социальная реальность абсолютно противоречива, т.е. в антагонизме находятся и социум, и составляющие его индивиды, Адорно считает, что традиционные логические методы (по примеру естествознания) не приемлемы в сфере социального познания.


Нельзя подводить под общее понятие, осуществляя таким образом синтез, принципиально разнородные сущности, каковыми являются общество и отдельные индивиды. Постижение мира субъективности, что является основной целью социальных наук, должно использовать в качестве "органона истины" нечто, схожее с эстетическим выражением. К 1960-м, когда ряд теоретических положений франкфуртцев стал получать выражение в экстремистских политических установках "новых левых", между основоположниками "критической социологии" явно обозначились разногласия.

Некоторое время в рамках еще единой Ф.Ш. работал Хабермас.


Он пытался соединить раскалывающие школу тенденции, тем более что его научные интересы находились на стыке социологии и политологии. В своих работах "Теория и практика" (1963), "Познание и интерес" (1968), "К логике социальных наук" (1970) он пытается решить вопросы оптимального соотношения социальной теории и политической практики. После смерти Адорно (1969) Ф.Ш. фактически распалась.


Хабермас покинул Франкфуртский университет и стал заниматься теоретическим поиском условий для создания такой политизированной общественности, которая смогла бы принимать теоретически осмысленные, гуманистические политические решения. Сохраняя приверженность к основным идеям "критической социологии", Хабермас активно использует в своих теоретических построениях положения, разрабатываемые в таких течениях современной философии и социологии, как лингвистическая философия, герменевтика, феноменология и т.п. Рассматривая "жизненный мир" человека, он выделяет в нем две основные сферы, человеческого существования: первая - это трудовая деятельность (взаимодействие человека с природой); и вторая - межчеловеческое взаимодействие (интеракция и коммуникация). Исследования Хабермаса ориентированы на поиск путей преодоления противоречий между "жизненным миром" человека и социальной системой позднего капитализма, которая, утверждая принцип технической рациональности, вносит элементы отчуждения в межчеловеческое взаимодействие, делая его ложным. Этим проблемам посвящены работы Хабермаса "Теория общества, или Социальная технология?" (1973); "Проблемы легитимации в условиях позднего капитализма" (1973), "Теория коммуникативного действия" (1981).

С.В. Лапина

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРАНЦИСК АССИЗСКИЙ

Сообщение психологический словарь » Сб янв 30, 2010 8:17 am

ФРАНЦИСК АССИЗСКИЙ (St. Francis from Assisi) (настоящее имя — Джованни Бернардони) (1182—1226) — итальянский монах, основатель названного его именем нищенствующего Францисканского ордена. Причислен к лику святых папой Григорием IX в 1228. Ф.А. своей деятельностью обусловил наступление нетрадиционного этапа в эволюции монашества


Западной Европы. Проповедник-миссионер Францисканского ордена был призван сеять среди людей идеи покаяния и мира. Отрекаясь от мира лишь внутренне (в отличие от прежних монахов-отшельников), францисканец не имел морального права самоустраняться от земных проблем.


Происходя из весьма знатной и зажиточной семьи, Ф.А. посвятил жизнь проповедничеству и добрым делам. В 1209, услышав во время обедни фрагмент напутствия, которым Христос сопроводил своих учеников проповедовать о наступлении царства небесного: "не берите с собой ни золота, ни серебра, ни меди в пояса свои, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни обуви, ни посоха", Ф.А. принял решение трансформировать собственное нищее житие в апостолат. Молитва должна была уступить место проповеди. Дал обет соблюдения полной бедности, который он и его сторонники истолковывали со всей серьезностью: Ф.А. возражал против того, чтобы его последователи пользовались жилищами или церквами, источниками пропитания должны были служить нищенство или случайное гостеприимство. Ощущал в себе долг по отношению к прокаженным ради них, а не ради себя.


>О Ф.А. говорили, что он был больше, чем святым среди святых; он был своим и среди грешников. "Господь призвал нас не столько для нашего спасения, сколько для спасения многих", — утверждал Ф.А. Францисканство отличалось как от ересей, так и от традиционного христианства, т.к. проповедовало: не отречение от мира, но бедность, как подражание Христу; не осуждение богатых, а любовь к ним и помощь; не борьбу со священниками, а послушание и уважение; не отшельничество, а апостольское миссионерство; не самоистязание, а принятие природы, естества; мистическое радование, а не мрачную суровость; не книжные молитвы, а гимны Богу и миру. Сущность и смысл учения Ф.А. заключались и раскрывались в поступке, деянии. Потому все добродетели францисканства — выполняемые, осуществляемые действием. 1)


Добродетель Сомучания. Сострадания со Христом. Все благое, достойное дается человеку Богом, и лишь страдание выбирается свободно. Мученичество уподобляет человека страдавшему Христу, только добровольное страдание может быть названо собственно человеческой заслугой. 2) Сорадование Христу.


Францисканство выделяется из духовной атмосферы своего времени ощущением присутствия, пребывания Христа в мире. Уверенность в сопричастности Бога и мира избавляет от апокалиптического ужаса, ужаса богооставленности. Ф.А. проповедовал радость покаяния, пребывания в Боге, счастье неизбывного чувства благодарности Творцу. Францисканцев видели только веселыми, радующимися и называли "божьими скоморохами". Ф.А. учил, что улыбкой, а не плачем должно поддерживать дух и веру в людях. Однако францисканская добродетель радования ни в коей мере не тождественна оптимистически чувственному подъему Возрождения, т.к. воспевает радости сверхъестественные, через которые только и могут существовать другие, естественные радости. 3)


Святая Бедность. Эта добродетель не имеет ничего общего с порицанием богатых, экономический аспект здесь вообще отсутствует. Естественным смыслом ее является свобода, отсутствие необходимости заботиться об имуществе.

А сверхъестественный смысл бедности — в смирении. Бедность — абсолютная форма доверия к Богу и миру, предстояние в полной беззащитности, открытости перед Богом и миром. Кроме того, бедность уподобляет человека нищему Христу. 4)


Святая Любовь. Традиционно понимаемая в христианстве как любовь к ближнему и к Богу, святая Любовь Ф.А. обращена ко всему тварному миру. Человек имел возможность искупать греховность аскезой и покаянием, природа — нет. Ф.А. первым воспринял слова Христа о проповедовании Евангелия всей твари — ведь только через человека может спастись природа. Ф.А. видел в природе чтимые им смирение и бедность.


А поскольку человек не смеет хвалить самого Бога, лишь восхищаясь природой и любя ее — Его творение, можно восхвалить Творца. Этим объясняются необычные проповеди Ф.А. птицам, рыбам, его удивительные беседы с огнем и водой. Однако Ф.А. не отождествляет Бога и природу, природа одухотворена Богом, подвластна ему, не самостоятельна. Принимая тварный мир в его полноте, Ф.А. принимает и собственную плоть, называет тело братом. Это не означает, однако, отказ от аскезы.


Но тело нужно для служения Богу и этим нельзя пренебрегать. Главный принцип, связующий все добродетели и наиболее полно выражающий сущность францисканства — это подражание Христу. При этом Ф.А. был "застрахован" от обвинения в помещении себя на место Бога абсолютным смирением, а от ошибок церквоборческих ересей его защищала непоколебимая вера. Ф.А. основал три монашеских ордена: минориты ("младшие братья"), кларисы ("сестры" святой


Клары) и терциарии (братья в миру) или фратичелли (полубратья). После смерти Ф.А. орден миноритов раскололся на два полуеретических движения и был близок к осуждению церковью. Оставшаяся в лоне церкви часть ордена отказалась от добродетели бедности, дух францисканства был утрачен. Аскетический идеал Средневековья приобрел в лице Ф.А. новое, гуманистическое, культурное измерение.


Город Ассизи до сих пор считается духовным центром сторонников христианской идеи о подлинном всеобщем братстве людей. В церкви святого Ф.А. слово "мир" написано практически на всех языках человечества.

А.А. Грицанов, Е.Н. Неведомская

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРЕГЕ

Сообщение психологический словарь » Вт фев 02, 2010 3:00 pm

ФРЕГЕ (Frege) Готлоб (1848—1925) — немецкий логик, математик и философ. Профессор Йенского университета. Оказал формирующее влияние на современную формальную логику, основания математики и аналитическое направление философии в 20 в.


Основные труды: "Запись в понятиях" (1879), "Основы арифметики" (1884), "Значение и смысл" (1892), "Основные законы арифметики" (в двух томах, 1893—1903) и др. Ф. преобразовал символьный аппарат логики, сформулировал принципы аксиоматического построения исчислений и на этой основе разработал первую аксиоматическую систему исчисления высказываний. Он ввел круг понятий, получивших дальнейшую интенсивную разработку и употребление. В логике — это прежде всего понятия логической переменной и истинностного значения, а фактически и понятия пропозициональной функции и квантора, эксплицированные позднее Расселом. В логической семантике — понятия денотата (номинатума) и смысла. Ф. положил начало реализации глобальной программы обоснования математики, получившей название логицизма.


Он ставил своей задачей: 1) определить исходные понятия математики в терминах одной лишь логики, 2) доказать ее принципы, исходя лишь из принципов и средств самой логики. Пробным камнем стала арифметика и понятие числа. Ф. рассчитывал применить для формализации арифметики специально разработанное им расширенное исчисление предикатов. Однако, предложенная им система оказалась в конечной счете противоречивой, что было обнаружено Расселом и инициировало разработку им теории типов. Однако, несмотря на это, "Основные законы арифметики" послужили интеллектуальным образцом для поколения последующих исследователей.


Программа логицизма обнаружила свою утопичность только много позднее. Логическая деятельность Ф. была мотивирована философским и методологическим противостоянием психологизму и релятивизму. В подходе Ф. весьма сильны мотивы платонизма. Ф. отстаивал взгляд на мышление как на объективную идеальную сущность, не зависящую от субъективных диспозиций.

Психология и история не могут быть положены в основу логики и эпистемологии. По Ф., "это объяснение все делает субъективным, и если мы будем следовать ему до конца, то порвем с истиной". Понятия у Ф. реальны и объективны, это интеллектуальные идеалы, к которым человеческое познание пробивается с большим или меньшим успехом. Задача логики — представить понятия в их чистой форме, свободной от всех посторонних наслоений, скрывающих их от очей разума. Если психологизм низводил логику до уровня технической дисциплины, то в подходе Ф. логика становилась подлинной эпистемологией, учением о мышлении. В этом плане особое место занимает статья "Смысл и значение" (иногда ее переводят как "Смысл и денотат").


Ретроспективно ряд исследователей оценивают ее как манифестационную и программную для аналитической философии работу. Именно в ней Ф. формулирует собственно эпистемологическую проблематику анализа языка. Ф. показал, что в перспективе развития новой "символической" логики традиционная гносеологическая проблематика должна быть трансформирована. Чтобы показать это различие, Ф. возвращается к кантианскому различению аналитических и синтетических суждений: a=a и a=b. Новое знание или новое мыслительное содержание выражается суждениями второго типа. Однако, как устаналивается их истинностное значение? Как возможно отождествление различных a и b.


Традиционная аристотелевская логика трактовала a как субъект или имя объекта, a b — как предикат или свойство. Т.е. a и b не были равноправны, предикат не представлял объект знания и относился к нему только через посредство субъекта. Синтетическое суждение было основано на том, что свойство b, не содержащееся в понятии "a", обнаруживалось в объекте, подразумеваемом a. Таким образом, синтетическое суждение обнаруживало двойственную функцию субъекта: как чистого представителя объекта, и как определенного понятия, имеющего смысл. Но что же отождествлялось в синтетическом суждении — понятия, свойства или объекты? Если a рассматривать как чистое обозначение, то суждение лишалось синтетического характера, если же a трактовать содержательно, то отождествление становилось невозможно, поскольку a и b имели разный смысл.


>Вопрос об истинности оказывался формально неразрешимым в субъектно-предикатной форме. Решение, предложенное Ф. состоит в следующем: все языковые выражения следует рассматривать прежде всего как имена, т.е. как обозначения для внеязыковых объектов. С этой точки зрения a и b совершенно равноправны и могут быть отождествлены как обозначения для одного и того же предмета. Синтетический же характер суждения проявляется в том, что смысл языковых выражений, обозначающих один и тот же предмет, различен. Таким образом, знак как имя имеет две стороны: 1) денотат или обозначаемый именем предмет (сам Ф. говорил о "номинатуме"). Именно он образует значение языкового выражения; 2) смысл или способ, которым имя указывает на свой предмет.


Денотат дан только через смысл выражения. Только усвоив смысл, мы в состоянии определить денотат. Например, выражения "победитель при Аустерлице" и "побежденный при Ватерлоо" имеют один и тот же денотат — человека по имени Наполеон Бонапарт, но предпосылкой этого выступает усвоение различного смысла этих выражений. Этот же подход переносился Ф. и на все повествовательные предложения, только их денотатом объявлялось истинностное значение — истина или ложь, а смыслом предложения — выражаемая им мысль.

Что давала теория имени для решения эпистемологических проблем? На ее основе Ф. формулирует проблему: все "неясности", "противоречия" и "парадоксы", возникающие в познании, обусловливаются неправильным употреблением естественного языка: одни и те же имена относятся к разным денотатам, различные имена заменяются по сходству смысла, но без установления эквивалентности их значений и т.п. Решением проблемы могло бы, согласно Ф., стать построение логически безупречного искусственного языка, в котором отношения между именами и денотатами оказывались бы однозначно установленными.


Но поскольку язык науки не может обойтись без слов естественного языка, то необходимо упорядочение их употребления. Упорядочение создает необходимую основу для дальнейшей формализации языка. Оно предполагает, во-первых, замену слов на символы, а выражений на пропозициональные функции, а во-вторых, установление однозначности между именами и денотатами.


Несмотря на то что сама идея "универсального" языка известна в философии давно, такой стиль и способ постановки проблемы был, безусловно, нов, а кроме того, реально подкреплялся успехами математической логики. Идея логико-семантического анализа языка науки, высказанная Ф., получила в 20 в. интенсивное продолжение. Однако его последователям не удалось сохранить платоновскую интенцию Ф. на исследование мышления как такового. Язык как предмет "вытеснил" мышление, это случилось именно потому, что был элиминирован целый ряд онтологических вопросов об объективном статусе мышления. Эти мотивы Ф. были эксплицированы Поппером лишь много позднее и за рамками аналитической философии. Следует специально подчеркнуть, что смысл, в понимании Ф., не имел субъективно-психологического оттенка. Ф. различал "смысл" и "представление". Речь шла об объективном мыслительном содержании языковых выражений, однако, чем именно определялась эта объективность Ф. указать не смог. По отношению к соответствующей философской традиции, концепция Ф. имела двойственный характер.

С одной стороны, трактуя знаки как имена, он продолжал номиналистическую традицию, с другой стороны, связывая со знаками объективный смысл, выступал как "реалист". Как показал впоследствии Поппер, это было правильной позицией, в том смысле, что выделяло "третий мир" мышления в его оппозиции миру состояний сознания и психологическим феноменам, а с другой стороны, связывало этот "третий мир" с двумя другими мирами (физических и ментальных состояний) посредством языковых функций.

А.Ю. Бабайцев

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРЕЙД

Сообщение психологический словарь » Сб фев 06, 2010 3:03 am

ФРЕЙД (Freud) Анна (1895—1982) — австрийский психоаналитик, дочь З. Фрейда. Сооснователь эгопсихологии и детского психоанализа. Председатель Венского психоаналитического общества (1925—1938). Поч. д-р права Венского унта и ун-та Кларка (1950, США). Поч. д-р наук


Медицинского колледжа Джефферсона (1964) и ряда ун-тов (Шеффилдского, 1966; Чикагского, 1966; Йельского, 1968). Чл. Королевского медицинского общества (1978) и поч. чл. Королевского колледжа психиатров. Поч. д-р философии ун-та Гете (1981). В детстве получила хорошее домашнее образование. С раннего возраста приобщилась к кругу идей отца и его психоаналитической деятельности.


В юности и зрелые годы выполняла обязанности секретаря и помощника З. Фрейда. После получения педагогического образования (Вена, 1914) в течение пяти лет преподавала в одной из венских начальных школ, где впервые заинтересовалась проблемами психологии детей. С 1920 г. работала в английском отделении психоаналитического общества. Под непосредственным руководством отца освоила теорию, методику и технику психоанализа. В 1922 г. опубликовала первую статью "


;Бьющие фантазии и дневные мечты", в которой исследовала способы прекращения мастурбации. В 1922 г. была принята в Венское психоаналитическое общество и с 1923 г. начала практиковать психоаналитическую терапию. Специализировалась преимущественно по проблемам психоанализа детского возраста и использования психоаналитических идей в педагогике, в том числе для коррекции недостатков обучения и воспитания. Разрабатывала методику и технику детского психоанализа. С 1923 г. работала в Венском ин-те психоанализа. В 1925—1938 гг. была председателем


Венского психоаналитического общества. В 1927 г. опубликовала работу "Введение в технику детского анализа", в которой изложила суть оригинального психоаналитического подхода к психологии детей, подчеркнула роль окружения в развитии ребенка и показала эффективность "игровой терапии". В 1936 г. в книге "Психология "Я" и защитные механизмы" развила психоаналитические идеи о "механизмах защиты" и показала их роль в формировании и функционировании психики и личности.

В 1938 г., после оккупации Австрии нацистами, подвергалась аресту и допросам в гестапо. После вынужденной эмиграции в Англию (1938), совместно с З.


Фрейдом, особое внимание уделяла поддержке больного отца. После смерти З. Фрейда (1939) прилагала значительные усилия для корректного и эффективного развития психоаналитического учения и международного психоаналитического движения. В 1941 г., совместно с Дороти Берлингем, организовала близ Лондона Хэмпстедский приют для детей, разлученных с родителями во время войны, где работала до 1945 г.


Наряду с поддержкой детей осуществила комплекс психоаналитических исследований влияния психической депривации на развитие ребенка и ее последствий. Результаты этих исследований были опубликованы в работах "Маленькие дети в военное время" (1942), "Дети без семьи" (1943), "Война и дети" (1943). В 1945 г. содействовала организации периодического ежегодника "Психоаналитическое исследование ребенка". В 1947 г. открыла курсы подготовки детских психоаналитиков. В 1952 г. организовала и возглавила Хэмпстедскую клинику детской терапии, ориентированную на психоаналитическое лечение детей.


Как директор этой клиники и курсов психоаналитической терапии руководила их работой до 1982 г. Систематизировала психоаналитические воззрения на детство и его роль в жизни человека. Выдвинула и разработала ряд идей о детстве и юности как периоде, характеризующимся наличием психических кризисов, специфика переживания которых влияет на формирование и развитие психики и личности человека. Исследовала различные проявления нормального и анормального индивидуального развития ребенка. Автор книг: "Психоанализ для учителей и родителей" (1931), "Детство в норме и патологии" (1968), "Интересы ребенка" (1973) и др. работ по детскому психоанализу и эгопсихологии.

В.И. Овчаренко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРЕЙДИЗМ

Сообщение психологический словарь » Пн фев 08, 2010 7:59 pm

Фрейдизм — названное по имени австрийского психолога З. Фрейда направление, объясняющее развитие и структуру личности иррациональными, антагонистическими сознанию психическими факторами и использующее основанную на этих представлениях технику психотерапии. Возникнув как концепция объяснения и лечения неврозов, Ф. в дальнейшем возвел свои положения в ранг общего учения о человеке, обществе и культуре, приобретя большое влияние. Ядро Ф. образует представление об извечной тайной войне между скрытыми в глубинах индивида бессознательными психическими силами (главной из которых является сексуальное влечение — либидо) и необходимостью выжить во враждебной этому индивиду социальной среде. Запреты со стороны последней (создающие "цензуру" сознания), нанося душевную травму, подавляют энергию бессознательных влечений, которая прорывается на обходных путях в виде невротических симптомов, сновидений, ошибочных действий (оговорок, описок), забывания неприятного и т. п. Психические процессы и явления рассматривались во Ф. с трех основных точек зрения: топической, динамической и экономической. Первоначально топическая система душевной жизни была представлена у Фрейда тремя инстанциями: бессознательным, предсознательным и сознанием, взаимоотношения между которыми регулировались цензурой.


С начала 1920-х гг. Фрейдом выделяются иные инстанции: Я (Эго), Оно (Ид) и Сверх-Я (Супер-эго). Две последние системы локализовались в слое "бессознательное". Динамическое рассмотрение душевных процессов предполагало их изучение как форм проявлений определенных (обычно скрытых от сознания) целенаправленных влечений, тенденций и т. п., а также с точки зрения переходов из одной подсистемы душевной структуры в другую. Экономическое рассмотрение означало анализ психических процессов с точки зрения их энергетического обеспечения (в частности энергией либидо).


Энергическим источником, согласно Фрейду, является Оно (Ид). Ид — средоточие слепых инстинктов, либо сексуальных, либо агрессивных, стремящихся к немедленному удовлетворению независимо от отношений субъекта к внешней реальности.

Приспособлению к этой реальности служит Эго, которое воспринимает информацию об окружающем мире и состоянии организма, сохраняет ее в памяти и регулирует ответные действия индивида в интересах его самосохранения.


Супер-эго включает моральные стандарты, запреты и поощрения, усвоенные личностью большей частью бессознательно в процессе воспитания, прежде всего от родителей. Возникая благодаря механизму идентификации ребенка со взрослым (отцом), оно проявляется в виде совести и может вызвать чувства страха и вины. Поскольку требования к Эго со стороны Ид, Супер-эго и внешней реальности (к которой индивид вынужден приспосабливаться) несовместимы, он неизбежно пребывает в ситуации конфликта.


Это создает невыносимое напряжение, от которого индивид спасается с помощью "защитных механизмов" — вытеснения, рационализации, сублимации, регрессии. Важную роль в формировании мотивации Ф. отводит детству, которое якобы однозначно определяет характер и установки взрослой личности. Задача психотерапии усматривается в том, чтобы выявить травмирующие переживания и освободить от них личности путем катарсиса, осознания вытесненных влечений, понимания причин невротических симптомов.

Для этого используются анализ сновидений, метод свободных ассоциаций и др.


В процессе психотерапии врач наталкивается на сопротивление пациента, которое сменяется эмоционально позитивной установкой пациента по отношению к врачу, трансфером, благодаря чему возрастает "сила Я" пациента, который осознает источник своих конфликтов и изживает их в "обезвреженной" форме. Ф. ввел в психологию ряд важных проблем — бессознательной мотивации, соотношения нормальных и патологических явлений психики, ее защитных механизмов, роли сексуального фактора, влияния детских травм на поведение взрослого, сложного строения личности, противоречий и конфликтов в психической организации субъекта. В трактовке этих проблем он отстаивал встретившие критику со стороны многих психологических школ положения о подчиненности внутреннего мира и поведения человека асоциальным влечениям, всесилии либидо (пансексуализм), антагонизме сознания и бессознательного. Неадекватно интерпретированный психический фактор предстал в виде определяющего как для телесной, так и для социальной жизни. Подчинив этому фактору историю общества и культуры, Ф., по существу, мистифицировал ее.

М.Г. Ярошевский

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРЕЙМ

Сообщение психологический словарь » Сб фев 13, 2010 3:02 pm

Фрейм [англ. frame — каркас, остов, рамка, структура] — 1) в когнитивной психологии понятие, описывающее структурно оформленную единицу какого-либо конкретного знания, картинки, сценария, схемы и т. п., с помощью которой может быть идентифицирована воспринимаемая ситуация; 2) в психосемантике — структурно оформленная единица знаний, организованная вокруг некоторого понятия, и содержащая данные о существенном, типичном и возможном для этого понятия (например, набор предположений об устройстве формального языка для выражения знаний, в качестве альтернативы для семантических сетей). Слово Ф. многозначно — в пер. с англ. означает, "рамка вокруг картинки", "окно", "страница", "система координат" и др. В 1970-х гг. оно впервые было использовано американским ученым М.Л. Мински (M.L. Minsky), занимавшимся проблемами искусственного интеллекта.


Он одним из первых создал теоретическую модель (названную "теорией фреймов") структур знания, которые лежат в основе повседневной когнитивной деятельности людей. Мински высказал предположение, что наше знание закодировано в блоках, называемых "фреймами" ("рамками"; метафору он заимствовал из фотографии), которые облегчают понимание многих аспектов каждодневных явлений, позволяя получить быстрый доступ к информации, хранящейся в памяти и соответственно отреагировать. Эти разработки М. Мински предвосхитили современные нейропсихо-логические исследования о модулярности психики. Развиваясь, понятие Ф. стало родовым по отношению к понятиям "схема" в когнитивной психологии (Ф.Ч.


Бартлет, 1932), сцена, сценарий, когнитивная модель, модуль (Ch.J. Fillmore, 1975), ассоциативные связи (G.H. Bower, 1972 ), семантическое поле. Например, понятие "сцены" ассоциировано с определенными языковыми Ф., при этом под "сценами" понимаются не только зрительные образы, но и иные виды внутренних мысленных образов (L. Talmy, 1977). Ф. организуют наше понимание мира в целом, а тем самым и обыденное поведение.

При этом Ф. могут выступать типовыми классификаторами (будучи зафиксированными в памяти как "ярлыки к целым сценам"), эталонами, с которыми сравниваются содержания, подлежащие классификции. С каждым Ф. связаны несколько видов информации: (1) о его использовании; (2) о том, что следует ожидать; (3) что делать, если ожидания не подтвердятся. Формально Ф. представляют в виде структуры узлов и отношений между ними. Кроме связей внутри Ф. возможны и межфреймовые отношения, когда они комбинируются в более крупные модули или рамки (библиотеки Ф.). Верхние (базовые) уровни Ф. фиксированы и соответствуют вещам (сущностным значениям) всегда справедливым по отношению к предполагаемой ситуации.


Ниже этих узлов — терминальные узлы (или слоты), которые указывают на условия, которым должно отвечать его заполнение. Часто такое заполнение представляется как "подфрейм" (или вложенный Ф.). Наиболее наглядно фреймовые структуры выступают на экране компьюьера, являясь средством доставки дополнительной информации и форматирования страницы. Они позволяют разделить окно просмотра браузера на несколько прямоугольных областей (в этом Ф. очень похожи на таблицы). При помощи Ф. можно не только разделить страницу на несколько частей, но и решить задачу взаимодействия между этими частями, т. к. в каждый Ф. можно загрузить отдельный документ, выступающий как бы самостоятельной web-страницей. В результате человек, просматривающий страницу на экране компьютера, может изучать одну часть страницы независимо от остальной части.


Фреймовая структура, естественно, может существовать не только на экране компьютера, но и в виде "картинки" или текстового описания на бумаге. Однако продуктивная работа с фреймовыми структурами, представляющими собой различные сложно организованные базы данных, стала возможной только с применением компьютеров. Это направление получило название "фреймовая семантика" (Ch.J. Fillmore, 1977). Оно объединяет разные типы формализованного описания деятельности человека в контексте ситуации.

Л.А. Карпенко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРЕЙХАН

Сообщение психологический словарь » Ср фев 17, 2010 7:50 am

ФРЕЙХАН (Freyhan) Фритц Адольф (1912—1982) — американский психофармаколог. Один из основателей современной фармакологической психиатрии. Медицинское образование получил в Берлинском ун-те (д-р медицины, 1937), в этом же году эмигрировал в США (получил гражданство в 1943 г.), работал врачом в Сайденхемском госпитале Нью-Йорка (1939—1940). С 1940 по 1950 г. — чл. дирекции


Делаверского госпиталя г. Фанхеста, с 1950 по 1960 г. — директор этого госпиталя. Одновременно с этим — начальник психиатрического и неврологического отделения Делаверского госпиталя в г. Уилмингтоне (1954—1961). Профессиональную врачебную деятельность совмещал с преподавательской: с 1951 г. — ассоциированный профессор психиатрии и ректор (до 1961) медицинского колледжа Пенсильванского ун-та, с 1960 г. — клинический профессор психиатрии медицинского колледжа Дж. Вашингтона, с 1961 по 1966 г. — директор учебного центра Вашингтонского госпиталя Св. Элизабет, с 1966 по 1972 г. — директор по исследовательской работе в госпитале Св. Винсента медицинского колледжа Нью-Йоркского ун-та. Президент Американской психопатологической ассоциации (1969). Вместе с Н. Петриловичем был первым ред. журнала "


;International Pharmacopsychiatry" и серии "Modern Problems of Pharmacopsychiatry". Ввел понятие "целевых симптомов" (1957), на которые оказывается выборочное влияние психофармакологическими средствами. Лечение при этом направляется не против целостного заболевания и предназначено не для купирования психотического синдрома, а служит задаче устранения отдельного симптома, например галлюцинации. Такая ориентация медикаментозного воздействия позволяет ставить точный эксперимент, в частности благодаря провоцированию экспериментальных психозов. Данный метод наиболее отработан при использовании нейролептиков.

И.М. Кондаков

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРЕСС

Сообщение психологический словарь » Сб фев 20, 2010 2:33 pm

ФРЕСС (Fraisse) Поль (р. 1911) — французский психолог, специалист по экспериментальной психологии. После обучения в лицее du Parc (Лион) получил высшее гуманитарное образование в Лионе (1935). Продолжил образование в Лувенском ун-те (д-р философии, 1943) и позднее в Парижском ун-те (д-р филологии, 1956). С 1943 по 1952 г. работал в "École pratique des hautes etudes" в качестве зам. директора, с 1952 по 1979 г. он — директор этой школы и заведующий лаборатории экспериментальной и сравнительной психологии. С 1957 г. Ф. — профессор экспериментальной психологии фак-та литературы и гуманитарных наук ун-та


Сорбоны, Париж. С 1961 по 1969 г. он — директор Института психологии унта. Принимал активное участие в создании французской психологической школы. С 1949 по 1960 г. — генеральный секретарь Французского общества психологов (ФОП), с 1962 по 1963 г. — президент ФОП. Президент Интернационального союза научной психологии (1976—1979). Плодотворное сотрудничество с Ж. Пиаже началось, когда Пиаже навестил Ф. в Париже и беседа натолкнула его на мысль изучать силлогизмы. В исследованиях, проведенных Ф. совместно с В. Блоком, было показано, что активная деятельность уменьшает нейровегетативное напряжение, для чего делались замеры электродермограммы как показателя активности симпатической НС до ответственной пробы, и во время этой пробы ("Activite psycho-galvanique et ropidite dans une epreuve sensori-motrice complexe", "Acta Psychol.", 1957, 13, совм. с Bloch V.). Основной же вклад Ф. в экспериментальную психологию заключается в том, что он осуществил важнейшие экспериментальные исследования, призванные прояснить сущность восприятия времени.

Сделал вывод, что восприятие времени представляет собой прежде всего восприятие изменений и адаптацию к этим изменениям за счет управления памятью ("Les structures rythmiques", P., 1956; "Psychologie du temps", P., 1957). Ф. автор трудов: "Manuel de psychologie experimentale", 1957; (Ed.) "Traite de psychologie experimental", 9 vols, P., 1963—1966 (совм. с Piaget J.); "La verbalisation d’un dessin facilite-elle son evocation par l’enfant" / L’année psychologique. 1970, 1. В рус. пер.: "Экспериментальная психология", т. 1—6, М., 1966—1978; "


;Восприятие и оценка времени // Экспериментальная психология" (Ред. П. Фресс, Ж. Пиаже), вып. 6, М., 1978.

И.М. Кондаков

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРИГИДНОСТЬ

Сообщение психологический словарь » Вт фев 23, 2010 5:24 pm

Фригидность — сексуальная холодность женщины, проявляющаяся в снижении или отсутствии либидо, сексуальной возбудимости, специфических сексуальных ощущений и оргазма. В прошлом Ф. объяснялась биологическими, конституционными факторами. Однако, по мнению современной сексологии, Ф. в большей мере зависит от психических особенностей и условий воспитания; к ее развитию могут приводить причины: социогенные (неправильное половое воспитание, недостаточное сексуальное просвещение, обусловливающее низкую сексуальную культуру), психогенные (акцентуации характера, нервно-психические заболевания) и соматические (различные соматические заболевания). В современной специальной сексологической литературе понятие Ф. часто заменяется термином "сексуальная дисфункция".

В. В. Кришталь

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРИДМЕН

Сообщение психологический словарь » Чт фев 25, 2010 9:36 am

ФРИДМЕН (Friedman) Милтон (р. 1912) - американский экономист; теоретик и пропагандист экономического либерализма и монетаризма. Доктор экономических наук (1946) и права (1968), профессор (1948). Лауреат Нобелевской премии по экономике (1976). Представитель Чикагской школы экономики.


Бакалавр экономики (1932), бакалавр математики (1932). Магистр Чикагского университета (1933). Занимался экономическими исследованиями. В годы Второй мировой войны участвовал в разработке налоговой политики и занимался исследованиями военной статистики в Колумбийском университете.


В 1945-1946 преподавал экономику в Минессотском университете, с 1946 в Колумбийском университете. С 1948 преподавал в Чикагском университете. Изучал методологию общественных наук, проблемы денег и ценообразования. С 1950 был консультантом по реализации "плана Маршалла".


Отстаивал идею плавающих валютных курсов. В 1967 - президент Американской экономической ассоциации. В 1971-1974 советник президента США Р. Никсона по экономическим вопросам. С 1977 - старший исследователь Гуверовского института при Стэнфордском университете.

Основные работы Ф. посвятил экономической жизни общества.


Особое внимание обращал на проблемы свободы личности и рыночной экономики, трактуя свободу как предпосылку, условие и приоритет нормального экономического и социального развития. Настаивая на расширении свободы предпринимательства, призывал к созданию "автоматических" механизмов, минимизирующих вмешательство государства в экономику. Ограничивал роль государства лишь созданием условий для формирования и функционирования рыночной системы.


Считал, что ограничение функций государства выступает залогом эффективности рыночной экономики и ее устойчивого неинфляционного развития. Сформулировал основные теоретические положения монетаризма (монетарной экономической теории) и сыграл ведущую роль в ее утверждении. Разработал новую версию современной количественной теории денег, в границах которой исследовал определяющее влияние денег и денежной массы на уровень экономической активности. Содействовал развитию теорий денежного обращения.


Подчеркивал достоинства рыночного регулирования и конкуренции. Разработал теории "постоянного дохода потребления", полезности и др. Автор книг "Очерки позитивной экономики" (1953), "Теория функции потребления" (1957), "Программа монетарной стабильности" (1959), "Капитализм и свобода" (1962), "Становление денежной системы в США" (1963, в соавт. с А. Шварц), "Доллар и дефицит" (1968), "Контрреволюция в монетарной теории" (1970), "Деньги и экономическое развитие" (1973), "Будущее капитализма" (1977), "Свобода выбора" (1980) и мн. др.

А.Б. Юрко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРОММ

Сообщение психологический словарь » Вс фев 28, 2010 5:03 pm

ФРОММ (Fromm) Эрих (1900—1980) — немецко-американский философ, психолог, социолог. Один из основателей и главный представитель неофрейдизма. В 1922 получил в Гейдельбергском университете степень доктора философии.


В 1923—1924 прошел курс психоанализа в Психоаналитическом институте в Берлине. С 1925 занимался психоаналитической практикой. В 1929—1932 — сотрудник Института социальных исследований во Франкфурте-на-Майне, руководитель отдела социальной психологии. В 1933 — эмигрировал в США.


Работал в Институте социальных исследований в Нью-Йорке, в Институте психиатрии им. У.Уайта, преподавал в Колумбийском и Йельском университетах. Основал и возглавлял Институт психоанализа при Национальном университете в Мехико. С 1974 жил в Швейцарии. Основные сочинения: "Бегство от свободы" (1941), "Человек для себя" (1947), "Здоровое общество" (1955), "Искусство любить" (1956), "Дзенбуддизм и психоанализ" (1960), "Концепция человека у Маркса" (1961), "Из плена иллюзий" (1962), "Сердце человека" (1964), "Революция надежды" (1968), "Анатомия человеческой деструктивности" (1973), "Иметь или быть?" (1976) и др. Концептуальными истоками творчества Ф. являлись идеи


Фрейда, Маркса (главным образом "раннего"), а также буддизм, труды Бахофена и Моргана, Спинозы, Ницше и др. Ф., акцентируя внимание на проблеме человека, стремился к комплексному рассмотрению ее биологических, социальных и экзистенциальных аспектов. Человек как биологический вид, по Ф., является представителем приматов, возникающим в тот момент, когда детерминация поведения инстинктами достигает минимума, а развитие мозга — максимума. Человеку присущи специфические свойства, отличающие его от животного: разум, самосознание и воображение. Их возникновение порождает ситуацию неопределенности, осознание своей отдельности, одиночества. Это осознание, по мнению Ф., становится источником тревоги, вины и стыда. Разрушение гармонии дочеловеческого существования определяет человеческую природу (натуру).

По Ф., человеческая природа не может быть рассмотрена ни как биологически обусловленная сумма желаний, ни как безжизненный слепок с матрицы социальных условий; она не является ни неизменной, ни безгранично пластичной: Ф. утверждает, что человеческая природа есть результат исторической эволюции в синтезе с определенными врожденными механизмами и законами. Разрыв единства с природой, жажда обретения новой гармонии взамен утраченной порождают экзистенциальные дихотомии (неразрешимые противоречия человеческого существования): между жизнью человека и его смертностью, между человеческими возможностями и пределами их реализации. Кроме того, Ф. указывал на наличие исторических дихотомий — противоречий индивидуальной и социальной жизни, не являющихся имманентными для человеческого существования, а исторически обусловленных и в принципе разрешимых. Примером исторической дихотомии является, по Ф., институт рабства в


Древней Греции. Физиологически обусловленные потребности, вытекающие из необходимости обеспечения биологического выживания, требуют, согласно Ф., удовлетворения при любых условиях и в этом смысле являются первичным мотивом человеческого поведения. Уникальность человеческого положения состоит в том, что их удовлетворения недостаточно не только для счастья, но даже для психического здоровья. Потребности, порождаемые дисгармонией человеческого существования, выходят далеко за пределы животных потребностей. Их выражением является стремление восстановить единство человека с миром. По мнению Ф., источником всех движущих человеком сил, всех его страстей, аффектов, стремлений является необходимость постоянного разрешения противоречий своего существования и поиска все более высоких форм единства с природой, с другими людьми и самим собой.


Независимо от удовлетворения животных потребностей актуализируются специфически человеческие потребности. В работе "Здоровое общество" Ф. дает следующую их классификацию: 1) потребность в приобщенности (необходимость преодолеть одиночество, отделенность, изолированность).

Конструктивным путем ее удовлетворения является любовь; при невозможности его реализации возникают паллиативные формы в виде "симбиоза" в подчинении или овладении.


Предметом "симбиоза" могут являться люди или внешние силы. Полная неудача в обретении приобщенности выражается в нарциссизме — патологической фиксированности на себе, неспособности к установлению связей с окружающим миром и его объективному восприятию; 2) потребность в преодолении ограниченности собственного существования.


Неудовлетворенность человека собственным положением случайного, пассивного, бессильного создания порождает стремление стать "творцом", быть созидательно активным. Негативным вариантом удовлетворения этой потребности является разрушительность, стремление к самоутверждению в деструкции; 3) Потребность в укорененности и братстве.


Разрыв естественных связей, невозможность возврата к доиндивидуальному существованию вынуждают каждого взрослого человека к поиску помощи, близких межличностных отношений, защиты. Оборотной стороной этой потребности является "инцест", трактуемый Ф. как некритическая связанность индивида с общностью: семьей, родом, государством, церковью. В современных обществах, по мысли Ф., распространены такие формы "инцестуальной связи", как национализм и квазипатриотизм; 4) потребность в чувстве тождественности. Человек, с его разумом и воображением, нуждается в представлении о самом себе, в способности почувствовать себя субъектом своих действий, в обретении индивидуальности. Отсутствие подлинно индивидуального чувства тождественности компенсируется его заменителями, которыми являются чувства принадлежности к нации, религии, социальному классу, роду занятий. В этом случае имеет место, по Ф., "стадная" идентичность, при которой чувство тождественности покоится на чувстве безусловной принадлежности к толпе; 5) потребность в системе ориентации и потребность в поклонении. Их основой является неопределенность человеческой ситуации и необходимость в силу этого сформулировать систему координат для организации восприятия мира, интеграции усилий и осмысления жизни.


>Ответами на эти потребности могут быть различные теистические и нетеистические системы. В таких системах, по мнению Ф., значимы не их формальные аспекты (догматы, вероучение и т.д.), а глубинные личностные мотивации. Рациональные системы стимулируют развитие зрелой, разумной, созидательно активной личности; иррациональные же поощряют непродуктивные черты характера и удовлетворяют соответствующие "религиозные" потребности. По Ф., специфически человеческим (экзистенциальным) потребностям отвечают произрастающие из характера страсти (потребность в любви, нежности, свободе, разрушении, садизм, мазохизм, жажда собственности и власти). Ф. трактует характер как замену для слаборазвитых у человека инстинктов.


Характер определяется им как относительно стабильная система всех неинстинктивных стремлений, через которые человек соотносится с природным и человеческим миром. Коренящиеся в характере страсти и влечения, будучи категориями биосоциальными, историческими (в отличие от физиологически обусловленных инстинктов — биологической природной категории), не служат физическому выживанию, но обладают иногда даже большей, чем инстинкты, мотивирующей силой.


Экзистенциальные потребности у всех людей одинаковы, но в то же время индивиды и группы различны по преобладающим страстям. Это различие, по мнению Ф., в значительной степени зависит от социальных условий, влияющих на биологически заданную экзистенциальную ситуацию и соответствующие ей потребности. Характер позволяет человеку действовать последовательно и "разумно" (целенаправленно), а также задает возможность его приспособления к обществу. В то же время каждое общество для своего устойчивого существования нуждается в соответствии характеров своих членов социоэкономической ситуации. Приспособление индивида к обществу первоначально происходит в семье — "психическом посреднике" общества,— транслирующей нормы и ценности данной культуры от родителей к детям.

По мнению Ф., факт сходства значимых черт характера у членов одной культуры, позволяет говорить о "социальном характере", формирующемся под влиянием социально-экономической структуры общества. Ф. определяет "социальный характер" как основное ядро структуры характеров большинства членов группы, развившееся как результат фундаментального опыта и образа жизни, общего для данной группы. "Социальный характер" является, по мнению Ф., основным элементом в функционировании общества и в то же время — "приводным ремнем" между экономическим базисом и идеями, господствующими в обществе.


С одной стороны, "социальный характер" направляет поведение индивидов в соответствующем потребностям общества направлении. С другой стороны, он делает такое поведение нормой и формирует его внутреннюю мотивацию, зачастую неосознаваемую. Таким образом, благодаря "социальному характеру" человек хочет делать то, что он должен делать. В то же время, как полагал Ф., несоответствие "социального характера" изменившимся социально-экономическим реалиям делает его дисфункциональным элементом общества. Ф. полагает все существовавшие в истории типы обществ не отвечающими подлинным нуждам человека.


Репрессивность общества проявляется, по его мысли, в манипуляции сознанием, а также в вытеснении в бессознательное нежелательных с социальной точки зрения устремлений — как негативных, так и позитивных. В связи с этим Ф. говорит о "социальном бессознательном", обусловленном действием "социального фильтра". В "социальный фильтр", согласно Ф., входят язык, присущая данному обществу логика мышления и социальные запреты — "табу". Всякое побуждение или мысль допускается в сознание только по прохождении "социального фильтра". Соответственно, символику бессознательного Ф. связывает с социокультурно заданными внутрипсихическими конфликтами. Целью спасительной для людей психоаналитической терапии становится, согласно Ф., "дерепрессия" — осознание позитивных человеческих потенций и достижение их баланса с социальной дееспособностью.

Работа Ф. "Иметь или быть?" была посвящена анализу "бытия" и "обладания" как фундаментальных способов человеческого существования (категория "бытие" используется Ф. как психологическая и антропологическая, а не как метафизическая). Ф. расценивает состояние современной цивилизации как предкатастрофическое. "Большие Надежды" на достижение личных и общественных благ, присущие техногенной цивилизации, по мнению Ф., не оправдались, а человечество оказалось на грани самоуничтожения. Ф. полагает, что причины кризисных явлений кроются в специфике капиталистического общества. Капиталистическая экономическая система, по Ф., руководствуется в своем развитии не подлинными интересами человека, а собственными системными потребностями. В результате социально-экономические условия капитализма формируют адаптированного к ним индивида — эгоистичного, себялюбивого и алчного. Согласно Ф., черты характера человека, порожденного социо-экономической системой капитализма, являются патогенными и в результате формируют больную личность, а следовательно, и больное общество. Ф. полагает, что единственным способом избежать глобальной катастрофы является гуманистическая переориентация направленности развития человека и общества. Проблему реализации гуманистических альтернатив Ф. связывает с необходимостью глубоких изменений в человеческом характере.


Различия в индивидуальных характерах людей и в типах социального характера связываются им с преобладанием одного из двух основных способов существования человека — "обладания" либо "бытия". При существовании по принципу "обладания" отношение к миру выражается в стремлении сделать его объектом владения, в стремлении превратить все и всех, в том числе самого себя, в свою собственность. В "бытии" как способе существования Ф. выделяет две формы; одна из них противополагается "обладанию" и означает жизнелюбие и подлинную причастность к существующему. Другая форма "бытия" есть противоположность видимости и относится к истинной природе, истинной реальности личности или вещи.

Реализация принципов "бытия" и "обладания" рассматривается Ф. на примерах ряда явлений повседневной жизни: обучения, памяти, беседы, чтения, власти, знания, веры, любви. Общими признаками "обладания", с точки зрения Ф., являются косность, стереотипность, поверхностность; "бытия" — активность, творчество, заинтересованность. Ф. приходит к выводу, что в современном обществе, ориентированном на ценности потребления и на получение прибыли, доминирует модус "обладания". Одним из симптомов этого, по его мнению, является злоупотребление в речевой практике глаголом "иметь". Природа "обладания" рассматривается Ф. как обусловленная природой частной собственности.


Модус "обладания" определяется доминированием установки на приобретение собственности и неограниченное право сохранять все приобретенное. Собственнические чувства и ценности приобретательства при этом распространяются, по мысли Ф., на вещи, других людей, собственное "Я", идеи, убеждения и даже привычки. Данный способ существования формируется как результат социальной репрессивности по отношению сначала к ребенку, а затем ко взрослому человеку. В ходе индивидуального развития истинные желания и интересы человека, его личная воля замещаются теми, которые навязаны принятыми в обществе стандартами мыслей и чувств.


При установке на обладание счастье состоит в ощущении превосходства над другими, во власти, в способности применять насилие. Ф. полагает, что усилению ориентации на обладание способствуют язык, создающий иллюзию постоянства объектов, и биологически обусловленное желание жить, порождающее потребность в суррогатах бессмертия — славе и передаваемой по наследству собственности. Основной характеристикой модуса "бытия" полагается внутренняя активность, продуктивное использование собственных потенций. Такая активность реализуется, по Ф., в проявлении всех собственных способностей, дарований, в заинтересованности миром, в преодолении рамок собственного изолированного "Я". Счастьем при установке на "бытие" являются любовь, забота о других, самопожертвование.

В структуре "бытия" доминирует живой невыразимый опыт, живое и продуктивное мышление. И "бытие", и "обладание" являются, по убеждению Ф., потенциальными возможностями человеческой природы. "Обладание" Ф. считает основанным в конечном счете на биологической потребности в самосохранении. "


;Бытие" же связано со спецификой человеческого существования, с внутренне присущей человеку потребностью в преодолении одиночества посредством единения с другими людьми. Обе эти потенциальные возможности живут в каждом человеке; доминирование одной из них зависит от социальной структуры, ее ценностей и норм. Используя понятие "религия" для обозначения любой системы взглядов и действий, которой придерживается какая-либо группа людей и которая служит схемой ориентации для индивида и объектом его поклонения, Ф. полагает ее укорененной в специфической структуре характера данного человека и в социальном характере. "Религиозные" потребности, по Ф., имманентно присущи человеку, коренясь в основных условиях существования человеческого вида. Их возникновение связано с утратой способности действовать под влиянием инстинктов и наличием разума, самосознания и воображения.


Специфика человеческого существования порождает потребность в формировании картины мира и места в нем индивида, а также в позволяющем интегрировать усилия в определенном направлении объекте поклонения. При этом глубинные мотивации поведения нередко не соответствуют декларируемым ценностям, и сам индивид даже не осознает, что же реально является объектом его личного поклонения. Так, Ф. полагает, что христианские ценности имели определенное влияние в Европе лишь в период между 12 и 16 веками. В 16 в. начинает развиваться "авторитарный, одержимый, накопительский характер", связанный с "индустриальной религией", возникшей за фасадом христианства.


В "индустриальной религии" "священны" труд, собственность, прибыль, власть. К концу 19 в., согласно Ф., постепенно начинает преобладать рыночный характер, при котором человек ощущает себя как товар, а свою "стоимость" — не как "потребительскую", а как "меновую". Структуре этого характера соответствует, по мнению Ф., "кибернетическая религия" обезличенности и машинизации.

Программа Ф. по изменению человека и общества была ориентирована на массовое изменение человеческого характера с переходом от установки на "обладание" к установке на "бытие". Она предполагала переход к "здоровому потреблению", реализацию "демократии участия", децентрализацию промышленности, замену бюрократического управления гуманистическим, запрет методов манипуляции сознанием и ряд других мер. В книге "Человек для себя. Исследование психологических проблем этики" Ф. характеризует западную цивилизацию как находящуюся в моральном кризисе, обусловленном потерей влияния религии и утратой веры в человеческую автономию и разум.


Кризис выражается в релятивистском отношении к этическим ценностям и нормам и возобладании ложных моральных ориентиров: беспрекословном подчинении требованиям государства, лидерам, культа техники, материального успеха. Конструктивной альтернативой релятивизму Ф. считает этический рационализм, опору на разум как средство формулирования подлинных оснований человеческой нравственности. Целью является установление соответствия морали человеческой природе, естественным человеческим способностям к добру и созидательной активности. Ф. вводит разделение гуманистической этики и этики авторитарной. В авторитарной этике авторитет устанавливает, в чем состоит благо, формулирует законы и нормы поведения.


В гуманистической этике человек сам создает, регулирует и соблюдает нормы. Авторитарная этика отрицает способность человека определять, что хорошо и что плохо, она основывается на страхе перед авторитетом, на субъективном чувстве слабости и зависимости и на отказе от самостоятельных решений в пользу авторитета. Существенной особенностью авторитарной этики Ф. считает ее эксплуататорский характер, ориентацию на интересы авторитета, а не субъекта.


Гуманистическая этика, напротив, основана на признании моральной автономии человека, его способности различать добро и зло без вмешательства авторитета. Единственным критерием этической оценки в гуманистической этике является благополучие человека.

В то же время гуманистическая этика не является абсолютизацией интересов обособленного эгоистического индивида, поскольку Ф. полагает, что человеку изначально присущи стремления к любви и солидарности с людьми. Объективация принципов гуманистической этики связывается Ф. с познанием человеческой природы, с установлением соответствия природе жизни и человеческого существования. Ф. полагает, что цель человеческой жизни состоит в развертывании сил человека согласно законам его природы. Соответственно благом в гуманистической этике является утверждение жизни, развертывание человеком своих сил, добродетелью — ответственность за собственное существование, пороком — безответственность по отношению к самому себе. Специфику человеческого существования Ф. связывает с человеческой ситуацией: человеку присуща биологическая слабость, относительная недостаточность инстинктивной регуляции поведения.


Само появление человека определяется им как точка в процессе эволюции, в которой инстинктивная адаптация сводится к минимуму. Взамен развиваются специфически человеческие свойства: самосознание; способность помнить прошлое, предвидеть будущее и использовать символы для обозначения предметов и действий; разум; воображение. Человеческое существование возникает как дихотомичное, противоречивое.

Укорененные в человеческой природе противоречия (экзистенциальные дихотомии — между жизнью и смертью, между человеческими потенциями и невозможностью их полной реализации) порождают, по мысли Ф., потребность в обретении равновесия и единства человека и окружающего мира, в "системе ориентации и поклонения".


Содержание этих систем различно и зависит от степени развития личности; к ним относятся различные религиозные и светские учения и системы ценностей, в частности, иррациональные влечения и неврозы. Связывая мотивацию человеческого поведения с человеческой ситуацией, Ф. формулирует концепцию социального характера. Определяя характер как относительно перманентную форму, служащую проводником человеческой активности в процессе "ассимиляции" (овладения вещами) и "социализации" (отношений с людьми и самим собой), Ф. полагает систему характера человека заместителем системы инстинктов животного. "Социальный характер" (в отличие от различающихся у разных людей индивидуальных характеров) представляет собой суть склада характера, общую большинству членов данной культуры.


В качестве основных типов "неплодотворных" ориентации характера им выделяются рецептивная (ориентированная на получение благ из внешнего мира пассивным образом), эксплуататорская (агрессивно-овладевающая), стяжательская (изолированная от окружающего мира) и рыночная (ориентированная на ценности обмена). Плодотворная ориентация, согласно Ф., напротив, представляет тип характера, при котором центральной целью является рост и развитие всех человеческих возможностей. Ф., обосновывая гуманистическую этику, различает эгоистическое себялюбие и любовь к себе. Им отмечается, что любовь как проявление человеческой продуктивности, предполагающее заботу, ответственность, уважение и знание, неделима между объектами и собственным "Я". Любовь к собственному "Я" как представителю человеческого рода неразрывно связана с любовью ко всем другим людям. Любовь же к одному человеку, по мнению Ф., предполагает любовь к человеку как таковому.

Обращаясь к проблеме совести, Ф. различает авторитарную совесть как действие интериоризированного внешнего авторитета и гуманистическую совесть как реакцию всей человеческой личности на ее правильное или неправильное функционирование. Гуманистическая совесть является выражением целостности человека и его подлинных интересов, а авторитарная — подчиненности и "социальной приспособленности". Целью гуманистической совести Ф. считает плодотворность и, как результат плодотворной жизни, счастье. Счастье Ф. считает результатом реализованной плодотворности. Гуманистическая концепция Ф. сыграла значимую роль в становлении комплекса идей, идеалов и подходов гуманизма эпохи постиндустриальной цивилизации.

М.Н. Мазаник

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

ФРУСТРАЦИЯ

Сообщение психологический словарь » Ср мар 03, 2010 9:59 am

— конфликтное эмоциональное состояние, которое может быть вызвав непреодолимыми для конкретного индивида трудностями, препятствующими достижению цели, крахом надежд и крушением всех планов.

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

Пред.След.

Вернуться в Психологический словарь

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Angel X, Atlant, DeepShadow, Etersys, Exabot [Bot], Gabriela, Google [Bot], Google Adsense [Bot], Inna =+=, Inniaiath, Kagesai, Kaith, katz, kurlemushe, Kuvaldos, laysi, nify, Omnomnomg, Pal, Rambler [Bot], Гексли Второй, TailWind, vadimr, Yandex 3.0 [Bot], Yandex [Bot], Кентавр-на-Пегасе, Немо