Н

НИКИФОРОВА

Сообщение психологический словарь » Вс мар 28, 2010 10:42 am

НИКИФОРОВА Ольга Ивановна (1903—1978) — российский психолог, специалист в области общей и возрастной психологии, психологии искусства. Д-р психологических наук (1969), профессор (1971). Окончила фак-т общественных наук МГУ (1925). В 1938—1948 гг. работала с.н.с.


НИИОиПП АПН РСФСР. С 1948 по 1978 г. преподавала в МГУ им. М.В. Ломоносова: доцент кафедры психологии философского фак-та (1950), затем кафедры общей психологии фак-та психологии МГУ (с 1971 — профессор). В центре научных интересов Н. — психологические проблемы восприятия людьми продуктов художественного творчества. Интерес к этой проблематике она пронесла через всю жизнь.


В 1920-е гг. Н. участвовала в работе лаборатории экспериментальной эстетики и искусствоведения Государственной академии художественных наук СССР, которой руководил В.М. Экземплярский. Среди коллег Н. по лаборатории тех лет — Б.М. Теплов, С.В. Кравков, Б.Н. Компанейский и др.


Программа деятельности лаборатории включала экспериментально-психологическое изучение самого процесса творчества (музыкального, изобразительного, драматического, литературного), а также особенностей его восприятия людьми. Н. изучала в этот период восприятие предметов изобразительного искусства ("Об индивидуальных различиях при восприятии геометрической композиции картин" / К проблеме типологии эстетического восприятия. Труды ГАХН. Сб. 2., 1929).


В послевоенные годы были продолжены исследования психологии зрительного восприятия, его эстетических компонентов, процессов воображения у зрителя применительно к проблемам совершенствования производственно-технического обучения, развития художественного творчества учащихся ("Исследования по психологии художественного творчества", 1972). В 1950—60-е гг. Н. исследует развитие восприятия литературно-художественных произведений у детей: непосредственного восприятия литературы, понимания идейного содержания литературных произведений, восприятия художественного языка, комических произведений, вообще юмора ("Восприятие художественной литературы школьниками", 1969; "Психология восприятия художественной литературы", 1972).

А.Н. Ждан, О.Г. Носкова

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НИСБЕТ

Сообщение психологический словарь » Ср мар 31, 2010 1:33 pm

НИСБЕТ (Nisbett) Ричард Э. (р. 1941) — американский психолог, специалист в области когнитивной, экспериментальной и социальной психологии. Образование получил в Университете Тафтса (бакалавр, 1962) и Колумбийском ун-те (д-р философии, 1966). Занимался исследовательской деятельностью в Исследовательском центре по групповой динамике (с 1978); в Центре по развитию наук о поведении (с 1981), а также преподаванием в Принстонском ун-те (1980); Йельском ун-те (1984). С 1992 г. Н. — профессор психологии


Мичиганского ун-та. Имеет награду АРА им. Д.Д. Кэмпбелла "За выдающиеся исследования по социальной психологии" (1982). Награду АРА "За выдающийся научный вклад" (1992). Состоит в редкол. шести ведущих американских журналов по социальной и когнитивной психологии. С самого начала профессиональной деятельности Н. заинтересовался проблемой взаимосвязи эмоций и пищевого поведения, которой до него занимался Стэнли Шехтер. Главным вкладом Н. в изучение эмоций стала демонстрация важности атрибуции возбудителя эмоций.


Когда возбуждение связывается (атрибутируется) с эмоционально незначимым источником, то эмоция переживается как слабая. Он сделал важный вклад в изучение проблемы ожирения, показав, что ряд особенностей поведения толстяков связан с чувством голода, возникшим из-за попыток удержать вес ниже определенной границы. Следующим вопросом, который заинтересовал Н., было изучение атрибуции в социальном поведении.

В 1969 г. он получил исследовательские гранты в Йеле и совместно с Э.Э. Джонсом провел исследование, в котором показал, что актеры имеют тенденцию связывать свое поведение с ситуационными факторами, в то время как наблюдатели имеют тенденцию связывать поведение актеров с их индивидуальностью, т. е. с личностными особенностями. "The Actor and the Observer: Divergent Perceptions of the Causes of Behavior", / with E.E.


Jones /, 1971; "Attribution: Perceiving the Causes of Behavior" / with E.E. Jones, 1972/). Вслед за этим Н. изучал точность отчета людей о своем поведении. Он обнаружил, что люди часто неточны и что их представления о причинах своего поведения часто обязаны своим существованием скорее знаниям о каких-либо теориях человеческого поведения, чем простым наблюдениям за работой своего ума. Он изучал также способности человека к индуктивным выводам о событиях повседневной жизни и показал, что люди делают много статистических ошибок, которые, впрочем, поддаются коррекции с помощью тренинга по статистике. ("Human Inference: Strategies and Shortcomings of Social Judgement", 1980).


Результаты своих исследований изложил также в монографиях: "Social Psychology: Explorations in Understanding" (with K. Gergen), 1974; "Thought and Feeling: Cognitive Alteration of Feeling States" (with H.S. London), 1974; "Induction: Processes of Inference, Learning and Discovery" (with J.H. Holland, K.J.


Holyoak and P.Thagard), 1986; "The Person and the Situation: Perspectives of Social Psychology", 1991; "Rules for Reasoning", 1992.

Л.А. Карпенко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НИЦШЕ

Сообщение психологический словарь » Пт апр 02, 2010 10:22 am

НИЦШЕ (Nietzsche) Фридрих (1844—1900) — немецкий мыслитель, который дал пролог к новой культурно-философской ориентации, заложив фундамент "философии жизни". В творчестве и личной судьбе Н. наиболее драматично отразился кризисный характер переходной эпохи на рубеже 19 — начала 20 ст., выразившийся в тотальной утрате веры в разум, разочаровании и пессимизме. В философской эволюции Н. можно выделить следующие основные этапы: 1. Романтизм молодого Н., когда он целиком находится под влиянием идей Шопенгауэра и Г.Вагнера; 2. Этап так называемого позитивизма, связанный с разочарованием в Вагнере и резким разрывом с идеалом художника: Н. обращается к "положительным" наукам — естествознанию, математике, химии, истории, экономике; 3. Период зрелого Н., или собственно ницшеанский, проникнутый пафосной идеей "воли к власти". В свою очередь, творчество зрелого Н. с точки зрения топики и порядка рассматриваемых им проблем может быть представлено следующим образом: а) создание утверждающей части учения путем разработки культурно-этического идеала в виде идеи о "сверхчеловеке" и о "вечном возвращении"; б) негативная часть учения, выразившаяся в идее "переоценки всех ценностей". Главной работой раннего Н. является его первая книга под названием "


;Рождение трагедии, или Эллинство и пессимизм" (1872), продемонстрировавшая высшего класса филологический профессионализм, эрудицию и мастерство работы с классическими источниками.


Однако филологические достижения автора целесообразно рассматривать только как идеальное средство, с помощью которого он идет от истолкования классических текстов к герменевтике современной ему эпохи.


Внешней канвой работы становится противоположность аполлонического (как оптимистически радостного, логически членящего, прекрасного) и дионисического (как трагическиорги-астического, жизнеопьяняющего) начал, через развитие которой прослеживается вся история человечества, в том числе и современной для Н. Германии.

Есть в книге, однако, и второй ракурс: то, что сам Н. назвал "проблемой рогатой" — это проблема науки, разума (который уже здесь, в этой ранней работе, рассматривается как опасная, подрывающая и подменяющая жизнь сила). Только искусство, которое на ранних этапах человеческой цивилизации играло, по Н., первостепенную по сравнению с наукой роль в жизни общества, является полнокровным воплощением и проявлением подлинной жизни, стихийным, ничем не детерминируемым, кроме воли и инстинктов художника, процессом жизнеизлияния. Отсюда сакраментальная фраза Н., ставшая своеобразным девизом его раннего эстетизма, — "...только как эстетический феномен бытие и мир оправданы в вечности".


Что же касается современной культуры с ее ориентацией на науку (истоки которой он прослеживает, начиная с Сократа), она оказалась глубоко враждебной жизни, так как опиралась на искусственный, все схематизирующий разум, глубоко чуждый инстинктивной в ее основе жизни. Исходя из такого понимания генезиса культуры, Н. строит затем всю свою последующую культурологию. В этом смысле "Рождение трагедии" можно было бы без преувеличения назвать своеобразным ключом к расшифровке всего его последующего творчества — этого "покушения на два тысячелетия противоестественности и человеческого позора". Завершает труд "чудовищная надежда" философа на возрождение трагического века с его дионисическим искусством, ставшим своеобразным символом жизненности. Здесь же Н. формулирует главную проблему всей его жизни и философии, которая найдет затем наиболее полное воплощение в работе "Так говорил Заратустра...", — как, каким путем создать такую культуру, подчиняясь которой человек мог бы облагородить свой внутренний мир и воспитать себя самого. Но пока, на данном этапе его творчества эта проблема формулируется им в поэтически-символическом требовании "возрождения трагедии", идеи трагического познания и трагического человека, воплощающих, по Н., переизбыток жизни.

Непризнание работы, крах прежних идеалов, резкое обострение болезни и т.п. — все это заставит его мужественно отказаться от надежды "облагородить когда-либо человечество". Н. отказывается от роли мессии, отдавая все свои силы изучению наук о человеке ("


;Человеческое, слишком человеческое", 1874; "Утренняя заря", 1881). Пройдет несколько лет, прежде чем Н. вновь решит "возвратить людям ясность духа, простоту и величие" и сформулирует главную положительную задачу своей философии.


Она виделась ему в утверждении верховной ценности культурного совершенствования человека, в результате которого должен появиться новый тип человека, превосходящий современных людей по своим морально-интеллектуальным качествам. В роли такого культурно-этического идеала Н. выдвигает эстетизированный им и заключенный в художественно законченную форму образ сверхчеловека.


Можно говорить по крайней мере о двух противоречивых ракурсах, или о двух его измерениях: а) сверхчеловек — как возможный и достижимый в перспективах реального будущего идеал всего человечества; б) сверхчеловек — как лирическая фантазия, которую ее создатель творит, пренебрегая каким-либо точным изложением своей мысли, и которой он всего лишь как бы забавляется, возбуждая "низшие слои человечества". Однако и в первом случае Н. иногда употребляет это понятие не совсем в избранном им самим же ракурсе, используя его для характеристики отдельных личностей "высшего типа", уже существовавших в истории, хотя "лишь как случайность", как исключение, "непреднамеренно" и наиболее полно (хотя акцентированно далеко не в полном объеме) воплотивших в себе идеал сверхчеловека. Речь идет о так называемом "историческом сверхчеловеке" — Александр Великий, Цезарь, Август, Цезарь Борджиа, Наполеон. Хотя, как правило, свой идеал Н. апплицирует не на отдельную человеческую единицу, а на человеческий вид в целом, облекая его в биологическую оболочку и представляя как зоологический тип, на порядок более высокий, чем Homo sapiens. Такой человек будущего должен быть достигнут, согласно Н., путем усовершенствования, строгого отбора и сознательного воспитания новой породы людей.

По мере развития этой идеи, точка зрения философа несколько видоизменяется; Н. четко осознает тот факт, что каждый существующий вид имеет свои, строго определенные границы, которые он просто не в силах переступить. Он пишет: "Моя проблема не в том, как завершает собою человечество последовательный ряд сменяющихся существ (человек — это конец)".


Однако при этом он все же удерживает так полюбившийся ему термин "сверхчеловека", переводя проблему в плоскость поисков наиболее желательного, ценного и достойного жизни человеческого типа. Как и любой идеал, сверхчеловек Н. возникает в качестве антипода современному культурному человеку, "от нечистого дыхания которого" философ просто задыхался. Созданный им образ отличает гармония и синтез двух начал — дионисического с его радостным утверждением инстинктивной жажды жизни, и аполлоновского, придающего этой бьющей через край жизни одухотворяющую стройность и цельность идеала. Вся эта громадная сила должна, по Н., быть направлена в творческое неустанное стремление к новому.


Его сверхчеловек — это прежде всего творец, обладающий сильной, стремительной, "длинной волей", творец самого себя как автономной и свободной личности. К числу направленных вовне составляющих его идеала Н. относит умение жертвовать собой; "дарящую добродетель"; великодушие и безграничную жажду деятельной любви; честность, неустрашимость; твердость; героизм и т.п. — все, что, по его мысли, позволит сверхчеловеку придать свой, истинно человеческий смысл всему на этой земле. Ряд внешних обстоятельств, и прежде всего резкое неприятие первой книги "Так говорил Заратустра..." (1883), в которой Н. сформулировал все качества своего идеала, убедили мыслителя в полной тщетности его предприятия по осчастливливанию людей. Отсюда совсем иная тональность второй книги "Заратустры" и всех следующих за ней работ, в которых Н. самым серьезным образом переосмысливает свою идею ("Ессе Номо", 1888; "Антихрист", 1895 и др.).

Так постепенно в романтическом идеале человека будущего на первый план выдвигается культ сильной личности, с крайней жестокостью преодолевающей все моральные нормы современного общества. Более того, подключение идеи о "вечном возвращении", которую Н. вводит в уста своему идеалу и которая должна "унизить всех слабых и укрепить сильных", ибо только последние, любящие жизнь и видящие ее ценность, способны вынести ее "вечную повторяемость", вносит определенный диссонанс в первоначальный образ сверхчеловека. Эта горькая истина вечной повторяемости всего и вся, которая, по Н., придает высший смысл жизни как таковой, налагает огромную, почти непосильную ответственность на человека и почти лишает его веры в будущее сверхчеловечество.


Поэтическая мощь его языка передаст это отчаяние следующими словами: "Это возбуждает ужасную жажду и, в конце концов, нечего пить". Вслед за выполнением утверждающей части его задачи наступает очередь негативной ее компоненты, которая оказывается самым непосредственным образом связана с предыдущей.

На пути творения новых ценностей ("Новое хочет творить благородный — новую добродетель") Н. столкнулся с могучим противником в лице всей морали современной ему философии, поэтому он решает "радикальным сомнением в ценностях ниспровергнуть все оценки, чтобы очистить дорогу". Так начинается великая война Н. за освобождение людей от власти духов и социальных авторитетов, вошедшая в историю культуры под броским лозунгом "переоценки бывших до сего времени ценностей". Именно эта борьба и сделала Н. одним из наиболее ярких певцов "европейского нигилизма", который стал не просто делом всей его жизни, но и личной судьбой. Все работы, написанные им после "Заратустры", являют собой такую "переоценку", хотя наибольший интерес в этом ряду представляют два его крупных произведения, в которых ревизия прошлого удивительно сочетается с провидением будущего ("По ту сторону добра и зла.


Прелюдия к философии будущего", 1886 и замысленное в качестве приложения и ставшее затем своего рода пролегоменами к ней — "К генеалогии морали", 1887). Исследование философии, христианской религии и аскетической морали приводит Н. к выводу о том, что они отрывают человека от истоков подлинного существования, от самой жизни. Тот путь, по которому в результате пошло европейское человечество, оказывается поэтому чреват целым рядом чудовищных последствий, которые Н. пророчески предвещает своим современникам, приоткрывая завесу европейского будущего: распад европейской духовности и девальвация ее ценностей, "восстание масс", тоталитаризм и воцарение "грядущего хама" с его нивелировкой человека под флагом всеобщего равенства людей. Более того, именно в этих, по его словам "ужасных, проистекающих из его души — очень черных книгах" Н. по сути дела задает топику всех философских направлений 20 в. — и самой философии жизни с ее пророчествами о "Закате Европы", и идей таких мыслителей, как Х.Ортега-и-Гассет, Э.Гуссерль, Хайдеггер, К.Ясперс и т.п., пролагая тем самым дорогу как качественно новому типу философствования, так и нестандартным нормам европейской ментальности.

Им закладываются оригинальные методологические и языковые парадигмы, которые получат затем колоссальную развертку в феноменологических, герменевтических и поструктуралистских изысках 20 в., воплотивших в себе основы дескриптивно-деструктивной феноменологии Н.


В этом плане можно говорить об огромном воздействии его культурных идеологем, а также стилистики его языка на западное самосознание эпохи модерна и постмодерна.


Завершающим аккордом зрелого ницшеанства и в то же время своеобразным его метафизическим стержнем стала концепция волюнтаризма, сделавшая главным принципом бытия и объяснения мироздания "волю к власти". Антисистематичность и антиметафизизм как характерные черты мировоззрения Н. не сводятся у него, однако, к простому отказу от притязаний на целостность и полноту теоретического охвата реальности; они предполагают, скорее, формирование очень своеобразного типа метафизики, носящего во многом нетрадиционный и по преимуществу прикладной характер. Такой ее статус можно объяснить тем, что, во-первых, на место хрестоматийного понятия "бытие" как основы и сущности всего существующего Н. выдвигает термин "жизнь", с ее вечным движением и становлением, лишенную традиционной атрибутики бытия.


А во-вторых, в основе процесса создания этой метафизики лежит все та же, титаническая интенция к утверждению жизни и жажда "мощных людей", которая пронизывает все разделы его творчества и которая обусловливает плавный переход онтолого-гносеологической части его философии в моральное творчество с целью основательно фундировать его идеал сильного и целостного человека. Это обоснование не станет, однако, органически связанным с его идеалом, более того, оно даже деформирует последний в сторону худшего. "Воля к власти", по Н., — это не только основной, но и единственный принцип всего совершающегося, то единое, что лежит в основе всего многообразного. Все процессы, как физические, так и духовные, Н. стремится представить как различные модификации этой идеи.

Поэтому все существующее он представляет как распадающееся на некоторые своеобразные центры силы органической и неорганической жизни, постоянно соперничающие между собой. Сама жизнь приобретает в трактовке Н. значение некой части мирового процесса, особого вида мировой энергии, а потому только одного из проявлений воли к власти. Полемизируя с Дарвиным, утверждавшим в качестве основного двигателя жизни борьбу за существование, Н. провозглашает новый лозунг: "Жизнь есть воля к власти". Данную тенденцию Н. обнаруживает на всех ступенях органической жизни, она постепенно приобретает (в границах экстраполяции на жизнь человека) вполне определенный, виталистического характера морально-социальный пафос. Опираясь на этот принцип, Н. разрабатывает основы новой гносеологии как перспективного учения об аффектах, которое органически вытекает из его онтологии. Будучи только частью универсальной жизненной силы и выражением единого жизненного принципа, человек, как и любой сложный механизм, представляет собой множество "воль к власти" и множество способов и форм их выражения, среди которых самой первой и наиболее естественной компонентой является совокупность его аффектов. Именно под влиянием этих стремлений, из которых наиболее сильным является стремление к счастью, человек, по Н., определенным образом истолковывает окружающий его мир, стремясь навязать свою перспективу, как норму, всем другим влечениям. Что касается мышления, познания, то Н. рассматривает их только как "выражение скрытых за ними аффектов", как своеобразное орудие власти, служащее как можно большему усовершенствованию животных функций или повышению жизненности. Этой же цели оказываются подчинены и само сознание, и все наивысшие продукты его деятельности: разум, логика и т.п., служащие лишь схематизации и упрощению этого сложного мира, но отнюдь не его познанию или поиску истины. Н. и здесь осуществляет переоценку традиционных представлений об истине и заблуждении, не видя принципиальной разницы между ними, т.к. и то, и другое носит, по его мнению, чисто служебный характер, способствуя исключительно жизнеутверждению.

Это же касается и любого рода рациональной аргументации, обращаемой к разуму, суждения которого о мире являются не более чем "интерпретациями особого рода перспективы" — т.е. своеобразными точками зрения, своеобычными видениями этого мира, вечно меняющимися, как и он сам. Как и все философы жизни, Н. — иррационалист, в силу того, что разум чужд жизни, он деформирует и умерщвляет ее, более того, он искажает показания органов чувств, которые, как считает Н., "никогда не лгут". Только в инстинкте, по Н., непосредственно выражен принцип всего существующего — воля к власти. Н. считал, что физическое начало в человеке гораздо выше, чем духовное, ибо последнее, по его мнению, является только надстройкой над истинным фундаментом — жизнью тела, как непосредственным воплощением природной воли. Своеобразным отзвуком жесточайших и непрекращающихся физических недугов Н. стало его убеждение, что "существуют только физические состояния, духовные — только следствия и символика". Н. воспевает инстинкт как ближайший руководитель и выразитель всех потребностей человеческого тела. Многие из его идей о несовершенстве человеческого организма, о человеке как "не установившемся животном", биологически ущербном существе и т.п., послужили исходной основой для построения многих концептуальных моделей в философской антропологии, особенно ее биологической ветви (Плеснер, Гелен и др.). (См. также Антихрист, Воля к власти, "Веселая наука", Вечное возвращение, Генеалогия, Нигилизм, Плоскость, Ressentiment, Сверхчеловек.)

Т.Г. Румянцева

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НКРУМА

Сообщение психологический словарь » Вт апр 06, 2010 3:01 am

НКРУМА (Nkrumah) Кваме (1909-1972) - ганский философ, социолог и политолог, государственный и политический деятель, первый президент независимой Ганы. Считал себя одновременно христианином и социалистом-марксистом, переинтерпретируя при этом и христианство, и марксизм, и социализм в свете целей и задач национально-освободительного движения.


Лидер и идеолог панафриканизма (в юности испытал влияние одного из основных его основоположников гаитянина М. Гарвея (в свою очередь опиравшегося на идеи мыслителя из Британской Западной Африки Э.Блайдера), но кардинально переосмыслил его взгляды, уйдя от крайностей тезиса о "чистоте негритянской расы". Отстаивал идеи африканского единства (при этом являясь противником негритюда) и особого пути Африки в цивилизационном развитии.


Его не устраивал и у Гарвея, и у Л.С. Сенгора (осноположника африканской версии негритюда) "негритянский национализм", который он считал необходимым заменить "африканским национализмом". Интегративно обозначал свою систему взглядов как consciencism (производное от англ. conscience - совесть, сознание, сознательность) - коншиенсизм ("философия сознательности"), возводя его истоки к рационалистической версии европейской философии (от Аристотеля к Р. Декарту, И. Канту и Г.В.Ф. Гегелю) и "научному социализму" К. Маркса (следует отметить и знакомство Н. с традицией аналитической философии, особенно с логическими построениями Б. Рассела, к которым он неоднократно прибегал для обоснования собственных тезисов). Однако одновременно Н. утверждал коншиенсизм как перспективу, которая исходит из реальностей африканского сознания и действительности и указывает возможности развития, удерживающие континентальную специфику (для выявления которой Н. специально изучал этнофилософию).

Раннее творчество Н. проникнуто реминисценциями из М. Ганди, позднее - мотивами Ф. Фанона (своего рода его идеологические компоненты). Собственно философские идеи, согласно Н., с неизбежностью порождают идеологию, выполняющую социальные функции в обществе и порождающую определенные политические практики.


Тем самым философия для него неизбежно выступает как политическая философия, связанная с социологией, и в этой перспективе как практическая философия. Учился в педагогическом колледже в Ачимоте (1926-1930), где познакомился с первым африканцем среди преподавателей колледжа доктором Квегниром Аггреем, повлиявшим на становление взглядов Н. Работал преподавателем в римско-католической семинарии. Хотел стать членом ордена иезуитов, чтобы посвятить себя служению Богу, но затем принял решение продолжить учебу.


Через Великобританию уехал учиться в США. В 1939 со степенью бакалавра по экономике и социологии закончил Университет Линкольна (основанный в 1854 и являвшийся первым учебным заведением в США, дающим высшее образование неграм).


Остался на должности ассистента по философии в этом же университете и поступил в Богословскую (теологическую) семинарию при нем, которую закончил в 1942. Стал членом студенческого (масонского по установкам ) братства "Фи-Бета-Сигма", участвовал в Движении отца Дивайна, проповедовавшего идеи негритянского религиозного возрождения, создал Ассоциацию студентов-африканцев США и Канады, участвовал в создании Института африканских языков и культуры при Пенсильванском университете.


Перебравшись в Англию, посещал лекции в Лондонской школе экономики, работал над докторской диссертацией по этнофилософии, но не завершил ее, увлекшись логическим позитивизмом. Занимался под руководством А. Айера. В это же время увлекся политикой.


В 1945 выступил одним из организаторов Пятого панафриканского конгресса (Манчестер), явился автором принятой на нем декларации о политической свободе и экономическом прогрессе. Активно сотрудничал в журнале Панафриканской федерации в Лондоне "Pan-Africa". В 1947 вернулся в Африку.

Организовал и возглавил Народную партию Конвента (1949), взявшую курс на достижение политической независимости Золотого Берега (Ганы) и последующее "социалистическое строительство". С 1957 - президент Ганы.


В 1964 провозглашен пожизненным президентом, к этому времени его уже называли "отцом нации". В 1966 в результате военного переворота отстранен от власти, эмигрировал в Гвинею, где был провозглашен ее президентом Секу Туре своим вице-президентом. Переворот совершался под лозунгом "Против авторитарного режима - за демократическое правление". Испытав глубокий душевный кризис, пересмотрел свои взгляды в сторону их радикализации, что позволяет говорить о специфике его "позднего" творчества и даже об особом этапе духовного развития Н. Умер Н. от рака в ходе лечения в


Бухаресте (похоронен в родной ганской деревне). Основные работы: "Вперед, за свободу от колониализма" (1946); в годы пребывания в Англии им написаны памфлеты "Образование в колониально-освободительном движении", "Национализация и образование в Западной Африке", "К колониальной свободе. Африка в борьбе против мирового империализма"; "Автобиография" (1960-?); "Я говорю о свободе. Изложение африканской идеологии" (1961-?); "Африка должна объединиться" (1963); "Коншиенсизм: философия и идеология для деколонизации и развития со специфической ссылкой на африканскую революцию" (1964, во втором издании 1970-го года подзаголовок был сокращен: "Философия и идеология для деколонизации"; основная работа Н.); "Неоколониализм, высшая стадия империализма" (1965); "Аксиомы Кваме Нкрумы" (1967); "Голос из Конакри" (1967); "Вызов Конго" (1967); "Черные дни в Гане" (1968); "Руководство по ведению революционной войны" (1969); "Классовая борьба в Африке" (1970) и др.

Центральное место в философии Н. занимает идея свободы. При этом он одновременно акцентирует как аспект свободы личности, так и аспект политической независимости (свободы) всей Африки.


"Для меня просто непостижимо, как кто-то может не признавать права людей быть свободными", - утверждал Н. Однако в эволюции его творчества свобода все больше начинала пониматься прежде всего как политическая свобода, которая, в свою очередь, связывалась с реализацией программы антиколониализма. В свою очередь реализация последней связана у него с разрешением противоречий, порождаемых интенциями империализма, наиболее уродливо проявившими себя в африканских странах. Еще будучи в Лондоне Н. выдвинул программу реализации трех свобод (трех степеней свободы) - политической (полная и абсолютная (подлинная) независимость страны - суть национализма, с его точки зрения), демократической (отсутствие политической тирании и возможность личностной самореализации) и социальной реконструкции (свободы от бедности и экономической эксплуатации, что требует целенаправленной реализации осознанно выдвигаемой программы преобразования общества). В основании реализации каждой в отдельности и всех вместе свобод лежит организуемое человеческое усилие.

Таким образом, согласно Н., подлинная свобода достижима только в последовательности позитивных действий, базирующихся на ряде оснований: 1) свобода присуща родовой сущности человека (все народы хотят быть свободными, а стремление к свободе коренится в душе каждого человека), 2) цели действия и выдвигаемые программы реализуемы только в определенных условиях (среди которых - и необходимость преодоления страха и апатии), 3) цели и программы связаны с конкретикой политико-идеологического контекста (свобода для метрополии и свобода для колонии выглядят по-разному), 4) свобода несовместима с колониализмом, 5) свобода личности неотделима от свободы общества, 6) свобода достижима "здесь-и-сейчас" ("ищите же царствия политического" - призывает Н.), 7) ее достижение возможно лишь на основе учета и реализации уже имеющегося опыта других стран и народов, 8) свобода не может быть избирательной (из поля ее действия нельзя без последствий для свободы выключать те или иные группы и/или тех или иных людей), 9) свобода реализуется всегда на двух уровнях - реальности, определяющей степень ее возможной развертки, и идеала, к которому осуществляется лишь определенное приближение, 10) свобода всегда соотносится у верующего с его личным отношением к Богу, 11) свобода всегда предполагает дисциплину, так как "свобода без закона - это анархия".

Программа реализации свободы непосредственно перерастает у Н. в параллельное осуществление принципов панафриканизма на основе политического освобождения, экономической интеграции через модернизацию и африканского национального политического самосознания, сформированного как континентальная идеология ("философия африканизма").


Африка - это "один континент, один народ, одна нация", - постулирует Н. Он даже сформулировал утопию "Соединенных Штатов Африки", пытаясь на ее основе предложить конкретную стратегию действий, имевшую своей конечной целью создание единого союзного правительства в масштабах всего континента, оказавшуюся, в конечном итоге, нереализуемой. В основу панафриканистской утопии были положены идеи коншиенсизма ("философии сознательности"), иначе - "нкрумизма", трактовавшегося как научный социализм, примененный к африканским условиям.

С обоснованием социалистической доктрины, обосновываемой теорией коншиенсизма, взгляды Н. приобрели определенную законченную целостность: "Наши цели определяются тремя составными частями нашего освободительного движения: 1) национализм, 2) панафриканизм, 3) социализм.


Эти цели тесно взаимосвязаны, и ни одна из них не может быть полностью осуществлена без другой. Если одной из трех составных частей недостает, ни одна территория на нашем континенте не может достигнуть подлинной свободы или сохранить стабильное правительство". Утверждая, что "существует только один подлинный социализм, это научный социализм, принципы которого постоянны и универсальны", Н. в то же время стремился показать, что научный социализм не тождественен марксистскому социализму, так как он с необходимостью должен учитывать контекстуальную компоненту, причем последняя является в ряде отношений определяющей. Тем самым "африканское" есть преодоление "европейского", что не значит отрицания последнего. Наоборот, без удержания "европейского", "африканское" рискует остаться только на уровне обыденного и не получить концептуального выражения. "Я считаю, - писал Н., - что когда мы изучаем философию, являющуюся не нашей, то мы должны рассматривать ее в контексте интеллектуальной истории, к которой она принадлежит, и социальной среды, которая ее породила.


Поступая так, мы сможем использовать ее в целях нашего культурного развития и для укрепления нашего человеческого общества". В европейской философии Н. не устраивают прежде всего ее универсалистские притязания и вытекающие из них абстрактность и академизм.


Философия должна быть повернута к социальной проблематике и человеческим проблемам, она должна черпать свое содержание в реальности жизни. В социальном срезе философии ее основными понятиями выступают тогда "общество", "изменение", "развитие", а ее идеологическое выражение - социализм - неизбежно приобретает облик "динамического социализма" (в этнофилософии традиционно принято считать реальность совокупностью динамических сил, между которыми существуют отношения "напряженности").

Идеологическое содержание философии является выражением эксплицитного или имплицитного социального конфликта, но и собственно философия имплицитно есть выражение породивших ее контекстов, а следовательно в снятом виде (потенциально) содержит в себе возможность своей идеологической и социально-политической развертки ("философия остается политическим инструментом для революции и социальной справедливости"). Собственно философия, стремясь к универсализму, пытается рефлексировать глобальный человеческий опыт, но ее идеологическая компонента неизбежно локализует рефлексию на обосновании определенных целей и идеалов.


"Идеология стремится внести во всю жизнь общества свой особый порядок. Чтобы достичь этого, она нуждается в применении ряда инструментов. Идеология общества развивается в политическую теорию, социальную теорию и моральную теорию. Используя их как инструмент, она устанавливает особый порядок в политическом, социальном и нравственном поведении человека, и то, что в поведении не соответствует этому порядку, тем самым оказывается несовместимым с идеологией...".

В коммуналистском (традиционном, общинном, для Н. африканском) обществе идеология вырабатывается всеми его членами, концептуально оформляясь профессиональными философами. Социализм же есть современное выражение принципов коммунализма.


Отсюда тезис о "политической зрелости африканских масс", которая "до известной степени может быть возведена к экономическим и социальным условиям традиционного общества". Согласно Н.: "В дотехнических обществах коммунализм может существовать сам собой; в техническом же обществе, где налицо усовершенствованные средства производства, основные принципы коммунализма должны получить централизованное... выражение; иначе возникнут классовые различия...".


>В социальном измерении идеология всегда двойственна, что всегда ставит проблему выбора перед субъектом.


Она: 1) или негативна (нацелена на разрушение социального порядка), или позитивна (нацелена на сохранение социального порядка); 2) глобальна (так как пронизывает все сферы общества), но одновременно и инструментальна (так как выступает средством социального контроля и сплочения общества и/или его отдельных групп); 3) имплицитна (присуща любому социуму) и эксплицитна, если становится предметом философской рефлексии (что необязательно для каждого общества). Идеология понимается как совокупность направляющих принципов и правил, которые необходимы обществу для поддержания (или изменения) установленного порядка и позволяют достигать общих целей, которые ставит себе общество (и/или его часть). При этом Н. оппонирует как трактовке идеологии у К. Манхейма, так и ее интерпретации Марксом.


В последнем случае основа оспаривания - несогласие с марксистской теорией классов и классовой борьбы. В африканском обществе есть лишь "позитивное и негативное действия" (прогрессивные и реакционные силы), а не классы, утверждает Н., что не мешает ему одновременно говорить о том, что "социализм может быть достигнут только через борьбу классов". Обнаружив это противоречие в своих построениях, в позднем творчестве Н. все же констатирует наличие складывающихся классов в африканском обществе, но понимает его стратификационную структуру по-прежнему весьма специфически: "...В конечном итоге класс представляет собой не что иное, как сумму лиц, связанных определенными интересами, которые они пытаются сохранить и защитить". Эти "суммы лиц" составляют у него буржуазия, рабочие, крестьянство, интеллигенция, офицеры армии и полиции. Крестьянство же трактуется как самый многочисленный рабочий класс в Африке. Однако и в позднем творчестве Н. сохранил приверженность основному принципу коншиенсизма - принципу равенства как основе социального порядка.


>Именно приверженность принципу равенства, являясь основой этики, позволяет ввести проблематику человека в фокус философского рассмотрения. Человек, вслед за Кантом, признается Н. целью в себе и для себя, а не средством для других. Однако Н. "иммантезирует" категорический императив в рамках провозглашаемого им "монистического материализма", исходящего из конституирующей роли конкретики "африканского способа быть". В раннем творчестве Н. в трактовке этических и социальных идей ощутимы импульсы, идущие от идеологии ненасилия Ганди, в позднем - отчетливо акцентированы аспекты "революционного насилия", трактуемые в духе построений Фанона.

В это же время лейтмотивной для Н. становится тема неоколониализма. В этой связи он пытается аргументировать переход национально-освободительной революционной борьбы в новую фазу, отличающуюся вооруженной (в основном партизанской) борьбой с силами реакции внутри освободившихся государств в виде коррумпированных и ориентированных исключительно "вовне" олигархических групп (именно в этой связи Н. признал появление классов в африканском обществе, но как "вторичных" и в значительной мере обусловленных в своем появлении "внешними" причинами образований). За возникновением же этих сил Н. усматривает принципиальное изменение характера колониализма: во-первых, "национальный" колониализм сменяется в современную эпоху "коллективным" неоколониализмом, в котором ведущую роль играют США; во-вторых, появляется новый тип "неоколониального государства", строящегося на отношениях зависимости от других при сохранении формальной обретенной независимости. Основное деление нации происходит теперь по принципу "богатые" - "бедные". "Государства благоденствия" сумели, с точки зрения Н., загасить классовые конфликты внутри себя и вынести их (экспортировать) вовне - в "третий мир", переместив конфликтность из национальных в международные контексты. В этой связи у Н. появляется (выдержанный опять же в духе представлений "позднего" Фанона) тезис о "черной революции" и необходимости строительства "национального дома" для "черных всего мира людей". При этом Н. остался непримиримым противником негритюда, с одной стороны, и не принял конструкт "третьего мира" - с другой, считая его не более, чем мифом и иллюзией.

В.Л. Абушенко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НОВАК

Сообщение психологический словарь » Сб апр 10, 2010 10:04 pm

НОВАК (Novak) Майкл (р. в 1933) — американский католический теолог. Преподавал в Гарвардском и Стэнфордском университетах. Глава делегации США в Женевской комиссии по правам человека (1981—1982). Автор концепции "демократического капитализма".


Основные сочинения: "Дух демократического капитализма" (1982), "Винтовки Латтимера" (1976), "Неоцененная и неоценимая система" (1977), "Социальное учение католицизма и либеральные институты: свобода и справедливость" (1984), "Освободит ли это? Размышления о теологии освобождения" (1986), "Свободные личности и общее благо" (1989), "Полушарие свободы. Философия Америк" (1990), "Католическая этика и дух капитализма" (1993) и др. Будучи убежденным в том, что декларации о моральном превосходстве социализма над капитализмом оказались опровергнуты всем ходом всемирной истории, Н. сформулировал в качестве главной цели своих теоретических изысканий нравственно-теологическое обоснование ценностей демократического капитализма — общественно-экономической системы, основанной на гармонии экономической, политической и культурной сфер жизни социума. С точки зрения Н., эти системы должны быть самостоятельными (вне связей подчинения либо соподчинения), но при этом активно взаимодействовать друг с другом на основе четкой дифференциации исполняемых ими общественных функций. Н. подверг содержательной критике концепцию о приоритетности экономических отношений для процессов трансформации человеческой природы.

Согласно Н., поскольку любая из форм политической экономии начинается с теории греха, а основным источником богатства общества является не труд, а идеи (личная экономическая инициатива, всемерное поощрение творческого потенциала индивидов посредством системы охраны интеллектуальной собственности и т.д.), постольку "рождение капиталистической системы требует революции в области морали". Стремясь преодолеть традиционные для современного общества представления о противопоставленности индивидуализма и коллективизма, Н. отстаивает значимость в качестве связующих элементов между обществом в целом и индивидом так называемых "посреднических структур" — небольших сообществ людей (семьи, объединения соседей, местные агентства, церковные общины, добровольные ассоциации и т.п.), делающих возможным выживание человека в экстремальных условиях повседневной жизни.

Опираясь на ряд тезисов М.Вебера, Н. утверждает, что "...капитализм не дает разгореться костру алчности и благодаря поощряемой им расчетливости и продуманным капиталовложениям даже сдерживает алчные и стяжательские устремления...". По Н., процветание либерально-капиталистического общества достигается благодаря "...своего рода монашеству в миру, с дисциплиной, определяемой по часам, и требованием самопожертвования и подчинения своих мирских страстей строгому контролю разума, или, иначе говоря, требует укрощения своих инстинктов для достижения жизненных целей и успехов в карьере...". Развивая представления Смита об особо ценном для рыночной системы чувстве "симпатии", способствующем преодолению эгоизма и формированию нового мировидения — "глазами других", Н. детализирует эту классическую идею: "...рыночная система требует от людей, занимающихся бизнесом, соблюдения определенных норм поведения: спокойствия и терпения при разъяснении и отстаивании своей позиции, вежливых и учтивых манер, постоянной готовности оказать услугу другому и стремления достичь обоюдного согласия". Оценивая в этом контексте исторические судьбы и перспективы трансформирующихся постсоциалистических обществ, Н. утверждает, что "...бывшие социалистические страны


Восточной Европы (включая бывший Советский Союз) совершенно естественно сталкиваются с необходимостью развивать у своих народов моральные и культурные качества, необходимые для реализации своих жизненных целей. Народы этих стран уже усвоили три важные истины, преподанные им историей. Во-первых, они поняли, что работы, крыши над головой, бесплатного медицинского обслуживания и образования, которыми их обеспечивали коммунистические вожди, явно недостаточно для того, чтобы быть довольными своей жизнью.


Они возжелали сами выбирать тех, кто будет ими править. Однако очень скоро они осознали, что только демократии тоже недостаточно и, даже имея возможность регулярно участвовать в выборах, они вряд ли будут до конца счастливы. Они поняли, что хотят жить при экономической системе, которая обеспечила бы их семьям "лучшие условия жизни". Однако третьей и, пожалуй, самой жестокой для них истиной стала та, что они не смогут добиться ни истинной демократии, ни полноценного капитализма до тех пор, пока не разовьют в себе необходимых для этого моральных качеств и не приведут свои институты и законы в соответствие с моральными и культурно-правовыми нормами демократического капитализма". После выхода в свет книги "Дух демократического капитализма" практически все официальные теоретики протестантского и католического толка провозгласили Н. диссидентом и отступником. Однако реальное течение трансформационных процессов в государствах Центральной Европы (в первую очередь в Польше) обусловило не только востребованность, но также и понимание эвристичности этого труда.

А.А. Грицанов

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НОВАЛИС

Сообщение психологический словарь » Вс апр 11, 2010 8:16 am

НОВАЛИС (Novalis) (настоящие имя и фамилия — Фридрих фон Харденберг (von Haardenberg) (1772—1801) — немецкий мыслитель, поэт и прозаик Йенского романтизма, в чьем творчестве наиболее полно выражено романтическое миросозерцание. Многие сочинения Н. были опубликованы после его смерти Шлегелем и Л. Тиком в журнале "Атеней". Главные произведения Н.: поэтически-философские


"Фрагменты" (1802), "Христианство или Европа" (1799, опубликовано 1826), лирические циклы "Гимны к ночи" (1801), "Духовные песни", роман-миф "Генрих фон Офтердинген", повесть "Ученики в Саисе" и др. Взгляды Н. формировались под влиянием "Наукоучения" Фихте и немецких мистиков, особенно Беме. Н. воспел поэта и поэзию как самую глубокую и изначальную силу жизни. В противоположность миру материальных отношений между людьми Н. выдвигает духовный принцип бытия, который проявляется в сердечности и искренности человеческих отношений, в бескорыстной, одухотворенной, самоотверженной любви человека к человеку. Любовь, согласно Н., есть идеал, она способна объединять людей, давать жизни духовное содержание, преобразовывать мир. Современный мир, лишенный идеала, лишен и любви, — он недостоин человека, неистинен, ущербен и несовершенен. Н. пишет о глубокой неудовлетворенности действительностью, о "людях плоти", которые торжествуют, крепко стоят на ногах, пользуясь всеми реальными наслаждениями и благами, в то время как презирающие их романтики терпят поражение, и им не остается ничего другого, как оплакивать несовершенства жизни. Романтическое раздвоение мира на материальный и духовный отражается, по Н., в раздвоенности души, в разорванности сознания, пагубных для личности. Отсутствие гармонии с действительностью неизбежно ведет к отсутствию в человеке гармонии с самим собой, становится постоянным источником мучений.

Выход Н. видит либо в уходе от действительности в мир книг, искусства, в природу; в создании идеальных фантастических миров; либо в примирении с действительностью, что равносильно гибели; либо в идеализации прошлого: средневековья, которое сквозь призму романтического идеала наполнено светом и идиллией, а также первобытной эпохи, не знающей противоречия личности и окружающей среды. Н. противопоставляет рационализму


Просвещения культ чувства и творческого экстаза поэта, который понимает природу глубже, чем ученый, благодаря душевной чуткости и стремлению к красоте. Воспринимая природу, человек наделяет ее собственными свойствами, находит в ней отклик на свои душевные состояния, однако воспринимая природу, он познает лишь самого себя: когда человек добирается до сокровенной сути вещей и срывает покрывало с тайны мира, то находит там лишь самого себя. Произведение искусства, созданное творцом, живет, по Н., своей жизнью, оно неодинаково воспринимается и интерпретируется людьми, которые живут в разных странах и временах, в силу чего его содержание, обретая новые смыслы, может оказаться значительнее и богаче субъективных замыслов художника.


Поэтому возможности искусства неограничены, оно способно преобразовывать общество и природу. Н. считает, что слово неадекватно миру и поэтому внутреннее "я" личности принципиально бесконечно, универсально, неисчерпаемо, неповторимо, что размывает границы между противоположностями и их взаимопереходом. Это приводит к эстетической игре противоположностями — добром и злом, истиной и заблуждением, свободой и необходимостью, реальным и фантастическим, возвышенным и прозаическим, разумным и алогичным, а также к возможности стереоскопического синтеза в ткани художественного произведения различных аллегорических рядов в рамках философского мифотворчества (см. София). В последние годы творчества романтизм у Н. уступает место христианству, которое, по мнению Н., способно духовно объединять людей.

И.К. Игнатьева

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НОВГОРОДЦЕВ

Сообщение психологический словарь » Ср апр 14, 2010 8:18 pm

НОВГОРОДЦЕВ Павел Иванович (1866—1924) — русский философ, социолог, правовед. Окончил юридический факультет Московского университета. Завершал образование в Берлине и Париже.


С 1896 — приват-доцент, с 1903 — экстраординарный, с 1904 — ординарный профессор Московского университета. Преподавал также на Высших женских курсах. В 1897 защитил магистерскую ("Историческая школа юристов, ее происхождение и судьба"), в 1902 — докторскую ("Кант и Гегель в их учениях о праве и государстве") диссертации. После увольнения по политическим мотивам из Московского университета — ректор Московского высшего коммерческого института (1906—1918).


Среди его учеников: И.Ильин, Вышеславцев, Флоровский, Н.Н. Алексеев и др. Основатель "идеалистической школы права" (школы "возрожденного естественного права").


Участвовал в сборниках "Проблемы идеализма" (1902) и "Из глубины" (1918). С 1905 — член партии кадетов, с 1917 — в составе ее ЦК, в 1906 избран депутатом I Государственной думы. В годы гражданской войны читал лекции в Таврическом университете (Симферополь).


В 1920 эмигрировал в Берлин, с 1921 — в Праге, где основал Русский юридический факультет в Пражском университете и возглавлял его до своей смерти, основал и был первым председателем Религиозно-философского общества им. В. Соловьева в Праге.

Основные работы: трехтомник "Введение в философию права", из которого был издан первый том "Кризис современного правосознания" (1909), первая часть труда "Об общественном идеале" (1917); "Политические идеалы древнего и нового мира" (в двух выпусках, 1910, 1913); "Лекции по истории философии права. Учения нового времени 16—18 и 19 веков" (1912) и др. Н. исходил в своих научных построениях из критики концепций, постулирующих объективную реальность независимо от познающего сознания и игнорирующих автономность личности, обладающей разумным нравственным началом. Наличие идеи должного (морального закона), по Н., — факт чистого сознания, безусловно достоверный сам по себе, независимый от исторической необходимости и эмпирической данности.


Нравственная идея императивна в качестве идеала и имеет абсолютную ценность. В социокультурной практике императивная нравственная идея приобретает форму естественного права, задающего идеальные нормы культуры с меняющимися конкретно-социальными содержаниями. Это предполагает признание самостоятельности этического начала.


Историческая и социологическая причинность не способна объяснить необходимость идеи долга и перманентной критической оценки мира повседневности с позиции должного. Естественное право раскрывается в идее моральной личности, которая выступает идеалом и целью самой себя. Самоопределяющаяся личность, по Н., является исходным пунктом общественной реальности, что предполагает бесконечное нравственное совершенствование личности, которое не может быть полностью реализовано в настоящем. Личность как носитель идеала, права изначально оппозиционна государству, закону (в силу постоянства разрыва между идеалом и действительностью). С другой стороны, они всегда связаны между собой.


Логика идеала задает разумную дистанцию личности и общества, но предполагает и встречу субъективного сознания с объективностью социальной реальности. Т.обр., сама природа личности двойственна: она стремится к абсолютной свободе, будучи при этом ориентированной одновременно на жизнь в социуме, на равенство и солидарность автономных индивидов.

Точно так же и социальный универсум предполагает — наряду со своим реальным измерением (социокультурные формы) — измерение идеальное (нравственное сознание), предполагающее бесконечность своих воплощений в реальности. Соответственно и культура несет в себе как уравнительно-нивелирующую, так и освободительно-индивидуализирующую составляющие. Любые формы одностороннего рационализма порождают различные формы социального утопизма (социализм, анархизм) и вызывают кризис ценностей демократии, так как провозглашаемое формальное право свободы не дополняется, считает Н., правом на обеспечение достойного существования. Начало 20 в. со всей очевидностью показало как несостоятельность сциентистских претензий позитивистски ориентированной науки на переустройство общественной жизни, так и неспособность правового государства воплотить идеальную мечту верховенства права. Господствовавшее в его время позитивное право Н. называл "философией легального деспотизма", но и либеральный индивидуализм с его требованием невмешательства государства в частную жизнь терпит практическое поражение. Все это приводит, по мысли Н., к глобальному кризису правосознания.


Наука отличается точностью своих заключений, но только этика (или мораль) характеризуется бесконечностью своих перспектив. Гармония свободы и равенства оказывается, т.обр., императивом нравственного действия, а не планом реальной социальной практики. Эта критическая тема особенно усиливается в последний период творчества Н., характеризующийся его поворотом к религиозной проблематике. Западное христианство, апеллирующее к принципу индивидуализма, по Н., испытывает глубокий кризис, перестает выполнять функцию всепроникающего нравственного общения. Религия утрачивает смысл, человеческая душа опустошается, в ней разрушаются вечные связи и вековые святыни. Кризис безрелигиозного Запада преодолим на принципах вселенской солидарности, присутствующих в православии и теоретически обоснованных B.C. Соловьевым и его последователями. Религия становится для Н. абсолютно ценным содержанием жизни, единственным путем преодоления идей (и практик) утопизма и индивидуализма: автономная мораль должна быть заменена, по Н., теономной моралью, а демократия — агиократией, властью святынь.

В.Л. Абушенко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НОВИКОВА

Сообщение психологический словарь » Пн апр 19, 2010 10:02 am

НОВИКОВА Лидия Георгиевна (р. 1955) - белорусский социолог. Зам. директора Центра социологических и политических исследований БГУ - с 1998. Кандидат философских наук (1986, тема диссертации - "Научная фантастика и ее роль в формировании образа науки будущего").

Область научных интересов: социология молодежи, социология образования, социология религии. Исследует проблемы профессиональной социализации учащейся молодежи, девиантного поведения в молодежной среде, специфики молодежных субкультур, а также проблематику уровня и характера религиозности населения РБ, специфики ценностных ориентаций и социальных установок верующих основных христианских конфессий и религиозной молодежи РБ.

Н. - автор около 80 научных публикаций, в том числе: "Социология" (1998, соавтор); разделы в трех коллективных монографиях (1983, 2000, 2001); публикации в издательствах Чехии (1989), США (1991), Великобритании (2002) и др.

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НОВОВВЕДЕНИЕ

Сообщение психологический словарь » Ср апр 21, 2010 12:11 pm


НОВОВВЕДЕНИЕ - комплексный, завершенный, целенаправленный процесс создания, распространения и использования новшества, ориентированный на удовлетворение потребностей и интересов людей новыми средствами, что ведет к определенным качественным изменениям состояний системы (или области, где реализуется новшество) и способствует возрастанию ее эффективности, повышению стабильности и жизнеспособности. Объективной основой появления Н. являются закономерные тенденции и процессы, свойственные конкретному историческому этапу развития общества и конкретным социальным ситуациям. Под их воздействием в различных сферах жизнедеятельности людей формируются определенные потребности и интересы, которые не могут быть удовлетворены с помощью старых средств и способов деятельности.


В противном случае насущная потребность остается неудовлетворенной, что приводит общественную систему к кризисным состояниям. Введение категории "потребность" позволяет рассматривать человеческий фактор в качестве движущей силы Н. - что важно для выделения социальных аспектов проблемы. В связи с этим фиксируется необходимость исследования Н. как обеспечиваемых особым видом деятельности.

Исследование Н. строится на основе следующих принципов: 1) - изучение должно быть обязательно комплексным, с учетом рассмотрения их экономических, социальных, этических, организационных и других аспектов; 2) - любые Н. должны быть рассмотрены с учетом их последствий; 3) - процесс осуществления любого Н. должен быть проанализирован во взаимосвязи всех его этапов и уровней. Исходя из системно-деятельностной концепции Н., становится возможным представить Н. как процесс разрешения объективных проблем общественного развития путем инновационной деятельности людей, которая выполняет функцию развития культуры как совокупности способов жизнедеятельности человека. Инновационная деятельность выступает как метадеятельность, трансформирующая рутинные элементы репродуктивной деятельности, способы осуществления которой не соответствуют развитию. Главной функцией инновационной деятельности в обществе является функция изменения, развития способов и механизмов его функционирования во всех сферах жизнедеятельности. Сами же Н., осуществляемые посредством инновационной деятельности, представляют собой форму общественного развития и являются неотъемлемым элементом социального регулирования. См. также: Инновация, Инновационный процесс, Инновационные социальные технологии.

Е.Е. Кучко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НОВОРОЖДЕННОСТЬ

Сообщение психологический словарь » Чт апр 22, 2010 10:05 pm

Новорожденность — период развития с момента рождения до 10 дней включительно — период приспособления организма к резко изменившимся условиям внешней среды.

Функциональное состояние новорожденного во многом зависит от протекания беременности и определяет как переход к новым условиям существования при родах, так и дальнейшее прогрессивное развитие организма. К стрессогенным факторам при рождении и встрече с новой средой обитания относятся: перепад температуры на 12—16°, действие гравитационных сил, усиленная афферентная стимуляция — световая, звуковая, тактильная.


Ко всем этим факторам должен приспособиться организм новорожденного. О его состоянии судят по ряду признаков, характеризующих психомоторное развитие.


Оценивается скорость наступления и интенсивность первого крика, свидетельствующего о включении в деятельность дыхательной системы, характеристика мышечного тонуса, наличие и выраженность ряда безусловных рефлексов, имеющих приспособительное значение, связанное с удовлетворением основных биологических потребностей, таких как защитные (зажмуривание, мигание), пищевых (сосание) и др. В период новорожденности выражены и рефлексы, свойственные животным (атавистические). Это рефлексы Бабинского (отведение большого пальца ноги при раздражении подошвы), хватательный рефлекс, настолько сильный, что ребенок может удерживать собственный вес, и другие. Эти рефлексы быстро угасают в первые месяцы жизни.

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НОВОРОЖДЕННЫЙ РЕБЕНОК. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Сообщение психологический словарь » Пн апр 26, 2010 12:55 am

Новорожденный ребенок. Психофизиологическая характеристика — характеристика начального этапа развития мозговых функций, обеспечивающих контакты ребенка с внешним миром.

Внешнесредовые факторы начинают играть ведущую роль в психическом развитии ребенка уже с периода новорожденности, обеспечивая возможность взаимодействия ребенка с внешним миром и удовлетворяя потребность в ощущениях, с которой новорожденный появляется на свет.

Внешнесредовые воздействия подразделяются на два больших класса — специфические воздействия на органы чувств (зрительной, слуховой, тактильной и других модальностей) и надмодальные воздействия со стороны окружающих людей и, прежде всего, матери.


От формирования связи и взаимоотношений с матерью существенно зависит характер развития ребенка. Физиологическая связь с матерью во время внутриутробного периода не должна полностью прерваться с его появлением на свет — это обеспечивается процессом грудного вскармливания, которое, по мнению специалистов, должно начаться как можно раньше.

Морфологические данные показывают, что к моменту рождения зрительная проекционная кора имеет наибольшую по сравнению с другими корковыми зонами ширину.


Созревший к моменту рождения морфологический субстрат обеспечивает поступление зрительной информации в кору больших полушарий.


Об этом свидетельствует наличие биоэлектрической реакции на вспышку света — вызванного потенциала (ВП), конфигурация которого свидетельствует о том, что информация поступает, так же как во взрослом мозге, в IV слой коры, наиболее развитый в сенсорных зонах, и адресуется через созревшие к этому времени переключательные вставочные нейроны пирамидам нижних слоев зрительной коры. Ответ регистрируется строго локально в зрительной проекционной области — в поле 17, что подчеркивает модальную специфичность основного комплекса ВП новорожденного. Характерной особенностью коркового ответа на зрительный стимул является его длительная латентность (150—160 мс по сравнению с 40—50 мс в зрелом мозге), что отражает замедленность прихода информации в кору по еще не миелинизированным зрительным путям и определяет низкие оперативные возможности реагирующей системы.


>Важной для развития восприятия является рано сформированная чувствительность зрительной системы новорожденного к движущимся объектам. Глазные движения входят в число высокоэффективных возбудителей внимания, они представлены как скачкообразными саккадическими, так и прослеживающими движения глаз, которые являются более совершенной формой глазодвигательной активности. Реакция на движение запускается наиболее рано созревающими рецепторами сетчатки, находящимися на ее периферии, и совершенствуется до 6-месячного возраста. С первых дней жизни отмечаются только горизонтальные следящие движения, у новорожденного они носят преимущественно хаотичный характер, и только к 1 мес. возникают содружественные движения, свидетельствующие о бинокулярной фиксации объекта.


В период новорожденности глазные движения регулируются на подкорковом уровне без участия коры больших полушарий. Вместе с тем уже на ранних этапах онтогенеза глазные движения, как компонент внимания, обеспечивают обнаружение объекта и удержание его в поле зрения, продлевая таким образом контакт ребенка с предметом.

В период новорожденности отсутствует свойственное более старшему возрасту состояние относительного покоя как оптимального фона для восприятия информации. Кратковременно присутствуют чередующиеся с состоянием сна периоды активного бодрствования, связанные с принятием пищи, манипуляциями взрослого (туалет, переодевание) или дискомфортом.


В ЭЭГ соответственно отсутствует характерная для состояния покоя ритмическая синхронизированная активность. На ЭЭГ новорожденного в основном регистрируются группы медленноволновых колебаний подкоркового генеза. Кратковременным периодам пробуждения соответствует низкоамплитудная полиморфная электрическая активность ("плоская" ЭЭГ).

На основе включения зрительного канала начинают строиться коммуникативные отношения ребенка со взрослым. С первых часов и дней жизни устанавливается контакт "глаза в глаза".


Лицо матери оказывается высоко значимым, выражено предпочитаемым и рано распознаваемым раздражителем по сравнению с неживыми предметами. Отсутствие реакций ребенка на лицо матери — неблагоприятный фактор и требует консультации детского невролога.

Раннее узнавание матери базируется на многих биологических и физиологических факторах. Прежде всего здесь действует, помимо зрительной, целый комплекс разномодальной информации — звуковой (голос), тактильной (телесный контакт, руки матери), обонятельной (запах).


Кроме того, в лице сочетаются признаки, известные как эффективные возбудители внимания, такие как сложность конфигурации, упорядоченность черт, движение (обычно мать склоняется к ребенку или поднимает его к себе). Значимость движения подтверждается тем, что новорожденные, даже при низкой остроте зрения, преимущественно следят за тем движущимся изображением, которое больше всего напоминает рисунок лица. Изображения, включающие измененное положение черт лица, контуры без деталей, не вызывают такой реакции.

На коммуникацию направлен и вокализационный компонент поведения новорожденного. Первая экспрессивная звуковая реакция — крик — информирует мать о состоянии ребенка и содержит призыв к удовлетворению базовых потребностей.

В период новорожденности закладывается основа процессов, определяющих развитие познавательной и коммуникативной деятельности ребенка.

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НОВОСИБИРСКАЯ ЭКОНОМИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА

Сообщение психологический словарь » Ср апр 28, 2010 10:27 pm


НОВОСИБИРСКАЯ ЭКОНОМИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА (НЭСШ) представляет собой неформальную ассоциацию ученых, исследующих экономическую жизнь общества с помощью категорий и методов социологии, закономерности, пути и способы взаимодействия экономической и социальной сфер общества, и в первую очередь - социальные механизмы важнейших экономических процессов. Изучение социального механизма развития экономики (как устойчивой системы взаимодействий разных групп, имеющих разные интересы и ресурсы, - системы, регулируемой социальными институтами общества, текущей деятельностью органов управления и др.) - более сложная задача, чем анализ определяющих это развитие конкретных факторов.

Другими особенностями НЭСШ являются: работа большинства ученых "на стыке" теории и эмпирии, стремление к системному представлению предмета исследования, сбалансированное внимание к деятельностным и структурным детерминантам социально-экономических процессов, а также к проблемам города и села, индустриального и аграрного сектора экономики.


Представители Школы с 1960-х годов широко используют математические методы анализа социально-экономических явлений и процессов. Исторически НЭСШ возникла в Новосибирске, но в настоящее время ее представители связаны скорее общими теоретико-методологическими взглядами и подходами, чем географическим положением. Они живут и работают в большинстве крупных городов Сибири, в Москве, а также за рубежом.

Лидером НЭСШ на всем протяжении ее становления и развития являлась академик РАН Т.И. Заславская.


Ей принадлежит ведущая роль в разработке оригинальных концепций и теорий, каждая из которых открывала новый этап в поступательном развитии Школы. Именно на базе возглавляемого Т.И. Заславской (с 1967 г.) отдела социальных проблем Института экономики и организации промышленного производства СО АН СССР, руководимой ею (с 1980 г.) социологической специализации экономического факультета НГУ, а также созданного в 1984 г. журнала "Известия СО АН СССР: Серия экономики и прикладной социологии" организационно оформилась НЭСШ. Другой теоретик, внесший крупный вклад в формирование научной школы, - доктор экономических наук Р.В. Рывкина, активно содействовавшая "социологизации" исходно экономического коллектива, его движению от социальной экономики к экономической социологии, а также воспроизводству экономико-социологических кадров Сибири.


>В формировании НЭСШ можно выделить два крупных этапа, условно - допарадигмальный и парадигмальный. На первом этапе (1967-1980) научный профиль Школы можно было охарактеризовать скорее как социальную экономику. На этом этапе акцент делался на исследовании социальных факторов и социальных последствий конкретных экономических явлений и процессов.


Реализуемая на этом этапе парадигма способствовала появлению ряда оригинальных теоретико-методологических концепций и оформлению коллектива как самостоятельной российской социологической школы. В этот период были разработаны: концепция миграции сельского населения в города (1966-1970); методология социологического изучения трудовой мобильности (1968-1974); концепция города и села как относительно самостоятельных и взаимодополняющих подсистем общества, имеющих долгую перспективу существования (1972-1975); методология системного изучения сельского (аграрного) сектора как специфической подсистемы общества (1975-1980); методология изучения образа жизни сельского населения (1975-1979); концепция социально-территориальной структуры общества и регионов (1979-1983) и др.

В итоге этих исследований выявилась необходимость разработки новой - экономико-социологической - методологии изучения экономических процессов. На следующем, парадигмальном этапе было заложено новое как для данного коллектива, так и для российской науки научное направление - экономическая социология. Т.И.


Заславской и Р.В. Рывкиной была разработана концепция социального механизма развития социалистической экономики (СМРЭ); причем эта категория стала центральной в авторской интерпретации экономической социологии. С этого момента ученики и последователи Т.И. Заславской и Р.В. Рывкиной начинают исследование конкретных проекций СМРЭ на примере аграрного сектора общества и отдельных сфер городского хозяйства.


>Важное влияние на формирование Школы оказало постоянное пополнение лучшими выпускниками социологической специализации экономического факультета НГУ и аспирантуры по специальности "Прикладная социология". Основными учителями, притягивавшими молодежь и уделявшими много внимания ее квалификационному росту, были Т.И. Заславская и Р.В. Рывкина.


К настоящему времени Школа насчитывает уже три поколения "учеников", имеющих собственное имя в науке. Первое поколение учеников сформировалось в рамках двух концепций, разработанных Т.И. Заславской, - миграционной и механизменной. Это д.с.н. Л.В. Корель (миграция населения), к.э.н. Л.А. Хахулина (трудовая мобильность), д.э.н. С.В. Соболева (социальная демография), д.с.н. А.Я. Троцковский, к.э.н. Е.Е. Горяченко, к.э.н. В.И. Федосеев (социально-территориальная структура села, территориальная проекция СМРЭ), к.э.н. А.Н. Шапошников (социальный механизм распределительных отношений).

Второе поколение учеников Т.И. Заславской и Р.В.


Рывкиной развивалось уже в рамках экономической социологии и, в частности, методологии изучения социальных механизмов. Его представители - д.с.н. О.Э. Бессонова (социальный механизм жилищных отношений, концепция раздаточной экономики), д.э.н. Л.Я. Косалс (социальный механизм инновационных процессов), к.э.н. С.Г. Крапчан (социально-региональная структура), А. Леденева (социология блата), к.ф.-м.н. М.Л. Суховский (кадровый механизм и социальные качества руководителей и специалистов), д.с.н. М.А. Шабанова (социальный механизм функционирования института "шабашничества", деятельностно-структурная концепция трансформации свободы в меняющемся обществе) и многие другие. Третье поколение НЭСШ в значительной степени формируется благодаря социологическому отделению экономического факультета НГУ, которым руководят представители второго поколения к.с.н. Т.Ю. Богомолова (социально-экономическая стратификация) и к.с.н. С.Г. Саблина (статусная рассогласованность).

Последователями и соратниками основных авторов концепции СМРЭ стали д.с.н. З.И. Калугина (аграрная социология), д.э.н. В.Д. Смирнов (разработка и внедрение новых форм хозяйствования на селе).

Наряду с этим магистральным направлением в рамках НЭСШ развивались и другие направления, лидеры которых также составили своего рода ядро школы: исследования бюджетов времени населения (д.ф.н. В.А. Артемов, д.с.н. З.И. Калугина), движение кадров в промышленности и строительстве (д.э.н. Е.Г. Антосенков и к.э.н. З.В. Куприянова, к.э.н. В.А. Калмык), индустриальная социология (д.с.н. В.И. Герчиков), уровень и качество жизни населения (к.э.н. Л.А. Хахулина, В.С. Тапилина), моделирование социально-демографических процессов (д.э.н. Ф.М. Бородкин, д.э.н. С.В. Соболева), математические методы обработки и анализа социологических данных (д.ф.-м.н. Б.Г. Миркин, к.ф.-м.н. В.А. Трофимов, к.ф.-м.н. П.С.


Ростовцев). Однако несмотря на сложившуюся многоядерность Школа представляла собой глубоко интегрированное научное сообщество. Становление НЭСШ прошло путь от первоначально разрозненных научных коллективов, чисто формально соединенных в рамках отдела, до коллектива, сплотившегося вокруг руководителя отдела как своего формального и неформального лидера на базе общей теоретической ориентации.


Во внешней среде весь отдел, как правило, ассоциировался со школой Т.И. Заславской.

Консолидация коллектива осуществлялась по нескольким каналам. Главный из них - научно-методологический: формирование общей теоретической платформы исследования, единой системы используемых понятий, общего языка.


Важной традицией было нелицеприятное критическое обсуждение замыслов и результатов исследований на методологических семинарах и научных советах, коллективные дискуссии и "мозговые атаки", взаимное консультирование, рецензирование и пр. Способствовало интеграции и то обстоятельство, что предмет исследований Школы постепенно расширялся - от изучения отдельных актуальных процессов к комплексному исследованию социально-экономической жизни отдельных территориальных единиц. Это создавало устойчивую потребность во взаимодействии между разными элементами организационной структуры отдела, а также между его предметными ядрами (демография, труд, досуг, доходы, потребление, образ жизни, культура, социальная структура и социальные процессы).

Успешному развитию НЭСШ содействовала обеспеченная Сибирским отделением АН СССР надежная институциональная база и, в частности, возможность практически ежегодной организации крупных экспедиций в разные города и регионы Сибири.

Внешнее признание новосибирского социологического коллектива как самостоятельной научной школы пришло еще в период разработки ее первых теоретико-методологических концепций. Советское социологическое сообщество квалифицировало новосибирский коллектив как научную школу, характерными чертами которой были: добротность разработки теоретических и методических вопросов, системный подход, широкомасштабность исследований, фундаментальность и универсальность выводов, сочетание статистических и социологических методов, широкое использование математических моделей и методов.

"Визитной карточкой" НЭСШ стала монография Т.И.


Заславской и Р.В. Рывкиной "Социология экономической жизни: Очерки теории" (Новосибирск: Наука, 1991).


Несмотря на то, что в силу разных причин опубликованной оказалась лишь первая часть рукописи, для широкого круга читателей монография обозначила новый парадигмальный этап - возникновение и развитие экономической социологии. Дальнейшими шагами в этом направлении стали коллективная монография "Социальная траектория реформируемой России: Исследования Новосибирской экономико-социологической школы" (Новосибирск: Наука, 1999), "Россия, которую мы обретаем: Исследования Новосибирской экономико-социологической школы" (Новосибирск: Наука, 2002), а также фундаментальная авторская монография лидера школы Т.И. Заславской "Социетальная трансформация российского общества: Деятельностно-структурная концепция" (М.: Изд-во "Дело", 2002).

О.Э. Бессонова, М.А. Шабанова

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НОВОЯЗ

Сообщение психологический словарь » Пт апр 30, 2010 7:15 pm

НОВОЯЗ — термин, введенный в гуманитарный оборот Оруэллом в романе "1984" для обозначения детерминированной тоталитарным обществом системы речи и языковых высказываний, способной жестко обусловливать (как в норме, так и в патологии) духовно-деятельностные алгоритмы целостной совокупности поведенческих репертуаров людей. По Оруэллу, Н., обслуживающий "идеологию ангсоца", базируется на постулатах, согласно которым: "правоверность — состояние бессознательное"; "двоемыслие... есть непрерывная цепь побед над собственной памятью и... покорение действительности"; "разрушение языка" нужно для того, чтобы "стала невозможной мысль"; речь должна быть "минимально завязана на сознание". Эмпирической основой идеи Н. явились для Оруэлла новации вербально-словесных практик идеолого-пропагандистских машин фашизма в Германии ("Гитлеры и Сталины считают убийство необходимым, но они отнюдь не рекламируют своего бессердечия и поэтому называют убийство исключительно "ликвидацией", или "элиминацией", или еще чем-нибудь в этом роде") и большевизма в СССР (см. "Толковый словарь языка совдепии". СПб., 1998), а также процессы деградации речи в английской печати 1930—1940-х (например, издание в 1934 британским


Ортологическим институтом словаря сокращенного английского языка — "System of Basic English" объемом 850 слов). Согласно версии "1984", целью Н. являлось обеспечение "знаковыми средствами мировоззрения и мыслительной деятельности приверженцев ангсоца", сделав "невозможными любые иные течения мысли". Лексика Н. была призвана "точно и весьма тонко" выразить любое дозволенное значение, нужное члену партии, а кроме того отсечь все остальные значения, равно как и возможности прийти к ним окольными путями. Неортодоксия общеабстрактного порядка становилась, таким образом, невыразима и неформулируема: духовные ереси как таковые становились уделом лишь одномерно духовно организованных индивидов — пролетариата (по Оруэллу, "сверхпримитивных" "пролов"). — Ср. процедуры "ликбеза" как языковую политику подчинения естественного языка тоталитарно универсализируемому сознанию (случай, когда знание может быть ниже незнания).

Главными инструментами Н., призванными обеспечивать достижение его функциональных целей ("предельного сужения горизонтов мысли"), согласно концепции "1984", выступали процедуры возможно широкого использования скользких эвфемизмов и затасканных идиом, эксплуатация понятий, не имеющих предметного значения ("измов"), обилие аббревиатур. (Так, например, атрибутом Н. выступают "слова-цепи" — известный признак политического языка первой четверти 20 в.: если словоформа "Коммунистический Интернационал" предполагает, по Оруэллу, ассоциативный ряд образов "всемирного человеческого братства", "баррикад", "красных флагов", личности Маркса и идеалов Парижской коммуны, то слово "Коминтерн" необходимо вызывает аналогии с крепко спаянной организацией и жесткой системой идейно-политических доктрин.) Искусственно инициировались процессы ликвидации неортодоксальных и побочных смыслов слов (по Оруэллу, в границах Н. слово "свободный" могло означать лишь такие феномены повседневности, как "свободные сапоги" или "свободный туалет" — иные значения не могли даже предполагаться).

По схеме "1984", компонентами Н. являются словари "А", "В" и "С". Словарь "А" объемлет обороты повседневной жизни и предполагает: минимизацию синонимов, для фиксации означаемых обязательно формулировалось одно четкое понятие; расширение "гнезд" (слов-генераторов новых словоформ) посредством умерщвления живых словесных корней — использования вместо этого, например, двух степеней сравнения прилагательных: "лучше" и "более лучше" (типичный оборот социалистической идеологии в СССР — "наращивание ускорения темпов развития").

Словарь "В" не содержит ни одного политически нейтрального слова, включает исключительно новые составные слова (или "слова-ласки") для элиминации максимального числа терминов, несущих прежние значения (ср. у У. Шекспира: "я умею высасывать меланхолию из песен, как ласочка высасывает яйца..."). Тем самым человеку навязывается определенная идеологическая позиция: понятия "свобода" и "равенство" оказались, по Оруэллу, полностью поглощены оборотом "мыслепреступление"; термины "рационализм" и "объективность" — словом "старомыслие" и т.д. Словарь "С" включает исключительно узкоспециализированные научные и технические термины (общенаучный понятийный аппарат отсутствует, ибо полагается без остатка интегрированным в ангсоц). Идея Н. выступила одной из весьма удачных форм фиксации типичного для цивилизации социального механизма (см. Дискурс), в границах действия которого — то, что высказывается, оказывается детерминировано не столько лингвистическо-логическими процедурами, сколько специфическими средствами социокультурного плана (установленными в обществе нормами и правилами обусловливания и артикуляции речевых высказываний). [Ср. с идеей Ф.Бэкона о "призраках рынка" или подверженности людей общераспространенным заблуждениям, возникающим в силу дезориентирующего — связанного со штампами обыденного словоупотребления — воздействия семантики (слов) языка на человеческое мышление.] Именно с этой ипостасью понятия "Н." оказалось связано обретение им статуса базового философского означающего ряда универсальных духовных феноменов истории цивилизации, а также меты одной из ведущих социокультурных парадигм 20 в.

А.А. Грицанов

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НОЗИК

Сообщение психологический словарь » Ср май 05, 2010 1:36 pm

НОЗИК (Nozick) Роберт (р. 1938) — американский философ. Профессор Гарвардского университета. Основные сочинения: "Анархия, государство и утопия" (1974), "Философские объяснения" (завершена между 1974 и 1979, опубликована в 1981), "Оглядываясь на жизнь" (1989) и др.


Убежденный оппонент обеих крайностей современной политической философии: как социалистического консерватизма Ролса и модернизированных марксистских учений о справедливом государстве, так и анархистского отрицания государственно-правового регулирования. По мысли Н., общество суть результат свободных обменов между людьми. Легитимные правовые и нормативные рамки могут обусловливаться только естественными индивидуальными правами индивидов (в первую очередь, на свободу и равенство): "у индивидов есть права; есть нечто такое, чего не может сделать ни один человек и ни одна группа людей, не нарушив прав других.


Эти права настолько важны, что возникает проблема: может ли государство и его функционеры вообще на что-то влиять". Государство отсюда — спонтанно рождающийся организм, итог актов обмена и взаимной передачи компетенций, проходящий в своей эволюции три этапа: союз ради защиты, союз защиты-господства и ультраминимальное государство. Согласно Н., государство, с одной стороны, отнюдь не имеет права требовать от индивидов, живущих на соответствующей территории, исполнения чего бы то ни было (вплоть до налогов и воинской повинности); с другой — граждане не должны иметь никаких претензий на льготы и социальные гарантии. (Полемизируя с теорией справедливости Ролса, Н. отказывался полагать всевозможные блага даром богов.

По его мнению, "собственность личности оправдана, если установлены права на нее посредством принципов справедливости в приобретении, передаче и ректификации (исправлении) от возможной несправедливости".) Государству позволительно вмешиваться во взаимоотношения людей лишь в том случае, когда нарушаются чьи-то естественные свободы, либо при абсолютно добровольном перераспределении определенных функций: возникая на рынке индивидуальных соревнований, власть, по Н., всего лишь гарант основных прав человека.


,Так, по его версии, "ультраминимальное государство удерживает монополию на любое применение силы, исключая случаи необходимой и немедленной самозащиты, увольнение провинившихся и другие подобные случаи". Как утверждал Н., право на монопольную защиту от насилия приобретают лишь лица, заключившие с государством соответствующий договор. Поэтому в условиях "минимального" государства налоги выплачивают все, ибо всем гарантируется право на защиту.

Стремясь гносеологически и онтологически обосновать свою политико-философскую концепцию, Н. разработал ряд требований к философствованию как таковому. "Старые вопросы, — писал Н. в "Философских объяснениях", — способствовали появлению на свет этой книги. Имеет ли жизнь смысл? Существуют ли объективные этические истины? Свободна ли наша воля? Какова природа нашей самости? Даны ли неизменные пределы нашему пониманию?" Позже ("Оглядываясь на жизнь") Н. формулирует новые проблемы: "Почему недостаточно быть просто счастливым? Что значит быть бессмертным? Передаваемы ли блага по наследству? Насколько ценна теория озарения? Много ли мы потеряем, отказавшись от эмоций? В каком смысле жертва на кресте изменила человечество? Что мы теряем, когда думаем только о богатстве и власти?


Как объясняет себе религиозный человек зло и почему Бог его допускает? Что есть особенного в том, как страстная любовь меняет личность? Что такое мудрость и почему философы так стремятся к любви? Что неизбежного в расхождении между идеалами и фактами? Может ли одно быть реальнее другого и можем ли мы сами стать более реальными?" В "снятом" виде Н. интересовали проблемы: как возможны некоторые вещи? как возможно знание? как возможны объективные этические истины? По его мысли, цель философии заключается в выработке таких позиций и максим, которые способны предохранить нашу систему этических и поведенческих предпочтений от негативных внешних деструкции. (По мысли Н., понятие "настоящее" весьма перспективно для философствования: постижение же этого "настоящего" осуществимо через опыт медитативного типа.) Н. противопоставляет неизбывно очаровательный Парфенон — "архетип классической эстетики" — узкой и очень высокой кирпичной башне традиционалистского философствования, стремящегося дедуцировать глобальное видение мира из нескольких метафизических принципов. "Объяснение", по Н., призвано прежде всего "стимулировать" читателя к альтернативным способам мышления, но не подталкивать его к определенным выводам. (Целью книги "Оглядываясь на жизнь" выступила критика "принудительной силы" аргументации как логического жанра; "объяснение", по Н., призвано было противостоять репрессивному потенциалу классической логики.) Четко осознавая, что его модель "минимального" и "ультраминимального государства" суть не более чем очередная утопия, Н. предлагал поразмыслить о том, сколько взаимоисключающих вариантов мыслимых утопий сочинили "...Витгенштейн, Бертран Рассел, Томас Мертон, Йоги Берра, Аллен Гинзбург, Гэрри Вольфсон, Торо, Кэзи Стенгель... Пикассо, Мозе, Эйнштейн, Хай Хеффнер, Сократ, Генри Форд, Ленни Брюс...


Будда, Фрэнк Синатра, Колумб, Фрейд, барон Ротшильд, Тэд Вильяме, Томас Эдисон, Петр Кропоткин, вы и ваши родители". Именно "ультраминимальное государство", по Н., предоставляет каждому индивиду или группе индивидов абсолютное право на выбор собственного пути и полную свободу в реализации своих утопических чаяний.

А.А. Грицанов

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

НОЙМАНН

Сообщение психологический словарь » Чт май 06, 2010 2:19 pm

НОЙМАНН (Neumann) Эрих (1905—1960) — израильский психолог. В 1927 г. защитил докт. дис.в Берлинском ун-те, после этого приступил к изучению медицины и в 1933 г. сдал первый государственный экзамен, но из-за угрозы нацизма образование пришлось прервать и он эмигрировал сначала с Швейцарию, затем, в 1934 г., в Палестину. Занимался в Тель-Авиве частной психотерапевтической практикой, прошел обучение глубинной психологии у К.Г. Юнга (1934, 1936), постоянно ездил в Цюрихский ин-т Юнга и с 1948 г. на заседания журнала "Eranos" в г. Аксоне, Швейцария. Читал гостевые лекции в Англии, Франции, Нидерландах.


Член Интернациональной ассоциации аналитической психологии и неизменный президент Израильской ассоциации аналитической психологии. Разработал понятие "контроверсия", представляющей синтез экстраверсии и интроверсии. На основе мифологических архетипических сцен Н. дал анализ развития сознания и женственности ("Die grosse Mutter", Zurich, 1956). Написал ряд иллюстративных эссе о Леонардо да Ванчи, М. Шагале, В.А. Моцарте, Ф. Кафке, Г. Море ("Die archetypische Welt Henry Moores", 1961). Автор книг: "Ursprungsgeschichte des Bewusstsein", 1949; "Amor und Psyche", 1952; "Der schöpferische Mensch", 1959.

И.М. Кондаков

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

Пред.След.

Вернуться в Психологический словарь

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Asqard, blackout, Cold_Air, cooler462, Скорпион_под_шубой, d2deathKnight, Exabot [Bot], GoGo [Bot], Google [Bot], Google Adsense [Bot], Half-Blood, Inna =+=, kurlemushe, Rambler [Bot], SeaSoul, Start_error, Yandex 3.0 [Bot], Yandex [Bot], Кентавр-на-Пегасе, Феликс, Владимир Львов, Мизеракль