Н

Н

Сообщение психологический словарь » Пн май 25, 2009 7:20 am

Н

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАБЛЮДАТЕЛЬНОСТЬ

Сообщение психологический словарь » Ср май 27, 2009 1:20 pm

Наблюдательность — способность человека, проявляющаяся в умении подмечать существенные, характерные, в т.ч. и малозаметные, свойства предметов и явлений. Н. предполагает любознательность, пытливость и приобретается в жизненном опыте. Развитие Н. — важная задача формирования познавательной установки и адекватного восприятия действительности.

В.В. Мироненко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАБЛЮДЕНИЕ

Сообщение психологический словарь » Чт май 28, 2009 11:58 pm

НАБЛЮДЕНИЕ - метод научного исследования, заключающийся в активном, систематическом, целенаправленном, планомерном и преднамеренном восприятии объекта, в ходе которого получается знание о внешних сторонах, свойствах и отношениях изучаемого объекта. Н. включает в себя в качестве элементов: наблюдателя (субъекта) Н., объект Н. и средства Н. В качестве последних в развитых формах Н. используются различные специально созданные приборы, выступающие как продолжение и усиление органов чувств человека, а также используемые в качестве орудий воздействия на объект (что превращает Н. в составную часть экспериментальной деятельности).

Основные методологические требования к Н. следующие: 1) активность (не созерцание объекта, а поиск и фиксация интересующего исследователя ракурса видения его); 2) целенаправленность (внимание должно фиксироваться только на интересующих явлениях); 3) планомерность и преднамеренность (следование определенному заранее плану или сценарию); 4) системность (ведение по определенной системе для многократного (достаточного для сформулированных целей) восприятия объекта в заданных режимах). Особо на методическом уровне организации научной деятельности обсуждается проблема контроля за ходом и результатами Н., а также связанная с ним проблема воспроизводимости Н. Важными факторами в Н. являются психологические факторы, характеризующие уровень активности и состояние наблюдателя, а также фактор его (не) предубежденности, "заданности" на получение определенного результата. Полностью отвлечься от этих факторов невозможно, что ставит проблему отделения от полученных результатов Н. субъективных напластований.


>Различают фиксирующее (схватывание деталей, сторон, частей объекта) и флюктурирующее (целостное схватывание объекта) Н. Кроме того, выделяют прямое (исследователь имеет дело непосредственно со свойствами изучаемого объекта) и косвенное (воспринимается не сам интересующий исследователя объект, а те следствия, которые он вызывает), непосредственное (осуществляется органами чувств человека без использования вспомогательных средств) и опосредованное (приборное) Н. Являясь универсальной познавательной процедурой, предпосылкой познавательной деятельности вообще, Н. дает в форме совокупности эмпирических утверждений первичную информацию об объекте. Неопозитивизм квалифицировал фиксацию данных опыта (Н. в широком смысле слова) как проблему протокольных предложений, из которых выводится и к которым принципиально может быть редуцирована научная теория для своей верификации. Лингвистически ориентированный позитивизм ввел в науку представление о языковой фиксации объектов как их первичной схематизации.

В современной методологии науки Н. редко рассматривается как самостоятельный и универсальный научный метод: даже в самом простейшем варианте Н. всегда связано с мыслительными процессами, в сложных процедурах оно выступает как необходимый, но но все же служебный метод. Особую тему задает применение метода Н. в социальных дисциплинах (социология, антропология, социальная психология). Отношение "наблюдатель - объект" здесь переосмысливается как отношение "наблюдатель - наблюдаемый", который также может выступать активным агентом процедуры (сопротивляться Н., изменять поведение в силу наличия факта Н., демонстрировать ожидаемое наблюдателем, пытаться влиять на наблюдателя). Таким образом, в этом случае само присутствие наблюдателя уже создает проблемы, требующие своего решения. Социология впервые смогла опробовать и принципиально иную схему Н., когда наблюдатель включен в жизнедеятельностные процессы группы, которая подвергается изучению (так называемое включенное или участвующее Н., в разных вариантах предполагающее разную степень "включения"); антропология использовала аналогичную методику для изучения культур, отличных от той, в которой был социализирован наблюдатель; психология методически обеспечила метод самонаблюдения (интроспекции), что существенно раздвинуло границы и возможности метода Н. в целом. Кроме того, в порядке подходов (этнометодология и др.) поставлена под сомнение сама возможность принципиального различия между Н. как научной практикой и Н. как обычной процедурой повседневной жизни.

В.Л. Абушенко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАВЫК

Сообщение психологический словарь » Вт июн 02, 2009 1:42 pm

Навык — действие, сформированное путем повторения, характеризующееся высокой степенью освоения и отсутствием поэлементной сознательной регуляции и контроля. Различают Н. перцептивные, интеллектуальные, двигательные. Перцептивный Н. — автоматизированное чувственное отражение свойств и характеристик хорошо знакомого, неоднократно воспринимавшегося ранее предмета. Интеллектуальный Н. — автоматизированный прием, способ решения встречавшейся ранее задачи. Двигательный Н. — автоматизированное воздействие на внешний объект с помощью движений в целях его преобразования, неоднократно осуществлявшееся ранее. Двигательные Н. включают в себя перцептивные и интеллектуальные Н. и регулируются ими на основе автоматизированного отражения предмета, условий и порядка осуществления актов действия, направленного на преобразование реальных объектов. Различают также Н. исходно автоматизированные, формирующиеся без осознания их компонентов, и Н., вторично автоматизированные, которые формируются с предварительным осознанием компонентов действия и при необходимости легче становятся сознательно контролируемыми, быстрее совершенствуются и перестраиваются. Н. характеризуются и разной степенью обобщенности: чем шире класс объектов, по отношению к которьм Н. может быть осуществлен, тем более он обобщен и лабилен.

А.И. Подольский, И.И. Ильясов

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ

Сообщение психологический словарь » Чт июн 04, 2009 12:38 am

Навязчивые состояния — непроизвольные, внезапно проявляющиеся в сознании тягостные мысли, представления или побуждения к действию, воспринимаемые человеком как чуждые, эмоционально-неприятные. Термин ввел немецкий психиатр Р. Крафт-Эбинг (1868). Хотя больной часто относится к Н. с. как к болезненным и мешающим ему явлениям, бороться с ними он не в состоянии. Например, в случае навязчивого страха заражения, к-рый сопровождается бесконечным мытьем рук, пациент понимает, что страх его нелогичен", глупо мыть руки "до дыр", ошпаривать яблоко кипятком и т. п., но делает это, дабы смягчить душевную внутреннюю напряженность, лежащую в основе Н. с.


Подобные состояния выделяются в интеллектуальной, эмоциональной (фобии) и моторной сферах. Они являются основным симптомом при некоторых неврозах, встречаются также при шизофрении, психопатиях, органических поражениях мозга. Иногда они возникают у здоровых людей при утомлении, тревоге. Защитно-приспособительный механизм разнообразных навязчивостей состоит в том, что поначалу аморфная, беспредметная аффективная напряженность превращается в определенные Н. с., позволяющие больному снизить уровень внутренней напряжённости, хотя само содержание Н. с. может быть очень мучительно для него. В связи с этим не рекомендуется "ломать" "навязчивые щиты" большими дозами нейролептиков — это способствует усилению, "выходу" чисто аффективного расстройства (острой тревоги, тоскливости). При тяжелых формах Н. с. у больных наблюдаются парадоксальные формы реагирования: максимально усиленные защитные реакции против мнимых опасностей при резком ослаблении адекватных инстинктивных форм реагирования на реальные вредности или угрозы. Например, больные с различными Н. с. могут спокойно реагировать на обнаруженное у них злокачественное заболевание.

Л. А. Карпенко, А. М. Эткинд

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАДЕЖДА

Сообщение психологический словарь » Сб июн 06, 2009 5:48 pm

НАДЕЖДА — (1) — эмоциональное переживание, возникающее при напряженном ожидании субъектом желаемого и предвосхищающее вероятность его свершения; (2) — общечеловеческая универсалия культуры, фиксирующая данное состояние в качестве ценности. В европейской культуре традиционно входит в число наиболее глубинных и значимых оснований аксиологического тезауруса, выражая парадигму позитивного восприятия мира, основополагающего доверия к бытию (см. этимологическое единство Н. и надежности), фундирует в западном менталитете установку на фундаментальный мировоззренческий оптимизм. Согласно античному мифу, в "дарах" разгневанного Зевса людям один факт дарования Н. уравновешивает собою все содержимое ящика Пандоры (по версии Гесиода, Пандора, созданная Богами для отмщения людям, получившим от Прометея огонь, не только выпускает из сосуда несчастья, ненависть, пороки и болезни, но и закупоривает сосуд, оставляя на его дне Н. и тем лишая человечество не только перспективы, но и последней отрады). В христианской традиции Н. выступает одним из семантических центров триединого комплекса универсальных человеческих ценностей: Вера — Н. — Любовь, выражая идею препоручения себя Богу, эмоциональное переживание состояния нахождения в руках Божьих и убежденности в справедливости и — сверх того — милосердии Божьем (согласно апостолу Павлу, Н. "для души есть как бы якорь безопасный и крепкий", "твердое утешение" (Евр., 6, соотв. 19 и 18).

Акцентированный статус Н. как универсалии культуры в европейском менталитете фиксирует такую особенность культуры западного типа, как ее остро субъективно, лично переживаемая векторная устремленность вперед: примат будущего перед прошлым и настоящим предполагает постоянное вхождение личных и социальных футурологических проекций в настоящее, отказ от принятия наличного настоящего в качестве финального состояния, окончательного приговора судьбы и т.п. В особом отношении Европы к феномену Н. находит свое выражение открытость западной культуры будущему как миру возможного.


В зрелых формах европейской культуры на этой основе оформляется идея игры-Play в отличие от игры-game: великая, серьезная и доверчивая Игра как открытость непредвиденным формам своего бытия, открывающая, в свою очередь, его непредсказуемые возможности, (Э. Финк, Р. Кайюа). Психологический феномен сохранения Н. при отсутствии обосновывающих ее объективных факторов (на базе сильной субъективной мотивации) также осмыслен в европейской культуре как ценность и конституируется в качестве отрефлексированной сознательной поведенческой парадигмы, возводясь в ранг жизненного принципа и приобретая в культуре статус приоритетной мировоззренческой позиции.

Пронизывает собою всю историю Европы — от "dum spiro spero" до "Н. умирает последней". Как калька лат. Spem, так и соответствующие существительные во многих романских и славянских языках восприняты соответствующими национальными традициями в качестве женских имен (фр.


Esperance, исп. Esperanza, восточно-славянские Н., Надзея, Надия и др.)., причем христианский календарь выражает культурно-семантическое единство аксиологического комплекса веры, Н. и любви: по православным святцам родившимся 17(30) сентября девочкам выбирали имена из ряда "Вера, Н., Любовь и мать их София". (Интересно, что, сохранив легшую в основу данного праздника легенду о четырех христианских мученицах, гонимых римским императором Адрианом (2 в.), европейская культура переосмыслила семантический гештальт легенды в духе классического западного рационализма: Sophia, мудрость, выступает "матерью", основой и истоком общечеловеческих ценностей, даже наиболее эмоционально окрашенных.) Выступает одной из основополагающих категориальных структур в экзистенциалистской ветви современной философии (Марсель и др.); проблематика Н. актуализируется в рамках неортодоксального неомарксизма ("философия Н." Блоха) и социально ориентированной философской эссеистики ("Надежда" А.Мальро). В рамках современного неотомизма оформляется "теология Н." (с 1960—1970-х), центрирующаяся вокруг понятия Н., трактуемой не только как психологическое состояние, но и как онтологическая характеристика бытия. В рамках "теологии Н." надеяться — значит мыслить будущее в неразрывной связи с настоящим, преобразованным в соответствии с будущим идеалом, гарантом осуществления которого выступает Божественное соучастие (В. Панненберг, Ф. Чайлдз). Таким образом, христианская Н. понимается "теологией Н." как своего рода активная жизненная позиция, ориентированная на утверждение царства любви, свободы, справедливости и добра. В современном естествознании задаваемый синергетической парадигмой "новый альянс" человека и природы открывает, по формулировке Пригожина, такую перспективу мировидения, которая — в отличие от прежней — может быть обозначена не как парадигма беспочвенной и "слепой уверенности", но как парадигма "умеренной Н.". (См. Блох.)

М.А. Можейко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАДЕЖНОСТЬ

Сообщение психологический словарь » Вт июн 09, 2009 10:59 am

НАДЕЖНОСТЬ - показатель качества метода и данных, получаемых с помощью этого метода, мера независимости данных от случайных обстоятельств и нерелевантных факторов.

Классическая формулировка Н. В классической теории измерения Н. метода понимается как его устойчивость к меняющимся условиям применения, в том числе нечувствительность к влиянию исследователя, или как согласованность измерения. Результат измерения включает истинный компонент и ошибку. Последняя представляет собой суперпозицию влияний, не коррелирующих между собой.


Это предположение делается для того, чтобы гарантировать нормальное распределение ошибок и предсказывать их поведение. Классические показатели Н., используемые для оценки качества опросников, концептуально определяются как дополнение до единицы отношения дисперсии ошибки к дисперсии измерения. Традиционно обозначается ρxx: это корреляция измеренной переменной самой с собой, очищенная от ошибки измерения. Другая интерпретация показателя Н. - квадрат корреляции между истинными и измеренными значениями. Истинное значение понимается как сумма ответов респондента на все возможные вопросы, измеряющие данный конструкт, напр., социально-экономический статус. Отсюда следует, что чем большую долю универсума вопросов (индикаторов) включает методика, тем выше ее Н.

Одним из методов эмпирической оценки Н. является повторное применение методики на одних и тех же респондентах (ретестовая Н.). Корреляция между результатами двух измерений интерпретируется как коэффициент Н. Этот подход основывается на нереалистичном предположении о стабильности истинного показателя во времени и не принимает в расчет реактивный эффект (изменение свойств респондента вследствие первого измерения, в особенности при обсуждении сензитивных тем). В результате корреляция между двумя измерениями ниже действительной Н. методики.


Эффекты памяти, напротив, завышают показатель Н. Предположение об отсутствии корреляции между ошибками двух измерений также нереалистично. Ретестовый подход к определению Н. сложен технически: исследователь должен идентифицировать индивидуальные результаты обоих измерений и обеспечить повторное участие респондентов в процедуре.

Метод альтернативных форм основан на использовании двух взаимозаменяемых методик. В некоторых случаях исследователям доступны альтернативные шкалы аттитюдов (см.), или ценностей. Возражением против этого подхода является неправдоподобность предположения о полной эквивалентности разных версий одной методики.

Метод расщепления методики пополам строится на предположении о строгой параллельности двух частей методики. Корреляция половин между собой является оценкой Н. каждой половины. Н. методики находится по формуле


Спирмена-Брауна. Этот подход не предполагает устойчивости истинного показателя во времени, исключает эффект памяти и возможность ковариации ошибок измерения. Однако полученный показатель Н. всегда зависит от способа разделения методики на половины. Обобщением этого подхода является метод внутренней согласованности.


В некоторых случаях и сама измеряемая область поведения, и выборка вопросов считается однородной, а все элементы методики - коррелирующими. Н. методики определяется по формуле Л. Кронбаха:

где k - количество элементов измерительной методики, σ²τ - дисперсия суммарных измеренных баллов, σ²i - дисперсия отдельных элементов. Формула имеет интересную теоретическую интерпретацию и более широкий диапазон пригодности. Она находит применение для разработки шкал Лайкерта. Близкий подход связан с подстановкой вместо дроби в правой части формулы Кронбаха величины, обратной первому собственному значению из анализа главных компонент индикаторов.

Более современный и общий подход к определению Н. связан с использованием структурных уравнений (см.). Последний метод позволяет, в частности, оценивать Н. менее "родственных" измерений - т. наз. тау-эквивалентных и параллельных.

Н. как воспроизводимость результатов, полученных разными исполнителями. В исследованиях, связанных с использованием наблюдения или кодирования текстового материала в качестве меры Н. используется сходство результатов, полученных разными исполнителями ("экспертами"), работающими по одной схеме (инструкции).


Результаты измерения (кодирования) сводятся в таблицу сопряженности, строки и столбцы которой состоят из категорий, использованных, соответственно, первым и вторым исполнителем. Коэффициент согласованности κ ("каппа") Коэна рассчитывается по формуле:

к = (D - P) / (1 - P) ,

где D = (1/N) ∙ ∑Ii=1 Xii, т. е. сумма частот по диагонали, деленная на общее количество наблюдений (чистая согласованность), а P = (1/N²) ∙ ∑Ii=1 Xi∙X∙i, т. е. сумма попарных произведений сумм по столбцу и по строке с одним и тем же номером, деленная на квадрат общего количества наблюдений (случайная согласованность). Похожий подход используется для проверки правильности ("объективности") транскрипции устных текстов в нарративном анализе, анализе разговора и т.п.

В случае, когда измерение осуществляется несколькими экспертами, используется коэффициент конкордации Кендалла.

Процедурные средства обеспечения Н. В тех случаях, когда Н. методики не может быть оценена количественно, исследователи предпринимают усилия для того, чтобы идентифицировать и устранить источники случайной изменчивости данных. Этнографы используют стандартизованные процедуры наблюдения, множественные источники фиксации материала, стремятся к максимально полной и точной фиксации происходящего, приглашают независимых наблюдателей.


Этнометодологи и разговорные аналитики используют лонгитюдный дизайн исследования, чтобы избежать случайной фиксации нетипичных и мимолетных событий и случайной потери долговременных закономерностей. Исследователи текста сравнивают результаты, полученные при анализе различных фрагментов целостного текста. Визуальные социологи используют несколько параллельно средств фиксации происходящего в разных ракурсах. Важным принципом оценки Н. по-прежнему остается воспроизводимость данных/результатов несколькими независимыми учеными. Многие методологи качественных исследователей неоднократно пытались отказаться от понятия объективности и Н., считая его мерой нечувствительности метода к социальным изменениям и контексту. С этой точки зрения независимость данных, полученных в интервьюировании, объявлялась фикцией и артефактом исследования.


Однако даже те, кто понимает интервьюирование как совместное творчество, используют повторяемости и регулярности текста как подтверждение достоверности данных. Во многих отраслях качественных исследований используются процедуры оценки полученных материалов, напоминающие финансовый аудит (см. Валидность).

С.В. Сивуха

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАДЕЖНОСТЬ ТЕСТА

Сообщение психологический словарь » Вс июн 14, 2009 11:36 am

Надежность теста — один из важнейших психометрических критериев качества теста, указывающий на степень устойчивости теста к искажающему воздействию случайных шумовых факторов (англоязычный термин — reliability). Н. т. связана с определением точности. Чем выше Н. т., тем свободнее он от погрешностей измерения, тем в меньшей степени тестовый балл отклоняется от истинного значения измеряемого психического свойства (фактора). Уменьшению погрешностей способствует стандартизация условий проведения тестирования: всем испытуемым даются одинаковые инструкция, система заданий, время, одинаково приписываются баллы за одинаковые результаты и т. п. Операциональное понятие Н. т. основано на идее арифметического расщепления общей дисперсии тестового балла испытуемых на отдельные компоненты измерения — истинные и ошибочные. Соответственно, за Н. т. принимается мера отношения дисперсии истинных компонентов измерения к общей дисперсии, включающей в себя и истинную, и ошибочные части. Поскольку всякое измерение всегда имеет некоторую степень погрешности и значения любого компонента дисперсии всегда больше нуля, то получаемая мера Н. т. всегда меньше единицы и больше нуля. Именно в этих пределах и определяется эмпирическое значение надежности тестовых результатов.


Следовательно, сам факт проверки тестовых результатов на надежность является первым необходимым (но еще недостаточным) признаком научной обоснованности каждого теста. При определении Н. т. обычно известно лишь эмпирическое значение общей дисперсии тестовых баллов испытуемых, получаемой как сумма квадратов отклонений баллов испытуемых от среднего арифметического балла (SS), деленная на число испытуемых. Наибольшую трудность при определении Н. т. представляет выявление значения дисперсии ошибочных компонентов измерения. Из-за влияния множества трудноучитываемых и неучитываемых факторов, вызывающих различную погрешность данных, непосредственное определение точного значения ошибочных компонентов измерения становится невозможным.

Однако в практике выработано немало способов примерного оценивания дисперсии ошибочных компонентов. Каждый из них основан на тех или иных предположениях относительно источника возникновения ошибок измерения.


Например, если имеются две параллельные формы одного и того же теста, то в качестве основного источника погрешностей рассматриваются различия в этих формах. Коррелирование результатов тестирования испытуемых по одному варианту теста и результатов тех же испытуемых по другому варианту дает значение коэффициента Н. т. в смысле эквивалентности вариантов одного и того же теста. Если же испытуемые дважды тестируются по одному и тому же тесту (или варианту) через некоторый промежуток времени, то коррелирование получаемых при этом результатов дает представление о Н. т. в смысле устойчивости данных по отношению к фактору времени. Определение Н. т. может быть связано и с т.н. понятием внутренней однородности (согласованности) теста, что проверяется расчленением теста на части с последующим коррелированием результатов частей или суммированием дисперсий этих же частей. Н. т. определяется также методами дисперсионного и факторного анализов. В последние годы, в дополнение к методам т.н. классической теории тестов, для определения погрешности измерения используется вычисление значения информационной функции теста, если тест разрабатывается на основе современной математической теории тестов, называемой по-английски Item Response Theory.

В.С. Аванесов, А.Г. Шмелев

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАДСОЗНАТЕЛЬНОЕ

Сообщение психологический словарь » Вт июн 16, 2009 1:38 pm

Надсознательное — не поддающийся индивидуальному сознательно-волевому контролю уровень психической активности личности при решении творческих задач. Представление о специфике этого уровня было выдвинуто К.С. Станиславским, обозначавшим его термином "сверхсознание", под которым понимался высший этап творческого процесса, отличный как от его сознательных, так и от бессознательных компонентов.


В дальнейшем П.В. Симонов интерпретировал сверхсознание как механизм творческой интуиции, благодаря которому происходит рекомбинация прежних впечатлений, чье соответствие действительности устанавливается вторично. Применительно к процессам индивидуального научного творчества Н. представлено в их регуляции категориальным аппаратом познания, который не осознается самим ученым, поглощенным предметом исследования, но объективная логика развития которого отражается в его гипотезах и идеях. В отечественной психологии понятие Н. получило развитие в трудах М.Г. Ярошевского.

А.Г. Асмолов, М.Г. Ярошевский

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАЙССЕР

Сообщение психологический словарь » Сб июн 20, 2009 10:53 pm

НАЙССЕР (Neisser) Ульрих (р. 1928) — американский психолог немецкого происхождения. Специалист в области экспериментальной, когнитивной и экологической психологии, философии психологии. Образование получил в Гарвардском ун-те (бакалавр, 1950), в Свортмор-Колледже (магистр, 1952), после чего вернулся в Гарвардский ун-т, где защитил докт. дис. по философии (1956). Работал в должности профессора психологии ун-та Эмори (Атланта, Джорджия). Был чл.


Центра по развитию наук о поведении АРА (1973—1974), а также Общества экспериментальной психологии. Входит в состав редакционных советов "American Journal of Psychology", "Applied Cognitive Psychology", "Philosophical Psychology". В 1960-е гг. занимался экспериментальными исследованиями познавательных процессов, моделируя информационный поток, проходящий через различные ментальные стадии.


Исследуя память, ввел такие термины, как "иконическая память", "эхоическая память", а также понятия: "преднастроечные процессы" и "фигуративный синтез", чтобы определить некоторые из этих стадий и создать такие методы, как визуальный поиск и селективное наблюдение. Обобщил эти исследования в книге "Cognitive Psychology" (1967), в которой очертил основной круг проблем когнитивной психологии. Позже, общаясь со своим коллегой, Дж.


Гибсоном, а также анализируя развитие когнитивной психологии, пришел к выводу, что для разработки информационных моделей его стратегии не настолько эффективны, как это ему казалось вначале. Недооценивалось обилие информационных стимулов, делался чрезмерный акцент на результатах, полученных в искусственных условиях, что могло увести внимание в сторону от понимания реальных когнитивных процессов в естественных информационно насыщенных условиях. Это изменение своих взглядов Н. сформулировал в книге "Cognition in Reality" (1976) (издана в рус. пер. "Познание и реальность", 1981), подтвердив их экспериментами (особенно с разделенным и селективным вниманием).

В 1982 г. он описал их применительно к изучению памяти в книге "Memory Observed: Remembering in Natural Contexts".


Важным следствием его работы было усиление позиций экологического подхода, который стал реальной альтернативой информационным технологиям во многих сферах когнитивной психологии. Он последовательно занимался изучением требований, предъявляемых к искусственному интеллекту и более общими проблемами интеллекта. Большая часть его последующих эмпирических исследований относилась к сфере памяти, внутренних образов и приобретению навыков. Кроме вышеперечисленных, Н. автор монографий: "


;The School Achievement of Minority Children: New Perspectives", 1986; "Remembering Reconsidered: Ecological and Intellectual Factors in Categorization" (with E. Winograd), 1988; "The Perceived Self: Ecological and Interpersonal Sources of Self-Knowledge", 1993; "The Remebering Self: Construction and Accuracy in the Self-Narrative" (with R. Fivush), 1994.

С.В. Ильина, Л.А. Карпенко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАКАЗАНИЕ

Сообщение психологический словарь » Ср июн 24, 2009 2:20 pm

НАКАЗАНИЕ — понятие, получившее философскую размерность после выхода книги Фуко "Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы" (1975). Начиная книгу с описания публичной казни некоего Дамьена, покушавшегося на Людовика XV (1757), а также воспроизводя распорядок дня для Парижского дома малолетних заключенных (1838), Фуко приходит к выводу о том, что в течение менее чем века (середина 18 — первая треть 19 в.) произошло "исчезновение публичных казней с применением пыток": "за несколько десятилетий исчезло казнимое, пытаемое, расчленяемое тело, символически клеймимое в лицо или плечо, выставляемое на публичное обозрение живым или мертвым. Исчезло тело как главная мишень судебно-уголовной репрессии".


В итоге, по мысли Фуко, "наказание постепенно становится наиболее скрытой частью уголовной процедуры"; "из наказания исключается театрализация страдания". Наказание переходит из области "едва ли не повседневного восприятия" в сферу "абстрактного сознания": правосудие больше не берет на себя публично ответственность за насилие, связанное с его отправлением.

По Фуко, "техника исправления вытесняет в наказании собственно искупление содеянного зла и освобождает судей от презренного карательного ремесла". Происходит ослабление власти над телом человека; "тело служит теперь своего рода орудием или посредником: если на него воздействуют тюремным заключением или принудительным трудом, то единственно для того, чтобы лишить индивида свободы, которая считается его правом и собственностью. [...]


На смену палачу, этому прямому анатому страдания, приходит целая армия специалистов: надзиратели, врачи, тюремные священники, психиатры, психологи, воспитатели". На что же направлена в настоящее время (и по сей день) система исполнения наказаний? — вопрошает Фуко и сам отвечает, цитируя Мабли: "Наказание, скажем так, должно поражать скорее душу, чем тело". "Преступление и проступок" как объект судебно-уголовной практики глубоко изменилось: судят юридические объекты, определенные в Кодексе, но, согласно Фуко, "судят также страсти, инстинкты, аномалии, физические недостатки, неприспособленность, последствия воздействия среды или наследственности; наказывают акты агрессии, но через них и агрессивность; ...убийства, но также влечения и желания". Общество, таким образом, начало судить уже не преступления, а "душу" преступников, в структуру судопроизводства и вынесения судебного приговора "внедрился целый комплекс оценочных, диагностических, прогностических и нормативных суждений о преступном индивиде". (С точки зрения Фуко, "душа в ее исторической реальности... порождается процедурами наказания, надзора и принуждения".) Как подчеркивает Фуко, под возросшей мягкостью наказания можно уловить смещение точки его приложения, а вследствие этого — "целое поле новых объектов, новый режим истины и множество ролей, дотоле небывалых в отправлении уголовного правосудия.


Знание, методы, "научные" дискурсы формируются и постепенно переплетаются с практикой власти наказывать". Цель "Н.иН.", по формулировке самого Фуко, "сравнительная история современной души и новой власти судить, генеалогия нынешнего научно-судебного единства, в котором власть наказывать находит себе основания, обоснование и правила, благодаря которому она расширяет свои воздействия и маскирует свое чрезмерное своеобразие". В этом контексте Фуко формулирует четыре "основных правила" своего исследования: 1) Наказание необходимо рассматривать как сложную общественную функцию. 2) Карательные методы суть техники, обладающие собственной спецификой в более общем поле прочих методов отправления власти; наказание, таким образом, выступает определенной политической тактикой. 3) История уголовного права и история гуманитарных наук имеют общую "эпистемолого-юридическую" матрицу; технология власти должна быть положена в основу как гуманизации уголовного права, так и познания человека. 4) Появление "души" в сфере уголовного правосудия, сопряженное с внедрением в судебную практику корпуса "научного" знания, есть следствия преобразования способа захвата тела как такового отношениями власти.


>Как отмечает Фуко, в современных обществах карательные системы должны быть вписаны в определенную "политическую экономию" тела.


Тело захватывается отношениями власти и господства главным образом как производительная сила, но оно становится полезной силой только в том случае, если является одновременно телом производительным и телом подчиненным. По Фуко, "возможно "знание" тела, отличающееся от знания его функционирования, и возможно овладение его силами, представляющее собой нечто большее, нежели способность их покорить: знание и овладение, образующие то, что можно назвать политической технологией тела".


Призывая анализировать "микрофизику власти", Фуко постулирует, что власть — это стратегия, а не достояние, это "механизмы, маневры, тактики, техники, действия". Это "сеть неизменно напряженных, активных отношений", а не "привилегия, которой можно обладать". Это "совокупное воздействие стратегических позиций" господствующего класса.

Отношения власти у Фуко "не локализуются в отношениях между государством и гражданами", для них характерна "непрерывность", они "выражаются в бесчисленных точках столкновения и очагах нестабильности, каждый из которых несет в себе опасность... временного изменения соотношения сил". При этом особо важно, по мысли Фуко, то, что: а) власть производит знание; б) власть и знание непосредственно предполагают друг друга; в) нет ни отношения власти без соответствующего образования области знания, ни знания, которое не предполагает и вместе с тем не образует отношений власти.

С точки зрения Фуко, "познающий субъект, познаваемые объекты и модальности познания представляют собой проявления этих фундаментальных импликаций отношения "власть — знание" и их исторических трансформаций...


Полезное для власти или противящееся ей знание производится не деятельностью познающего субъекта, но властью — знанием, процессами и борьбой, пронизывающими и образующими это отношение, которое определяет формы и возможные области знания". Результатом такого подхода выступает, по мысли Фуко, отказ (применительно к проблематизациям власти) от оппозиции "насилие — идеология", от метафоры собственности, от модели познания, где главную роль исполняет "заинтересованный" или "незаинтересованный", "корыстный" либо "бескорыстный" субъект. "Реальная и нетелесная" душа, порожденная карательными практиками современного общества, суть "механизм, посредством которого отношения власти порождают возможное знание, а знание распространяет и укрепляет воздействия власти". Как подчеркивает Фуко, из этой "реальности-денотата" были определенным образом отстроены соответствующие "области анализа (такие, как психика, субъективность, личность, сознание и т.п.)"; основываясь на ней, были возведены "научные методы и дискурсы", предъявлены "моральные требования гуманизма".


При этом, согласно Фуко, "человек" не был замещен "душой": "душа есть следствие и инструмент политической анатомии; душа — тюрьма тела".


Исследуя процедуры пыток, длительное время характерные для следственных действий и публичных казней, Фуко отмечает, что пытка "обнаруживала истину и демонстрировала действие власти, обеспечивала связь письменного с устным, тайного с публичным, процедуры расследования с операцией признания".


Как утверждает Фуко, отношение "истина — власть" остается "в центре всех карательных механизмов и сохраняется даже в современной уголовно-судебной практике — но совсем в другой форме и с совершенно иными последствиями". Комментируя стремление идеологов Просвещения посредством осуждения особой жестокости публичных казней очертить "законную границу власти карать", Фуко подчеркивает: "Человек... становится также человеком-мерой: не вещей, но власти". Как "замечательное стратегическое совпадение" обозначается в "Н.иН." то обстоятельство, что "прежде чем сформулировать принципы нового наказания, реформаторы ставили в упрек традиционному правосудию именно чрезмерность наказаний, но чрезмерность, которая связана больше с отсутствием правил, чем со злоупотреблением властью наказывать".


Целью судебно-правовой реформы в этот период выступала, согласно Фуко, новая "экономия власти" наказывать, ее лучшее распределение, — "чтобы она не была ни чрезмерно сконцентрирована в нескольких привилегированных точках, ни слишком разделена между противостоящими друг другу инстанциями, но распределялась по однородным кругам, могла действовать повсюду и непрерывно, вплоть до мельчайшей частицы социального тела".


Необходимо было "увеличить эффективность власти при снижении ее экономической и политической себестоимости".


В целом, с точки зрения Фуко, содержанием судебно-уголовной реформы Нового времени явилось следующее: "сделать наказание и уголовное преследование противозаконностей упорядоченной регулярной функцией, сопротяженной с обществом; не наказывать меньше, но наказывать лучше; может быть, наказывать менее строго, но для того чтобы наказывать более равно, универсально и неизбежно; глубже внедрить власть наказывать в тело общества". Реформа уголовного права, как фиксируется в "Н.иН.", возникла на стыке борьбы со сверхвластью суверена и с инфравластью противозаконностей, право на которые завоевано или терпится". Тем самым система уголовных наказаний стала рассматриваться как "механизм, призванный дифференцированно управлять противозаконностями, а не уничтожить их все". Должна была сложиться ситуации, когда враг всего общества — преступник — участвует в применяемом к нему наказании.


Уголовное наказание оказывалось в этом смысле "общественной функцией, сопротяженной со всем телом общества и с каждым его элементом". Фуко формулирует несколько главных правил, на которых отныне основывалась "семиотическая техника власти наказывать": 1) правило минимального количества: с идеей преступления связывалась идея скорее невыгоды, нежели выгоды; 2) правило достаточной идеальности: сердцевину наказания должно составлять не столько действительное ощущение боли, сколько идея боли — "боль" от идеи "боли"; 3) правило побочных эффектов: наказание должно оказывать наибольшее воздействие на тех, кто еще не совершил проступка; 4) правило абсолютной достоверности: мысль о всяком преступлении и ожидаемой от него выгоде должна быть необходимо и неразрывно связана с мыслью о наказании и его результате — законы должны быть абсолютно ясными и доступными каждому; 5) правило общей истины: верификация преступлений должна подчиняться критериям, общим для всякой истины — отсюда, в частности, идея "презумпции невиновности" — научное доказательство, свидетельства органов чувств и здравый смысл в комплексе должны формировать "глубинное убеждение" судьи; 6) правило оптимальной спецификации: необходима исчерпывающе ясная кодификация преступлений и наказаний — при конечной ее цели в виде индивидуализации (особо жесткое наказание рецедивистов как осуществивших намерения очевидно преступной собственной воли). Фуко обращает особое внимание на следующее: в начале 19 в. "... в течение очень краткого времени тюремное заключение стало основной формой наказания ... различные формы тюремного заключения занимают почти все поле возможных наказаний между смертной казнью и штрафами". Воспоследовавшая в процессе судебно-правовой реформы детализация жизни и быта заключенных в тюрьме означала технику исправления, направленную на формирование покорного субъекта, подчиненного власти, которая "постоянно отправляется вокруг него и над ним и которой он должен позволить автоматически действовать в себе самом". (Речь, по мысли Фуко, уже не шла о восстановлении оступившегося "юридического субъекта общественного договора".) Из трех способов организации "власти наказывать" — а) церемониале власти суверена с публичными пытками и казнями, б) определение и восстановление "оступившихся" субъектов как субъектов права посредством использования систем кодированных представлений и в) института тюрьмы — возобладал последний. (По оценке Фуко: было отдано предпочтение не "пытаемому телу", не "душе и ее манипулируемым представлениям", но "муштруемому телу".) Начали доминировать техники принуждения индивидов, методы телесной муштры, оставляющей в поведении следы в виде привычек. Фуко задает вопрос: "Как принудительная, телесная, обособленная и тайная модель власти наказывать сменила репрезентативную, сценическую, означающую, публичную, коллективную модель? Почему физическое отправление наказания (не пытка) заменило — вместе с тюрьмой, служащей его институциональной опорой, — социальную игру знаков наказания и распространяющее их многословное празднество?" По мысли Фуко, в классический век произошло "открытие тела как объекта и мишени власти". Но уже в 17—18 вв. общими формулами господства стали "дисциплины" — методы, делающие возможными детальнейший контроль над действиями тела, постоянное подчинение его сил, навязывание последним отношений послушания — полезности.


Дисциплина /естественно, Фуко имеет в виду и производственную дисциплину — А.Г./ продуцирует "послушные" тела: она увеличивает силы тела (с точки зрения экономической полезности) и уменьшает те же силы (с точки зрения политического послушания). Как пишет Фуко, "въедливое изучение детали и одновременно политический учет мелочей, служащих для контроля над людьми и их использования, проходят через весь классический век, несут с собой целую совокупность техник, целый корпус методов и знания, описаний, рецептов и данных.

И из этих пустяков, несомненно, родился человек современного гуманизма". Прежде всего, согласно Фуко, дисциплина связана с "распределением индивидов в пространстве". Используются следующие методы: а) отгораживание, при этом "клеточное" ("каждому индивиду отводится свое место, каждому месту — свой индивид"); б) функциональное размещение; в) организация пространства по рядам и т.д. Дисциплина устанавливает "контроль над деятельностью" посредством: а) распределения рабочего времени; б) детализации действий во времени; в) корреляции тела и жеста — например, оптимальная поза ученика за партой; г) уяснения связи между телом и объектом действий — например, оружейные приемы; д) исчерпывающего использования рабочего времени и т.д. Согласно Фуко, "посредством этой техники подчинения начинает образовываться новый объект... Становясь мишенью новых механизмов власти, тело подлежит новым формам познания.

Это скорее тело упражнения, чем умозрительной физики".


В рамках разработки указанных контролирующих и дисциплинирующих упражнений происходило освоение властью процедур суммирования и капитализации времени. Как пишет Фуко, обнаруживаются: "линейное время, моменты которого присоединяются друг к другу и которое направлено к устойчивой конечной точке (время "эволюции")"; "социальное время серийного, направленного и кумулятивного типа: открытие эволюции как "прогресса"... Макро- и микрофизика власти сделали возможным... органическое вхождение временного, единого, непрерывного, кумулятивного измерения в отправление контроля и практики подчинений". Один из центральных выводов "Н.иН." следующий: "Власть в иерархизированном надзоре дисциплин — не вещь, которой можно обладать, она не передается как свойство; она действует как механизм... Благодаря методам надзора "физика" власти — господство над телом — осуществляется по законам оптики и механики, по правилам игры пространств, линий... и не прибегает, по крайней мере в принципе, к чрезмерности, силе или насилию". Искусство наказывать в режиме дисциплинарной власти, по мысли Фуко, не направлено на репрессию. Оно: 1) соотносит действия и успехи индивида с неким целым; 2) отличает индивидов друг от друга; 3) выстраивает их в иерархическом порядке; 4) устанавливает таким образом степень соответствия тому, что должно достигнуть; 5) определяет внешнюю границу ненормального. Оно нормализует.


Через дисциплины проявляется власть Нормы. Она, по Фуко, присоединилась к ранее существовавшим властям: Закона, Слова и Текста, Традиции. Важнейшей формой осуществления дисциплин выступает экзамен — сочетание "надзирающей иерархии и нормализующей санкции".


Он, в частности, "вводит индивидуальность в документальное поле"; "превращает каждого индивида в конкретный "случай"; "находится в центре процедур, образующих индивида как проявление и объект власти, как проявление и объект знания". Фуко формулирует важный момент: в дисциплинарном режиме "индивидуализация" является нисходящей: чем более анонимной и функциональной становится власть, тем больше индивидуализируются те, над кем она отправляется.

В системе дисциплины ребенок индивидуализируется больше, чем взрослый, больной — больше, чем здоровый, сумасшедший и преступник — больше, чем нормальный и законопослушный. Если надо индивидуализировать здорового, нормального и законопослушного взрослого, всегда спрашивают: много ли осталось в нем от ребенка, какое тайное безумие несет в себе, какое серьезное преступление мечтал совершить. Как утверждает Фуко, "все науки, формы анализа и практики, имеющие в своем названии корень "психо", происходят из этого исторического переворачивания процедур индивидуализации. Момент перехода от историко-ритуальных механизмов формирования индивидуальности к научно-дисциплинарным механизмам, когда нормальное взяло верх над наследственным, а измерение — над статусом (заменив тем самым индивидуальность человека, которого помнят, индивидуальностью человека исчисляемого), момент, когда стали возможны науки о человеке, есть момент, когда были осуществлены новая технология власти и новая политическая анатомия тела".

А.А. Грицанов

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАЛИЧИЕ

Сообщение психологический словарь » Сб июн 27, 2009 9:46 pm

НАЛИЧИЕ — см. МЕТАФИЗИКА ОТСУТСТВИЯ.

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАМЕРЕНИЕ

Сообщение психологический словарь » Ср июл 01, 2009 10:55 am

Намерение — сознательное стремление завершить действие в соответствии с намеченной программой, направленной на достижение предполагаемого результата. Н. — особое функциональное образование психики, возникающее в итоге акта целеполагания и предполагающее выбор соответствующих средств, с помощью которых человек собирается достичь поставленной цели. В условиях ожидания осуществления сложных, длительных, непривычных или трудных действий Н. выступает как момент внутренней подготовки к их исполнению.

В.В. Мироненко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАНСИ

Сообщение психологический словарь » Вс июл 05, 2009 9:17 am

НАНСИ (Nancy) Жан-Люк (р. в 1940) — французский философ. Преподавал в Калифорнийском университете, профессор Страсбургского университета. Директор исследовательского центра "Философия, наука о языке и коммуникация", содиректор Центра философских исследований (Париж), соректор Международного философского колледжа (Париж). Основные сочинения: "Спекулятивная ремарка" (1973), "Лого-Дедал" (1976), "Ego sum" (1979), "Заголовок письмам" (1979), "Разделение голосов" (1982), "Категорический императив" (1983), "Забвение философии" (1986), "Праздное сообщество" (1986), "Опыт свободы" (1988), "Музы" (1994) и т.д. Основным тематизмом философского творчества Н. выступает интеллектуальное состояние "философии на пределе" — философии, ставящей под сомнение свою собственную возможность. Н. рассматривает эту проблему на материале современных трактовок понятий "субъект" Р.Декарта и "закон" И


.Канта, а также в рамках трансгрессивных интерпретаций диалектики Г.Гегеля, осуществленных в 20 ст. С начала 1980-х Н. формулирует исследовательскую программу изучения "сообществ", понимаемых им не в качестве системных тотальностей, а как сеть сингулярностей (см. Событийность). В своих взаимозависимостях последние перманентно актуализируют состояние предела друг у друга; конституирующаяся подобным образом "неисполненность" задает статус того или иного сообщества. Отстаивая тезис об исходной плюральности смысла, Н. противопоставляет его разнообразным герменевтическим процедурам, а также означиванию и сигнификации.

А.А. Грицанов

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НАПРЯЖЕННОСТЬ ПСИХИЧЕСКАЯ

Сообщение психологический словарь » Чт июл 09, 2009 5:26 pm

Напряженность психическая — обширный класс психических состояний, возникающих в условиях реально существующих или предвосхищаемых затруднений в процессе решения поведенческих задач и достижения значимых для субъекта целей. Н. п. сопровождается отчетливым комплексом переживаний внутреннего напряжения, общего эмоционального дискомфорта, беспокойства, тревоги, иногда страха, однако (в отличие от собственно состояний тревоги и страха) включает направленность на активное действие и овладение ситуацией. Степень Н. п. зависит от множества факторов, главными из которых являются характер доминирующей мотивации, значимость ситуации, наличие опыта подобных переживаний и преодоления трудных ситуаций, ригидность — пластичность психологических структур, вовлекаемых в процесс адаптации к возникающим затруднениям. Среди причин, порождающих возникновение Н. п., наибольшее значение имеют факторы психологической угрозы, фрустрации и наличия конфликтов в сфере значимых отношений личности и ее социального окружения. В тех случаях, когда Н. п. не может быть разрешена в реальной деятельности, она активизирует процессы когнитивной переоценки ситуации или включает механизмы психологической защиты. В прикладных психологических исследованиях Н. п. часто отождествляется с понятием психологического стресса и анализируется с точки зрения ее влияния на эффективность выполняемой деятельности. По характеру оказываемого влияния выделяют операциональную и эмоциональную формы Н. п. Операциональная Н. п. характеризуется преобладанием процессуальных мотивов в процессе реализации деятельности, что оказывает мобилизующее влияние на индивида и способствует сохранению высокого уровня работоспособности. В состояниях эмоциональной Н. п. доминируют мотивы самосохранения и самореализации, что приводит к выраженной негативной окраске поведения, ломке адекватной мотивационной структуры деятельности, уводящей от преодоления реальных трудностей, и, как следствие, к снижению эффективности выполнения деятельности в целом вплоть до ее полной дезорганизации.

Различают три основные формы проявлений состояний эмоциональной Н. п.: тормозную (заторможенность поведенческих реакций), импульсивную (хаотическое поведение с разрушенной целевой структурой деятельности) и генерализованную (полное прекращение поведенческой активности с эффектами раздвоенности сознания). Профилактика и коррекция неадекватных форм поведения в состояниях Н. п. ведется в процессе специальной профессиональной подготовки и психологического тренинга. Для устранения негативных последствий Н. п. (фиксация неадекватных установок, аффекты, невротические сдвиги, соматизация тревоги) требуется систематическая психотерапевтическая помощь.

А.Б. Леонова

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

След.

Вернуться в Психологический словарь

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Алексище, Butler, Exabot [Bot], GoGo [Bot], Google [Bot], Google Adsense [Bot], Istanaro, kurlemushe, Mr. Zadiraines, Omnomnomg, Parf, Sarah Connor, SeaSoul, Start_error, Yandex 3.0 [Bot], Yandex [Bot], ФинтУшами