К

КРИЗИС ТРЕХ ЛЕТ

Сообщение психологический словарь » Пн янв 31, 2011 2:28 am

Кризис трех лет — возрастной кризис, возникающий при переходе от раннего возраста к дошкольному. Это относительно кратковременный этап онтогенеза (второе полугодие 3-го — первое полугодие 4-го гг. жизни), сопровождающийся резкой и кардинальной перестройкой сложившихся личностных механизмов и становлением новых черт сознания и личности ребенка, а также переходом к новому типу взаимоотношений с окружающими. К. т. л. может сопровождаться обострением взаимоотношений с близкими взрослыми (конфликты, негативизм, упрямство), однако это обострение не является главным смыслом кризисной фазы развития или ее обязательным атрибутом. В среднем каждый третий ребенок проходит К. т. л. без симптомов трудновоспитуемости.

В то же время усиление негативизма и противодействия взрослому в указанном возрасте могут быть следствием педагогической запущенности, ошибок взрослых в воспитании детей, противоречий между повышением требований к ребенку и его объективной неготовностью им соответствовать. В данном случае у ребенка фиксируется невротический кризис (кризис недоразвития).

Позитивными психическими приобретениями детей на этапе нормативного кризиса выступает в большей или меньшей степени осознанное стремление ребенка к психологической эмансипации от взрослого, выделение в самосознании своего собственного Я, своих желаний как отдельных, особых и не всегда совпадающих с желаниями других людей. Это находит свое выражение в формировании и отстаивании своих собственных замыслов (на начальном этапе кризиса — в виде негативизма, упрямства, дискредитации замыслов, исходящих от взрослого); в учащающихся попытках действовать автономно от взрослого, без его помощи; в обостренной эмоциональной реакции на критику своих собственных, "личных" действий.

Т.В. Ермолова

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРИЗИСЫ ВОЗРАСТНЫЕ

Сообщение психологический словарь » Пн янв 31, 2011 5:58 pm

Кризисы возрастные [греч. krisis — решение, поворотный пункт] — особые, относительно непродолжительные по времени периоды онтогенеза, характеризующиеся резкими психологическими изменениями. В отличие от кризисов невротического или травматического генеза, К. в. относятся к нормативным процессам, необходимым для нормального поступательного хода личностного развития (Л.С. Выготский, Э. Эриксон). Это значит, что К. в. закономерно возникают при переходе человека от одной возрастной ступени к другой и связаны с системными качественными преобразованиями в сфере его социальных отношений, деятельности и сознания. Впервые важнейшее значение К. в. было подчеркнуто Л.С. Выготским. В связи с разработкой проблемы периодизации психического развития ребенка он писал, что "если бы критические возрасты не были открыты чисто эмпирическим путем, понятие о них следовало бы ввести в схему развития на основании теоретического анализа".

К числу кризисов детского возраста принадлежит кризис первого года жизни, кризис трех лет, кризис семи лет и подростковый кризис (11—12 лет). В силу значительных индивидуальных, социокультурных и других различий указанные хронологические границы К. в. достаточно условны и могут заметно колебаться (известно, что за последние полвека на 1—2 года "помолодели", по крайней мере, два последних из вышеназванных кризисов). Для периодов К. в. характерны процессы перехода к качественно иному типу взаимоотношений детей со взрослыми, учитывающему их новые, возросшие возможности. Изменения в период К. в. охватывают три ключевых компонента психологического возраста ребенка: его "социальную ситуацию развития", ведущий тип деятельности, всю структуру сознания ребенка (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин и др.).


Предпосылки для этих преобразований постепенно и чаще всего незаметно для окружающих формируются и накапливаются на протяжении периода, предшествующего кризису — так называемого стабильного возраста, где преобладают процессы литического развития.


Не обнаруживаясь в поведении ребенка до определенного момента, эти мотивационные и инструментальные образования активно заявляют о себе в процессе структурных изменений строения сознания, всей личности ребенка на рубеже возрастных эпох. Все три названных линии преобразования структуры психологического возраста тесно взаимообусловливают друг друга и поэтому игнорирование новых психологических возможностей и потребностей ребенка, так же как и попытки искусственной акселерации развития (например, путем преждевременного приобщения ребенка к социальной ситуации и ведущей деятельности следующего возрастного этапа), ведут не к ускорению развития, а к существенному осложнению его хода.

Форма, длительность и острота протекания кризисов может заметно различаться в зависимости от индивидуально-типологических особенностей ребенка, социальных и микросоциальных условий, особенностей воспитания и обстановки в семье, педагогической системы общества и типа культуры в целом. Теоретическое осознание важнейшего значения К. в. существенно опередило начало их систематического исследования. Хотя некоторые из важных симптомов К. в. были описаны еще в работах немецких педагогов начала столетия ("возраст детской строптивости" по A. Busemann, O.


Kroh), попытки эмпирического исследования картины протекания кризисов у детей оказались сопряжены со значительными трудностями. Тем не менее, по мере продвижения возрастной психологии в понимании механизмов онтогенетического развития были получены данные, позволяющие конкретизировать теоретическую схему К. в. и продвинуться в понимании специфики отдельных кризисов детства. На сегодняшний день имеется целый ряд концепций, по-своему раскрывающих содержание К. в. Так, центральным психологическим новообразованием, "запускающим" механизм возрастных преобразований сферы взаимоотношений, деятельности и личности ребенка в период кризиса трех лет служит "система Я" (Л.И. Божович), "личное действие и сознание "я сам"" (Д.Б. Эльконин), "гордость за свои достижения" (М.И.


Лисина, Т.В. Гуськова). В период кризиса 7 лет аналогичную функцию несет "внутренняя позиция школьника", предполагающая формирование у ребенка ориентации на социально значимую деятельность (Л.И. Божович).


Своеобразие кризису подросткового возраста придает тот факт, что на этот период приходится начало бурного роста и формирования организма в процессе полового созревания. Этот процесс оказывает заметное влияние на все психофизиологические особенности подростков. В то же время не он составляет главное психологическое содержание этого периода, а формирование "чувства взрослости" и стремление подростка к его реализации во взаимоотношениях с окружающими (в первую очередь с близкими ему лицами), как взрослыми, так и сверстниками (Д.Б. Эльконин, Т.В. Драгунова).


>Попытки распространить идею структурного изучения кризисов на переход от подросткового возраста к юношескому (И.В. Дубровина, А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых и др.) показали, что именно на этой ступени онтогенеза впервые представляется возможным говорить о признаках личностной зрелости, базирующейся на формировании у юношей и девушек специфической ориентации на будущее и построении жизненной перспективы, на развитии самосознания и механизмов личностной рефлексии. Значительная субъективная сложность этого возрастного перехода определяется необходимостью выбора жизненного пути и профессии, личностного самоопределения, выработки системы нравственных ценностей.


Процессы перехода детей и подростков на новую возрастную ступень нередко связаны с разрешением весьма острых противоречий между сложившимися у них ранее формами взаимоотношений с окружающими и возросшими физическими и психологическими возможностями и притязаниями детей. Негативизм, упрямство, капризность, состояние повышенной конфликтности и другие свойственные К. в. негативные поведенческие проявления обостряются в случае игнорирования взрослыми новых потребностей ребенка в сфере общения и деятельности и, напротив, смягчаются, не исчезая полностью, при правильном, т. е. достаточно гибком и чутком воспитании. Крайне важно поэтому, чтобы конфликтность и трудновоспитуемость ребенка в периоды К. в. воспринимались как сигнал назревшей необходимости изменений, а не как аномалии поведения, и не заслоняли от родителей и воспитателей непреходящего позитивного значения кризисов для процесса формирования личности ребенка.

К. в. зрелых периодов жизни и старости изучены в психологии намного меньше кризисов детства, как в теоретическом плане, так и эмпирически. В значительной мере это связано с недостаточной разработанностью проблемы периодизации онтогенеза за пределами детства и юности. Представления отдельных исследователей относительно существования кризисов 30 лет, 40 лет, 55 лет и др. можно рассматривать как гипотетические, требующие дальнейших исследований (D. Levinson и др.). Наибольшую известность получила концепция кризисов в развитии человека от рождения до старости, предложенная Э. Эриксоном.


Известно, однако, что такие поворотные пункты в развитии взрослого человека возникают заметно реже, чем в детстве, и протекают, как правило, более скрыто, без выраженных изменений в поведении. Тем не менее, и здесь прослеживается общая логика К. в.: происходящие в период кризисов процессы перестройки смысловой структуры сознания и переориентации на новые жизненные задачи влекут за собой смену характера деятельности и взаимоотношений человека. Тем самым они оказывают глубокое влияние на весь дальнейший ход развития личности. Например, для так называемого "кризиса середины жизни" (35 — 40 лет), характерно критическое переосмысление человеком своих жизненных целей и избавление от иллюзий и неоправданных надежд молодости, нередко тягостно переживаемое им (P.


Mussen). Возникающая в результате более реалистическая жизненная позиция помогает человеку обрести новую относительно стабильную форму взаимоотношений с окружающим миром, готовит его к появлению первых признаков снижения физических сил.

К. в. не следует смешивать с так называемыми кризисами дезадаптации, которые в некоторых случаях могут приходиться на хронологические интервалы, характерные для К. в. Кризис дезадаптации может возникнуть в любом возрасте как следствие достаточно выраженного (тем более острого) несоответствия ребенка или взрослого требованиям, предъявляемым ему со стороны значимого окружения, а также вследствие непосильных задач или стрессовых ситуаций. Весьма распространенным примером такого кризиса может служить комплекс негативных эмоционально-личностных и поведенческих реакций, возникающих при школьной дезадаптации.

Г.В. Бурменская

Раздел 1. Основные категории психологии развития

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Сообщение психологический словарь » Вт фев 01, 2011 3:10 am

Криминальная психология [лат. criminalis — преступный] — область юридической психологии. К. п. изучает психологические механизмы правонарушений и психологию правонарушителей, проблемы образования, структуры, функционирования и распада преступных групп. В отечественной К. п. отвергается учение о "прирожденном преступнике", реализуется принцип развития, определяющий исследование всего многообразия явлений, прежде всего социальных, оказывающих влияние на формирование психологических особенностей правонарушителей.

М.М. Коченов

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРИППНЕР

Сообщение психологический словарь » Вт фев 01, 2011 6:41 pm

КРИППНЕР (Krippner) Стэнли (р. 1932) — американский психолог, представитель трансперсональной психологии, один из ведущих специалистов по измененным состояниям сознания. После ряда лет практической работы по коррекции речи учащихся К. получил докт. степень по педагогической психологии (1961) и в течение ряда лет возглавлял Центр изучения ребенка ун-та Кент (Огайо), затем лабораторию по изучению сновидений Медицинского центра Маймонидов в Нью-Йорке (1964—1973). В настоящее время преподает в Сэйбрукском ин-те и Калифорнийском ин-те интегральных исследований (Сан-Франциско).


Мировую известность ему принесли работы по изучению сновидений, измененных состояний сознания, парапсихологических феноменов, целительских практик в традиционных культурах. К. — автор более 500 публикаций. Он является членом десятков национальных и международных научных обществ, лауреатом различных премий, избирался президентом Ассоциации гуманистической психологии (1974—75), Парапсихологической ассоциации (1982), вице-президентом Национальной ассоциации по изучению одаренных детей.

Основные труды: "Dream Telepathy", в соавт., N.Y., 1973; 1989; "The Realms of Healing", в соавт., Millbrae, 1976; 1987; "Song of the Siren: A Parapsychological Odyssey", N.Y., 1976; "Human Possibilities: Mind Research in USSR and Eastern Europe", Garden Sity, 1980; "Healing States", в соавт., N.Y., 1987; "Dreamworking", в соавт., Buffalo, 1988; "Personal Myphology", в соавт., Los Angeles, 1988; "Spiritual Dimensions of Healing", в соавт., N.Y., 1992.

Д.А.Леонтьев

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРИС

Сообщение психологический словарь » Ср фев 02, 2011 7:23 pm

КРИС (Kris) Эрнст (1900—1957) — австро-американский психоаналитик. Учился в Венском ун-те. В 1922 г. получил ученую степень по истории искусства. В 1924—1939 гг. поддерживал личные отношения с З. Фрейдом. В 1924 г. занимался психоанализом с Э.Дейч. С 1927 г. был ассоциированным членом Венского психоаналитического ин-та. В 1930—1938 гг. был лектором и консультантом в этом же институте. Работал в Венском музее истории искусств. В 1933 г. начал изучать медицину, но вскоре занялся издательской деятельностью. В 1938 г. вместе с З. Фрейдом эмигрировал в Англию. Работал в Лондонском ин-те психоанализа и на Би-би-си. С 1940 г. работал в Канаде и США над проблемами массовых коммуникаций и пропаганды.


Исследовал проблемы психологии карикатуры, предсознательного и др. С 1943 г. преподавал в Нью-Йоркском ин-те психоанализа. В 1945 г. основал и издавал журнал "Психоаналитическое исследование ребенка". В 1950 г. инициировал организацию междисциплинарных исследований детей. Автор ряда работ по психоанализу искусства и другим проблемам.

В.И. Овчаренко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРИСТЕВА

Сообщение психологический словарь » Чт фев 03, 2011 6:18 am

КРИСТЕВА (Kristeva) Юлия (р. в 1941) — французский философ, лингвист и литературный критик болгарского происхождения. В 1965, приехав в Париж, вступила в брак с Ф.Соллерсом, работала ассистенткой у Леви-Стросса, вступила в группу "Тель Кель" и посещала (с 1966) семинары Р.Барта.


С 1970 — член редакционной коллегии "Тель Кель". В конце 1960-х стала известна во Франции как переводчик и популяризатор М.М.Бахтина. В 1970-х активно посещает семинары Лакана, с 1974 — возглавляет кафедру лингвистики Университета Париж.


С 1979 начинает карьеру феминистски ориентированного психоаналитика. С 1980 оформляется проект исследования К. "локальных сознаний" — "любви", "меланхолии и депрессии", "отчуждения". С 1994 начался новый этап в творчестве К.: "возвращение" к психоанализу, мотивированное поисками новых оснований "похороненной" в постструктурализме и постмодернизме человеческой субъективности, который реализовался в двух томах лекций "Смысл и бессмыслица бунта". Основные работы: "Семиотика" (1969), "Революция поэтического языка" (1974), "Полилог" (1977), "Власти ужаса" (1980), "История любви" (1983), "В начале была любовь.


Психоанализ и вера" (1985), "Черное солнце, депрессия и меланхолия" (1987), "Чуждые самим себе" (1988) и др. В конце 1960 — начале 1970-х К. обращается к анализу ("семиологическая авантюра") достижений, возможностей и пределов семиотики. Специфичным для последней является, по ее мысли, то, что, конституируя формальные системы, семиотика не только моделирует функционирование тех или иных означивающих практик, но и сама по себе постоянно оперирует в сфере языка, также являя собой и означивающую практику.


Необходимо поэтому, чтобы в рамках каждого семиотического исследования осмысливались отношения между объектом и языком описания. В качестве такой саморефлексивной науки семиотика способна сделать объектом рассмотрения дискурс науки, становясь тем самым "наукой об идеологиях" и, одновременно, "идеологией науки". К. подчеркивает, что объекты семиотического исследования — идеология и все многообразие социальных практик — являются знаковыми системами и, функционируя по аналогии с языком, подчиняются законам означивания (различение означающего и означаемого, денотативного и коннотативного значений и т.д.).

По К., исследование феноменов культуры посредством прямого приложения лингвистической модели приводит к редукции многообразия их характеристик, и прежде всего игнорирует позицию субъекта. К. предлагает критическое развитие теоретических положений Соссюра и Пирса в виде теории значения, которая с "необходимостью должна быть теорией говорящего субъекта". Выступила основателем интердисциплинарного подхода (на стыке философии структурализма, психоанализа, лингвистики и семиотики), именуемого концепцией семанализа. "Семанализ", согласно К., акцентирует внимание на материальных аспектах языка: звуках, ритмической организации, графической репрезентации.


Эта материальность не может быть редуцирована к каким-либо структурам или выведена из "порождающих моделей". Семанализ был разработан К. с целью анализа гетерогенного характера означивающих практик говорящего субъекта и соответствующих им первичных лингво-психологических процессов. В функционировании языка, понятого как совокупность речевых практик, К. прежде всего интересуют свойства субъекта речи, открывающиеся вне и помимо традиционной феноменологической трактовки сознания, надстраивающиеся над трансцендентальным Ego, а также специфический характер практик означивания, делающих возможным "выражение значения в передающихся между субъектами предложениях". Чтобы избежать традиционалистского включения субъекта в рамку телесности и бессознательных процессов, К. использовала идеи структурного психоанализа Лакана.

Субъект трактуется ею как изначально противоречивый и являющийся смешением бессознательных и сознательных мотиваций, психологических процессов и факторов социального ограничения. К. декларирует необходимость рассматривать язык как динамический процесс или гетерогенную структуру, манифестирующую и формирующую разнообразие человеческих субъективностей. К. рассматривает два нераздельно существующих внутри языка уровня — семиотического и символического, — комбинирование которых производит все многообразие типов дискурса, типов означивающих практик. Семиотическое, согласно К., представляет собой долингвистическое состояние инстинктивных влечений и проявление их работы в языке (что коррелируется с разработанной


Фрейдом схемой структурирования желаний в первичных процессах их перемещения и сгущения). Семиотическое также является фундаментальной стадией в процессе формирования субъекта, "подготавливает будущего говорящего к вступлению в область знаков (символическое)". Символическое, по К., выступает в качестве "социального эффекта отношения с другим, проистекающего из объективного противостояния биологических (в том числе сексуальных) различий и конкретных исторических структур семьи"; оно включает в себя, идентификацию субъекта, выделение отличного от него объекта, установление знаковой системы. В целях уяснения динамики взаимодействия указанных модальностей в языке и их роли в конституировании субъекта К. разрабатывает платоновское понятие "хора". У нее хора обозначает пространство, в котором еще не присутствует знак, осознаваемый как отсутствие объекта, и разделение на реальное и символическое. В хоре, по мысли К., т.е. в процессах, которые связывают тело субъекта с объектами и членами семьи, прежде всего с матерью, — функционирует семиотическое. Хора, таким образом, является пространством, в котором единство субъекта расчленяется под воздействием семиотического еще до того, как производится сам субъект (см.


Хора). Соотнося свою концепцию с существующими концепциями субъективности, К. анализирует взгляды Гуссерля, Лакана и др. Гуссерлианское понятие "тетического" рассматривается ею в отношении к конституированию говорящего субъекта.

С целью локализировать тетическую фазу в становлении субъекта К. обращается к лакановскому прочтению идей Фрейда и объединяет теорию тетического постулирования и теорию трех стадий развития субъекта.


Конституирование говорящего субъекта предстает как сложный процесс, где на первой стадии — "стадии зеркала" — ребенок осуществляет первый воображаемый синтез, результатом которого становится идеальный образ себя как единого тела и, как следствие, отличение себя от окружающего мира как объекта. Следующая стадия, в течение которой субъект усваивает язык, представляет собой вторичное членение воображаемого тела и выражение этого в языке под действием символического. Предметом особого интереса для К. становятся "прорывы" или "следы" семиотического в анализируемых феноменах, прежде всего в текстах, в виде ритмов и интонаций, глоссалалий психотического дискурса.


По отношению к означиванию эти явления избыточны (гетерогенны) и создают зачастую бессмысленные эффекты, разрушающие не только принятые мнения и способы означивания, но и синтаксические нормы, — то, что является гарантом тетического сознания. Концепция поэтического языка, разработанная К. на основе анализа текстов


Малларме, Арто, Джойса, постулирует наличие таких "прорывов" по отношению к значению и означиванию и, одновременно, манифестирует гетерогенность субъекта, его неспособность к устойчивой и однозначной идентификации. Субъект предстает как субъект "процессуальный", фрагментированный работой инстинктивных влечений, относящихся к первичному синтезу воображаемого тела, и первичной идентификацией с матерью и символическим законом (отцовской функцией) — то есть как множество непостоянных идентификаций, удерживаемое посредством отцовской символической функции. Понятие "текст" является основным объектом исследования семанализа. К. вычленяет четыре типа означивающих практик: нарратив, метаязык, теория (созерцание) и текст. Текст определяется ею как "транс-лингвистический аппарат, который перераспределяет порядок языка" и соотносится с последним в качестве революционной его трансформации; текст представляет собой ритмическое чередование парных категорий, прохождение инстинктивных ритмов через определенные положения, производящее значение, всегда избыточное по отношению к предшествующему.

Таким образом, текст не рассматривается К. в качестве языка общения, кодифицированного посредством грамматики.


Текст не репрезентирует нечто реальное. Что бы он не означал, текст трансформирует реальность. Отказывась от понимания текста как одномерного процесса коммуникации между адресантом и адресатом, К. подчеркивает его специфическое качество — свойство порождать новые смыслы или продуктивность. Первоначально рассматривая интертекстуальность как процесс перехода субъекта от одной знаковой системы к другой, К. в дальнейшем (под влиянием диалогистики М.Бахтина, представлявшего литературный текст как множество голосов, формирующих полифоническую структуру) переформулировала данную концепцию. К. определяет текст как пересечение и взаимодействие различных текстов и кодов, "поглощение и трансформацию другого текста". Интертекстуальность, по К., не может быть редуцирована к вопросу о литературных влияниях, она охватывает все поле современного и исторического языка, отрефлексированных в тексте. В последующем идея интертекстуальности разрабатывалась Р.Бартом и др., в результате чего поле ее применения было расширено до объема сферы культуры в целом (понятие текстового универсума). Идеи семиотического и символического в анализе литературных текстов нашли у К. известное продолжение в концепциях гено-текста и фено-текста. Под гено-текстом К. предложила понимать доязыковой процесс — основу формирования структур выражения.


Гено-текст охватывает все семиотические процессы (импульсы, их рас- и сосредоточенность), но также и возникновение символического (становления объекта и субъекта, образование ядер смысла). Фено-текст — языковая структура (в отличие от процессуальности гено-текста), служащая коммуникации и предполагающая наличие адресанта и адресата. Философствование К. явилось одним из наиболее значимых импульсов, приведших к возникновению постструктурализма: она ввела в область семиотики такой (прежде инаковый ей) объект как телесность и предложила рассматривать последнюю с точки зрения ее знаковости.

С 1994 начинается новый этап в творчестве К.: "возвращение" к психоанализу, мотивированное поисками новых оснований "похороненной" в постструктурализме и постмодернизме человеческой субъективности. Возвращение к субъекту К. связывает с идеей или, более точно, с опытом бунт-культуры (la cultur-revolt) 20 в. По мысли К., в ситуации "фальшивой нормализации мира", когда культура все более и более превращается в культуру-шоу, культуру-развлечение, именно бунт-культура выступает гарантом и возможностью сохранить критический потенциал культуры. Апеллируя к З.Фрейду, М.Прусту и Хайдеггеру, К. связывает идею бунта с "возвращением к архаическому", с доступом к "вневременной темпоральности", и, в конечном счете, с опытом "памяти, смысла и счастья". В своих лекциях "Смысл и бессмыслица бунта", прочитанных в Университете Париж-VII в 1994—1995 и опубликованных в двух томах в издательстве Fayard, К. предлагает панораму французской бунт-культуры 20 в.: творчество Л.Арагона, Сартра, Р.Барта и др. рассматривается ею в пост-семиотической перспективе — перспективе возвращения к идее человеческого опыта, который включает в себя как принцип наслаждения (психоанализ), так и принцип воз-рождения (re-naissance) — одних смыслов ради других. (См. также Диспозитив семиотический,

Интертекстуальность, Означивание, Пустой знак, "Смерть субъекта", Хора, Генотекст/Фенотекст.)

И.М. Бобков

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРИТЕРИИ (ПРИНЦИПЫ) КАУЗАЛЬНОСТИ

Сообщение психологический словарь » Пт фев 04, 2011 1:25 am

КРИТЕРИИ (ПРИНЦИПЫ) КАУЗАЛЬНОСТИ - методологические требования к регрессионным моделям причинных связей.


Статистическая связь между двумя или несколькими переменными является причинной, если значение зависимой переменной можно рассматривать как функцию различных условий, описываемых одной или несколькими независимыми переменными (предикторами). Необходимым (но не достаточным) условием причинного статистического моделирования социальных феноменов или процессов является выполнение трех требований, получивших название критериев или принципов каузальности (причинности).


>Согласно этим требованиям, X может рассматриваться в качестве причины Y (а Y, соответственно, в качестве следствия X), если выполняются следующие три условия: 1) X должно во времени предшествовать Y; 2) X и Y должны коррелировать между собой; 3) связь между X и Y не может быть объяснена никакими внешними обстоятельствами, не учтенными в модели. Критерии приведены здесь в порядке важности, но нарушение любого из них не позволяет описывать связь между переменными X и Y в терминах причины и следствия. Если признаки тесно связаны друг с другом, но при этом не "разведены" во времени, то не только нельзя утверждать, что один их них является причиной другого, но есть серьезные основания полагать, что существует некая скрытая от наблюдателя причина, объясняющая их взаимодействие, т.е. нарушен не только первый, но и третий критерий причинности. Если признаки не коррелируют друг с другом, то между ними нет не только причинной, но вообще никакой статистической связи. Наконец, если два первых требования выполнены, а третье нарушено, связь между признаками может оказаться научным артефактом ("ложной" корреляцией). Выполнение третьего критерия наиболее трудно поддается контролю, так как причины, которые могут определять взаимосвязь переменных, далеко не всегда очевидны.

О.В. Терещенко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРИТЕРИИ В ПСИХОФИЗИОЛОГИИ

Сообщение психологический словарь » Пт фев 04, 2011 4:12 pm

Критерии в психофизиологии (греч. kriterion — отличительный признак) — нормативы, на основании которых проводится оценка уровня развития психофизиологических функций. К. могут быть основаны на независимо определенных стандартах или относительных различиях при сравнениях выбранных методов.

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРИТЕРИИ ПЕРИОДИЗАЦИИ РАЗВИТИЯ

Сообщение психологический словарь » Пт фев 04, 2011 8:48 pm

Критерии периодизации развития — наиболее информативные показатели, характеризующие специфику отдельных этапов развития. В качестве критерия существующей периодизации (см. Возрастная периодизация), отражающего качественные преобразования целостного организма, был предложен такой интегральный показатель, как метаболизм, изменения которого проявляются в количественных морфологических характеристиках: масса тела (вес), длина тела (рост), смена зубов и др.

Существует представление о том, что в основу возрастной периодизации должны быть положены критерии, характеризующие адаптивное функционирование организма на разных этапах его развития.


В качестве такого критерия предлагается выделение для каждого этапа развития ведущей функции. На основе этого принципа в раннем постнатальном развитии И.А. Аршавский выделил периоды, характеризующиеся особенностями питания и двигательных актов.

В процессе онтогенеза возникает активное отношение ребенка к внешним факторам, усиливается роль высших отделов ЦНС в обеспечении адаптивных реакций на внешнесредовые факторы. Особую роль в возрастной периодизации приобретают критерии, отражающие уровень развития и качественные изменения адаптивных механизмов, связанных с созреванием различных отделов мозга, в том числе и центральных регуляторных структур, обусловливающих деятельность всех физиологических систем, формирование психических процессов и поведения ребенка.


>Такой подход сближает физиологические и психологические позиции в проблеме возрастной периодизации и создает базу для выработки единой периодизации развития ребенка. Л.С. Выгодский в качестве критериев возрастной периодизации рассматривал психические новообразования, характерные для конкретных этапов развития. Продолжая эту линию, А.Н. Леонтьев и Д.Б.


Эльконин особую роль в возрастной периодизации придавали ведущей деятельности, определяющей возникновение психологических новообразований. Важно иметь в виду, что особенности развития, в том числе и психические новообразования, определяются как внутренними факторами (морфофункциональными), так и внешними условиями, влияющими на индивидуальное развитие ребенка. Это определяет относительность временного разграничения периодов развития.

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРИТЕРИЙ "ХИ-КВАДРАТ"

Сообщение психологический словарь » Сб фев 05, 2011 4:55 pm

КРИТЕРИЙ "ХИ-КВАДРАТ" (χ²) - непараметрический критерий для статистической проверки гипотезы (см.) о статистической связи между двумя переменными (см.) по таблице сопряженности (см.). В основе К."Х.-К." лежит наиболее общее определение статистической связи (см.), согласно которому две переменные связаны между собой, если при изменении одной переменной меняется распределение другой.

Проверка гипотезы о связи двух переменных осуществляется на основе сравнения наблюдаемых частот fij таблицы сопряженности, полученной в результате исследования, с теоретическими частотами, рассчитанными в предположении о статистической независимости (см.) переменных по формуле: eij = (ni. × n.j) / n, где ni., n.j - маргинальные частоты соответствующих строки и столбца таблицы, n - объем выборки. Таким образом, нулевая и альтернативная гипотезы (соответственно, о наличии и отсутствии статистической связи) имеют вид:

H0 : fij = eij для всех значений i и j

H0 : fij ≠ eij хотя бы для некоторых значений i и j.

Решение о принятии или отклонении нулевой гипотезы принимается в результате сравнения значения критерия, вычисленного по формуле: χ²выч = ∑ (fij - eij)² / eij, с критическим значением χ²1-α, найденным по таблице распределения "хи-квадрат" для выбранного уровня значимости α.


Если χ²выч > χ²1-α, нулевая гипотеза отклоняется в пользу альтернативной, согласно которой статистическая связь между переменными существует. Если χ²выч < χ²1-α, оснований для отклонения нулевой гипотезы нет. Однако при принятии нулевой гипотезы об отсутствии статистической связи между двумя переменными необходимо контролировать мощность статистического критерия (см.).

К."Х.-К." позволяет проверить гипотезу о наличии статистической связи/независимости двух переменных, но не измеряет тесноту связи между ними. Для измерения связи между переменными, образующими таблицу сопряженности, применяются специальные коэффициенты, которые рассчитывают на основе вычисленного по таблице значения χ² (см. Коэффициент Ф, Коэффициент контингенции, Коэффициент Крамера).

О.В. Терещенко

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРИТИЧЕСКИЕ ПЕРИОДЫ

Сообщение психологический словарь » Сб фев 05, 2011 5:38 pm

Критические периоды (греч. criticus — переломный) — периоды резких преобразований функций организма, оказывающие наиболее существенное влияние на последующее развитие и поведение развивающегося организма.

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРИТИЧЕСКИЕ ПЕРИОДЫ ВНУТРИУТРОБНОГО РАЗВИТИЯ

Сообщение психологический словарь » Вс фев 06, 2011 8:25 am

Критические периоды внутриутробного развития — периоды наибольшего риска для жизни и здоровья эмбриона (плода). Это период имплантации (7-12 день), период образования зачатков органов (3-6 неделя беременности), 3-месяц беременности, когда заканчивается формирование плаценты и ее функции достигают высокой степени активности. В этот период у плода образуются зачатки коры головного мозга, появляются новые рефлексы, формируется кроветворная система, в крови появляются лейкоциты, повышается интенсивность обмена веществ. Формирование важнейших функциональных систем плода происходит с 20-й по 24-ю неделю.

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРИТИЧЕСКИЕ ПЕРИОДЫ ПОСТНАТАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Сообщение психологический словарь » Вс фев 06, 2011 6:20 pm

Критические периоды постнатального развития — особенности взаимодействия организма и среды отражены в понятии критические периоды. Принято считать, что критическим является только ранний постнатальный период, характеризующийся интенсивным морфофункциональным созреванием, когда из-за отсутствия средовых воздействий функция может не сформироваться.


Например, при отсутствии определенных зрительных стимулов в раннем онтогенезе восприятие их в дальнейшем не формируется. То же относится и к речевой функции (известный случай детей-волков).

Вместе с тем все дальнейшее индивидуальное развитие организма — процесс нелинейный. Оно сочетает периоды эволюционного (постепенного) морфо-функционального созревания и периоды переломных скачков развития, которые могут быть связаны как с внутренними (биологическими) факторами развития, так и с внешними (социальными) факторами. В отличие от сенситивных периодов, характеризующихся повышенной чувствительностью отдельных функций, эти периоды отличаются существенными качественными преобразованиями, одновременно происходящими в разных физиологических системах и мозговых структурах, определяющих формирование психических процессов.

Морфофункциональные перестройки основных физиологических систем на этих этапах развития обусловливают напряжение гомеостатических механизмов, увеличение энергозатрат, высокую чувствительность к совокупности факторов внешней среды, что дает основание расценивать их как критические. К таким периодам относится возраст 6—7 лет и подростковый период.

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРИШТАЛЬ

Сообщение психологический словарь » Пн фев 07, 2011 1:44 pm

КРИШТАЛЬ Валентин Валентинович (р. 1937) — украинский психолог и врач-сексопатолог. Специалист в области медицинской и социальной психологии, психотерапии, сексологии и сексопатологии. Автор четырехфакторной концепции сексологии. Д-р медицинских наук (по медицинской психологии, 1985), профессор (1987), заслуженный деятель науки и техники Украины (1988).


Закончил лечебный фак-т Харьковского государственного медицинского ин-та (1965). По распределению работал в областной, а затем городской психоневрологической больнице в должности психиатра (1965—1967). С 1967 по 1974 г. работал в центральной психоневрологической больнице МПС, специализируясь в области сексопатологии. С 1974 г. К. — ассистент кафедры психотерапии


Украинского инта усовершенствования врачей. С этого периода связал свою профессиональную деятельность с научно-педагогической. В 1975 г. защитил канд. дис.: "Первично проявляющиеся расстройства мужской потенции и их психотерапия". Продолжил исследования в этом направлении и в 1985 г. защитил докт. дис.: "Причины и условия развития сексуальной дисгармонии супружеской пары и ее психотерапия". В 1987 г. создал первую в бывшем


СССР кафедру сексологии и медицинской психологии при Харьковской медицинской академии последипломного образования МЗ Украины. Руководит ею и в настоящее время. Результатом многолетней научно-исследовательской деятельности явилась разработка системной четырехфакторной концепции сексуального здоровья, с учетом многомерности его обеспечения и парного характера сексуальной функции, предусматривающей выделение социального, психологического, социально-психологического и биологического его компонентов.

Приоритетными научными направлениями в рамках этой концепции являются: — системное исследование сексуального здоровья и его расстройств у мужчин и женщин, разработка методологических основ их диагностики, коррекции и профилактики; — изучение причин, механизмов развития, течения и проявлений сексуальной дисгармонии и супружеской дезадаптации как первичной, так и связанной с различной психической и соматической патологией; — супружеская (сексуальная) коммуникация в норме и патологии; — судебно-сексологические и судебно-психологические исследования с позиций системного междисциплинарного подхода; — исследования в области семейной дезадаптации и семейной психотерапии. К. ведет постоянную учебно-лекционную работу. Автор и ред. монографий: "Медицинская сексология", Саратов, 1990; "Сексология", в соавт. Харьков, т. 1—2, 1997; т. 3—4, 1998; т. 5—6, 1999; "Сексуальная гармония супружеской пары", Харьков, 1990; "Сексопатология", 2002; и др.

А.В. Петровский

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

КРОВЬ

Сообщение психологический словарь » Пн фев 07, 2011 7:03 pm

КРОВЬ — универсальный культуроформирующий символ; достигает культового статуса одновременно со становлением человека. Исходно выступает символом жизни (смазывание К., а затем символизирующей ее красной краской лба тяжело больных, рожениц и новорожденных младенцев в архаических культурах). Плата К. за освоение новых пространств бытия и обретение новых степеней свободы выступает и осмысливается атрибутом существования людей на всем протяжении их истории (ср.: "плавает земля семь тысяч лет в крови" у Саши Черного). Уподобление кровавой "раны" Земли от первой борозды ранению начинающего действовать сознательно архаического тела — свидетельствовало об отсутствии в мифологическом сознании различения тела "внутреннего" и "внешнего", тела человека и материи природы. "


;Кровавое" уподобление тела Земли и тела Рода, опирающееся на симметрию их ран, результировалось в процедуре принесения человеческих жертв во время начала посевных работ — что было нормой в подавляющем большинстве регионов мира. Впоследствии репрезентантами К., ее олицетворявшими, выступали жидкости (молоко, мед, вино), предназначавшиеся мертвым, духам и богам.

Кровоизлияние предполагало оформление определенных лакун для свободных волеизъявления и поведенческого выбора в системах с жестко санкционированным допустимым интервалом позволительных культурно-поведенческих сценариев. К. являла собой универсальный знак оплаты богам за произвольные деяния человека: ср. с арабской пословицей "кровь пролита, опасность миновала". Рана, сопряженная с пролитием К., знаменовала собой условие возможности свободы человека, предполагала состоявшуюся расплату за выход из изначального телесного самотождества и биокосмической целостности индивида и рода. (Ср.: хаос как первичное ранение или "разрыв", "разверзающий" некую целостность и "изрыгающий" оппозицию земли и неба; хаос, результирующийся "съёживанием" вселенского тела до индивида. По легендам, огромные змееногие гиганты были рождены богиней животворящей земли Геей из капель К., пролившейся при оскоплении бога неба Урана; аналогично — рождение Афродиты — см. Любовь.) Зримая К. отражала состоявшийся телесный контакт ("откровение" — рана, излияние К. или слово, которое "ранит" — в ходе встречи с


Иным), итог принципиального выбора, результат опыта действия наперекор естественности.


Так, татуировки, декоративные проколы ушей, следы дуэльных ранений, с одной стороны, и шрамы инициации, с другой, мыслились в качестве знаков подлинного совершеннолетия — меты преодоления стен бытия человеческого дома-тела. Рана в истории очевидно исполняла функцию универсального свидетельства социализации, наглядно фиксируя ту тенденцию, что подлинно окультуренный человек всегда и везде может трактоваться исключительно как более или менее удачный итог информационно-поведенческой либо ритуальной "прививок". В биологическом контексте у амеб и предшествующих им видов нет складок-ранений как таковых, они суть однородная поверхность, омываемая "К." — водой океана.

Эволюционный выход живого из моря на сушу в конечном счете был совоспешествован превращением внешнего (морской воды) — во внутренне-телесное — К. (См. у Витгенштейна: "камень, тело животного, мое тело — все стоит на одном уровне".)


Великий круговорот "смерть-рождение" оказался заключен людьми в диапазон просвета свежей раны. Идея о том, что подобное может лечится подобным, синхронна эволюции самой культуры: кровопускание, впервые зафиксированное в 23—22 вв. до н.э., демонстрировало попытку людей освоить запуск механизмов саморегуляции — введения заболевшего человека в цикл "вечного ранения"; замкнуть К. на круговорот, на ее проистекание из океанического состояния и обратно. Произошла ритуально-рефлексивная аппликация догадки, что природно предданные людям ограниченные траектории путей их тел "кровно мстят" человеку за удавшиеся ему идеальные проекты ("уподобляясь, побеждать"), — на сакральную мысль об очищении К., о возможности "смыть К." позор, вину и грех. Здесь "откровение", оно же кровоизлияние — ритуально-целительное ранение, попытка синхронизации резонансов космоса, ритма волн океана, пульсации кровотока, темпа телодвижений и частоты дыхания.

Микрокосм, уподобленный макрокосму, претендует на достижение пластичного и неизбывного бессмертия всем Родом — на интеграцию в вечный галактический бег: по Гераклиту, "нельзя дважды войти в одну и ту же струю, нельзя дважды коснуться одного и то же тела: наши тела текут, как ручьи". Сформировавшиеся складки тела индивида (как, впрочем, и "складки" (см.) на телесной организации рода) позволительно трактовать в качестве следов былых ранений и следствий неоднократных анатомо-физиологических реконструкций. Модификации изначального "тела" всего живого были созвучны обретению человеком самого себя.


>Так, по мысли Шопенгауэра, "первоначальная масса должна была пройти длинный ряд изменений, прежде чем мог раскрыться первый глаз". Далее же — иерархизация складок тела людей как итог кровопролитной и репрессивной историко-природной вивисекции в значимой степени предпослала потенциальную возможность и определенную неизбежность их социальной иерархии. (См. прояснение культурного смысла ротового отверстия — как вида складки в системе атрибутов власти, осуществленное Канетти: "... рот темен, желудок и кишки невидны. Никто не знает и никто не задумывается, что там происходит у него внутри. Этот самый изначальный процесс пожирания в основном покрыт тайной. Он начинается с тайны, с сознательного и активного выслеживания, и в тайной тьме тела завершается неосознанно и пассивно".) Жизненная важность К., ее зодиакальный подтекст как символа Весов — знака божественной законности и активной совести человека — придали также особое значение и цвету самой К. или красному (алому) цвету. — См. в комментариях к Исайе (63, 1—2): "Отчего же одеяние твое красно?" именно это по легенде спросили ангелы у Иисуса Христа в день его триумфального вознесения. Ответ известен: Тот, кто выходит "красным" из "давильного пресса" и есть Господь Бог.

А.А. Грицанов

психологический словарь
Старожил
Старожил
 
Сообщения: 4163
Зарегистрирован: Чт май 07, 2009 10:34 am

Пред.След.

Вернуться в Психологический словарь

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Atlant, Алексище, blackout, светлая_, Darlana, DeepShadow, ENTP, Exabot [Bot], Gabriela, GoGo [Bot], Google [Bot], Google Adsense [Bot], Istanaro, Joker, Kaith, Kuvaldos, Literax, Marat, Rambler [Bot], Romantic, verika, Yandex 3.0 [Bot], Yandex [Bot], Помазанник Божий, Феликс